Скопинский маньяк предложил жертве зачать ребенка. Его любовь становится угрозой - Международная Юридическая фирма «Трунов, Айвар и партнеры»
«ТРУНОВ, АЙВАР И ПАРТНЁРЫ»

Международная Юридическая фирма, основана в 2001 году

Скопинский маньяк предложил жертве зачать ребенка. Его любовь становится угрозой

23 марта 2021
33
Скопинский маньяк Виктор Мохов дал интервью Ксении Собчак. Во время часового разговора насильник признался в любви к одной из жертв и предложил второй зачать с ним еще одного ребенка. И даже если сейчас это просто шутка, то что будет дальше — вопрос. Юристы увидели в его словах основание, чтобы написать заявление в полицию.
 

«Надо заняться ею»

При разговоре о детях Елены Самохиной — одной из его жертв — Мохов удивился, что после плена она так и не родила снова.
 
«Катя там жила, не рожала, а Лена рожала. А сейчас наоборот получилось: Катя родила, а Лена нет. От меня родила и больше не рожает. Надо опять мне заняться ею»
Виктор Мохов.
Заключительную часть предложения Мохов сказал с улыбкой, а потом еще отметил, что до сих пор любит одну из своих жертв — Екатерину Мартынову. И слова скопинского маньяка звучат довольно угрожающе в контексте его биографии и всех действий, которые он совершал в 2000-х годах.
 

Для Мохова это норма

Психолог по тревожным расстройствам Павел Жавнеров в беседе с «360» напомнил, что маньяки по своей сути не осознают, что поступают плохо. В их мировоззрении они делают все правильно, то есть помогают или спасают. Во фразе Мохова «Надо опять мне заняться ею» он, скорее всего, в своем исковерканном представлении имел в виду помощь.
 
«То есть забеременеть не может, а он готов помочь человеку. Скорее всего, это фраза просто сказанная, как мысли вслух. Понятно, что он хотел бы „заняться ею“, ему понравился тот опыт, и он хотел бы его повторить. Вряд ли маньяк будет раскаиваться в содеянном и откажется от того, что он делает», — сказал Жавнеров.
 
По мнению собеседника «360», жизнь Мохова может развиваться по двум сценариям. Первый — найти компенсацию, то есть что-то похожее на то, что было у него с жертвами. Например, заведет отношения с более молодой женщиной или просто низкого роста. Второй, более мрачный: маньяк продолжит совершать преступления или думать о том, как делает это.
 
У большинства людей с психическими расстройствами отсутствует критичность мышления. Поэтому Мохов без страха высказывает мысли, которые для других звучат как угрозы, — например, «заняться ею».
 
В связи с этим он может рассказывать о своих действиях в 2000-х годах совершенно спокойно, как и делал это в интервью. Именно возникновение негативных эмоций останавливает человека, ведь тогда он понимает последствия. Но Мохов не видит последствий, и для него фраза про помощь совершенно нормальная. Как раз его удивило бы, что окружающие относятся к ней слишком трепетно.
 
«Представьте, что вы нашли наркотик, который именно для вас дает максимальный эффект. И потом отказаться от приема, когда впервые в жизни это ощутил, уже невозможно. То, что он говорит, — это отражение его желаний. Не факт, что он будет повторять. С этими женщинами повторять не будет, потому что это слишком опасно для него»
Павел Жавнеров.
По просьбе «360» физиономист Алексей Крутилин посмотрел момент ролика, где Мохов говорит о том, чтобы «заняться» Еленой Самохиной. Специалист обратил внимание, что у скопинского маньяка «нет ни грамма сожаления».
 
«Могу сделать вывод, что ни минуты сожаления у него нет. Это психопат, это человек с перевернутым мышлением, воображением. То, что для нас противоестественно, — убийство, насилие — для него это нормальное явление. Это как для нас сигарету выкурить», — сказал Крутилин.
 

Угроза или шутка?

Первый заместитель председателя президиума коллегии адвокатов «Трунов, Айвар и партнеры» Людмила Айвар в разговоре с «360» сказала, что с точки зрения лингвистики ничего подозрительного в высказывании Мохова нет. Но его жертвы имеют все основания считать, что Мохов будет их преследовать.
 
По словам Айвар, если его жертвы восприняли фразу скопинского маньяка как угрозу, то могут написать заявление в полицию. В документе важно уточнить: у них есть основания полагать, что он может совершить в их отношении насильственные действия.
 
«Я бы восприняла это как угрозу. Как воспримет это следствие… У нас они воспринимают сами знаете как: „Убьет — тогда приходите“. С точки зрения его личности это звучит как угроза»
Людмила Айвар.
Фразу Мохова адвокат назвала как минимум поводом для проведения проверки и опроса. Возможно, если таким заявлением займутся правоохранительные органы, Мохов впредь будет осознавать, что говорить не нужно.
 
Собеседница «360» отметила, что в России жертв преступлений защищают, только если есть реальная угроза. Например, маньяк повторно напал на них, пытался убить, насиловал и так далее. Вот тогда правоохранительные органы могут выставить охрану, переселить в другой город, поменять внешность и документы пострадавшей стороны.
 
«У нас психи защищены законом больше, чем нормальные люди», — заключила Айвар.
 
А пока Мохов живет обычной жизнью в том же доме, где держал двух девушек в 2000-х годах. Он утверждает, что все еще любит Мартынову, и даже на видео записал извинения. Сама Мартынова отказалась смотреть Мохову в глаза.
 
Рубрики
СМИ