Челобитная из Челобитьево (flb.ru) - Международная Юридическая фирма «Трунов, Айвар и партнеры»
«ТРУНОВ, АЙВАР И ПАРТНЁРЫ»

Международная Юридическая фирма, основана в 2001 году

Челобитная из Челобитьево (flb.ru)

2 августа 2012
85

Жители деревни Челобитьево, находящейся в двух километрах от столицы, в очередной раз обратились к властям с просьбой избавить их от обитателей многонационального самостроя. В местном «Чайнатауне», по словам людей, живут приезжие из Киргизии, Узбекистана, Таджикистана, Молдовы, множество цыган, открыто торгующих наркотиками. На незаконно занятой территории действуют около десятка объектов торговли и питания. Пищу готовят в антисанитарных условиях, здесь же идёт бойкая торговля просроченными продуктами, – пишет сайт «Свободная пресса».

– Живём в невыносимом запахе и беспрерывном страхе. Детей на улицу перестали выпускать, и сами по ней ходим с оглядкой. Многие из обитателей этого места ведут себя агрессивно, – рассказывает жительница деревни Ольга Ласкина. – Они жгут костры, гарь смешивается со зловонием – гремучая смесь! Мы задыхаемся. Форточки и окна открыть не можем. А ведь у многих дети.

– Там расположены вагончики, строительные бытовки, железные контейнеры. В них живут несколько сотен человек. Территория обнесена высоким забором, организованы контрольно-пропускные пункты, стоят охранники с рациями. Возле ворот установлен терминал для оплаты мобильной связи и банкомат. Вся окружающая «Чайнатаун» местность завалена кучами мусора и отходов. Часто между проживающими возникают ссоры, дерутся на ножах. Порой стреляют, – свидетельствует другая жительница Челобитьева Ирина Пирогова.

– В декабре 2008 года обитатели этого места подожгли примыкающее к «обители» здание. Прибывшие пожарные машины, из-за незаконно возведённых построек, несколько часов не могли подъехать к месту пожара. Мы боялись, что сгорят и наши дома. По счастливой случайности этого не произошло. Но с тех пор мы опасаемся за сохранность своих жилищ, – говорит Анна Огородникова.

– Собственные дома оказались для нас западнёй. Деревней завладели «гости». Мы «бомбардировали» жалобами местную полицию, отделение ФМС, прокуратуру, администрацию городского поселения. Полицейские сказали: «Мы приезжаем – наркотиками не торгуют. Не пойман – не вор. А с остальными мы ничего сделать не можем». Развели руками и «эфэмээсники»: «У них срок пребывания на территории РФ, составляющий 90 дней, не нарушен». Местная власть отделалась отписками. Правда, некоторые мои односельчане сдают им жильё, но таких меньшинство. Большая часть страдает от такого соседства,- перечисляет беды Евгения Варская.

Но «своя правда» есть и у обитателей незаконного поселения.

– Мы не от хорошей жизни здесь оказались. Куда удалось пристроиться – туда удалось. Я владею местом на Мытищинском рынке, содержу семью. Да, среди проживающих за забором есть и не очень хорошие люди. Но где их нет. В семье не без урода, – говорит уроженец Киргизии Жанардин Мурталиев.

Приехавший из Узбекистана Темир Пулатов солидарен с Жанардином: «Мы не повинны в том, что оказались здесь. А жителям нужно не на нас обижаться, а на власть, которая позволяет существовать таким объектам».

В администрации городского поселения Мытищи, в которое входит Челобитьево, не нашлось чиновников, способных поговорить о проблемах измученных селян.

В отделе УФМС России по Московской области в Мытищинском районе ответили, что не станут разговаривать о незаконно проживающих на территории деревни мигрантах.

Начальник отдела по взаимодействию с печатными, радио, интернет СМИ и общественностью ГУ МВД России по Московской области Алексей Никитин сказал, что ситуация в этой деревне находится на особом контроле и если мытищинские стражи порядка халатно относятся к своим обязанностям – людям нужно обратиться в областное ГУ МВД.

– Да обращались мы и туда, можно подумать высшее начальство не знало о халатности мытищинских полицаев, – досадливо произносит Ольга Ласкина.

Известный адвокат Игорь Трунов говорит, что первопричина ситуации, в которую попали челобитьевцы – «обтекаемый» закон, регулирующий миграционные потоки в нашу страну: «Он не служит инструментом, имеющимся во всех цивилизованных странах. Закон «сквозь пальцы» смотрит на институт миграции и не имеет даже чётких критериев миграционной политики. Во всём мире эти критерии достаточно жёсткие – государство знает, какие иностранцы ему нужны. Это, в основном, учёные и другие люди с высшим образованием, имеющие хорошую профессиональную подготовку. Им предоставляются льготные режимы приёма, трудоустройства и выдачи вида на жительство.

А наш закон представляет собой некую кашу, в которой проглядывает «здоровый» элемент в виде необходимости владения русским языком. В то же время это неполноценный критерий – к нам стекаются все, кто более-менее говорит по-русски, в том числе бездельники и проходимцы. Барьер, который не позволит таким мигрантам проникать в Россию, на законодательном уровне пока не выработан.

В то же время мигранты – питательная среда для коррупции, на них наживаются и чиновники, и полицейские.

Данная проблема характерна для всей страны. Она присутствует, например, на границе с Китаем, где китайцы возвели аналогичные поселения во многих местах. Таджикистан практически всех своих преступников выдавил в нашу страну. Да и из других экс-советских территорий криминальные элементы, благодаря российскому миграционному закону, перебрались к нам. Чувствуют себя здесь вольготно и свободно.

Если бы закон конкретно определял, за что и кого необходимо высылать, у чиновников и правоохранителей практически исчезли бы возможности получать взятки».

«СП»: – Но всё же, имеют ли теоретическую возможность власти ликвидировать сараечно-контейнерное поселение в Челобитьево?

– Имеют, поскольку это незаконное завладение территорией. Но даже если власть захочет это сделать, ей дадут по рукам. Такие поселения создают крупные, преимущественно строительные, компании для проживания там дешёвой рабочей силы. Они окажут активное противодействие «правильным» чиновникам. Владельцы компаний входят в бизнес и политические сообщества. Они тесно связаны с правоохранительной системой.

Повторю, власти, в большинстве, действуют совместно с этими компаниями. Весь рентабельный бизнес дружит с властью.

«СП»: – Есть ли у челобитьевцев другие возможности подвигнуть чиновников на решение их проблемы?

– Они вправе обратиться в суд с заявлением на бездействие местной администрации. Городской суд, наверняка, их жалобу не удовлетворит, но один из вышестоящих судов может принять положительно решение. Обяжет власть убрать сараи и контейнеры.

Анна Огородникова тяжело вздыхает: «Где ж взять денег на адвокатов, чтобы пройти столько судов?!»»

В декабре 2011 года в публикации «По доброй воле открыли свои двери…» Агентство федеральных расследований FLB рассказывало: «о подмосковной деревне, которую «оккупировали» чужеземцы, журналистам рассказал начальник ГУ МВД России по Московской области Николай Головкин. «Здесь поселились 20 тысяч гастарбайтеров!» – сообщил он во время недавнего брифинга. Но адреса не назвал. Чуть позже «Комсомольская правда» выяснила: речь – о деревне Челобитьево, что в Мытищинском районе.

Чтобы узнать, почему возникают такие поселения мигрантов и чем это грозит, туда отправился наш корреспондент.

ЗА ЗАБОРАМИ – «ГОСТИНИЦЫ»

У деревенской колонки – не бабы с ведрами, а пара таджиков с двумя двухсотлитровыми бочками.

– Жажда замучила? – спрашиваю, чтобы как-то начать разговор.

– Жажда замучила! – передразнивает меня таджик.

Понимаю, что задушевной беседы не будет, и на всякий случай говорю спасибо. А то вдруг посмотришь не так – и все, помощи просить будет не у кого.

Уже потом я выяснил, что бочки таджики везли домой. А поскольку в каждом доме по нескольку десятков жильцов, одним ведром воды явно не обойдешься.

Иду по Челобитьеву… Деревня небольшая, всего три улицы. Собаки не лают, петухи не кукарекают. Кругом звучит иностранная речь. Хлопают калитки домов: таджики, узбеки, киргизы вереницами плетутся к Мытищинской ярмарке. Многие здесь работают.

Вдоль улицы тянутся ограды выше человеческого роста, залитые бетоном с битым стеклом. Чтобы проникнуть внутрь, решаю напроситься якобы по нужде в один из домов на улице Колхозной. Ба, за забором целый «гостиничный городок»: конструкции из составленных друг на друга строительных вагончиков, опутанных стальными лестницами. Внутри вагончиков – нары, натянуты веревки, на которых сохнет чья-то постиранная роба. Тянет запахом плова и пота. Да, если только в одном таком вагончике живут десяток-другой иностранцев, понятно, что в деревне их запросто может быть несколько тысяч.

В центре двора – туалет с дюжиной раковин и отхожих мест, как в казарме.

«МЫ НЕ РЫПАЕМСЯ»

Весть о незваном журналисте облетела Челобитьево не с колокольным, как в старину, а с мобильным перезвоном. Кто-то увидел, как я снимаю «постоялый двор» на видео. Хозяин тут же примчался на BMW X6 из Москвы. Бросив элитный автомобиль на обочине, скрылся за калиткой своего владения.

– Он русский, в деревне не живет, давно квартиру купил в столице, – потихоньку просветил меня один из постояльцев «гостиницы». – Понавтыкал на своем участке и внутри комнат много-много видеокамер. Сидит дома в Москве и наблюдает за нами через монитор. Мы для него как участники ток-шоу, он нас даже друзьям по телевизору показывает.

А тем временем из-за поднявшегося шухера на территорию владения перестали пускать даже постояльцев. У калитки скопились иностранцы. И вдруг, получив какие-то инструкции по телефону, они устроили флешмоб – одновременно шарахнулись в кусты.

За день в Челобитьеве мне встретились лишь трое коренных жителей. Оказалось, самым криминогенным они считают край Лесной улицы. Здесь обосновались цыгане.

– Таджики и узбеки в общем-то безопаснее цыган, – рассуждает Николай, один из местных мужиков. – Не озорничают. Только деревню окончательно загадили. Мусором даже речку закидали!

Николай говорит, что с радостью бы выпроводил из деревни иностранных гостей, да не выйдет, свои же не дадут.

Большинство жителей сдают им комнату или угол, потому мы и не рыпаемся, – вздыхает он. – С большинством не поспоришь. Ведь каждый постоялец платит по 3 – 3,5 тысячи рублей в месяц – а если их 80 человек, то сами понимаете. Летом мы в очередной раз пожаловались. Полицейские устроили маски-шоу – окружили деревню. Мигранты – наутек. Всю капусту в огородах вытоптали, так и скакали через заборы. Полицейские мало кого изловили и махнули рукой: это ваша проблема, договаривайтесь с соседями. Вот и весь сказ.

Многие, кто не хочет жить среди мигрантов, пытаются уехать. На краю Лесной улицы смотрит окнами на Осташковское шоссе добротный деревенский дом. На заборе пыльное пятиметровое полотнище – объявление о продаже участка.

– Дом отстроен в 1992 году, площадь 290 квадратных метров, 11 соток земли. Продам за 14 миллионов рублей, – устало повторяет в телефонном разговоре хозяин жилья Сергей. – Дорого? Тут так земля стоит.

– А почему уезжаете? Мигранты досаждают?

– Нет, просто мне в городе жить удобнее, – уходит от ответа мужчина. Впрочем, его можно понять: скажешь про засилье гастарбайтеров – упадет цена.

ЗА ОГРАДУ ХОДУ НЕТ

Сотрудники Федеральной миграционной службы о житье-бытье в Челобитьеве знают. Инспекторы ФМС ежедневно дежурят неподалеку, у Мытищинской ярмарки. Помогают гастарбайтерам зарегистрироваться. Да и так, на всякий случай: все-таки деревня особенная, мигрантов здесь большинство.

– Таких «гостиниц», которые вы видели, в Челобитьеве пять, – рассказывает старший инспектор отдела контроля за прибывшими иностранными гражданами УФМС России по Московской области Вадим Яровиков. – В каждой стоит на учете по 80 мигрантов. В остальных домах деревни по трое-четверо постояльцев.

Год назад полтыщи человек жили рядом с Челобитьевом в поле, в самодельных бараках. У них были своя хлебопекарня и мечеть из старых покрышек. Хлебопекарня сгорела, а хибары снесли бульдозерами по решению суда. Часть незаконных мигрантов выдворили из России. Но большинство легализовались, нашли приют у местных жителей, которые прописали приезжих в своих домах.

– С одной стороны, это хорошо, – говорит Вадим Яровиков. – Нет незаконных поселений, а легальный мигрант ежемесячно платит по тысяче рублей налога за продление патента на работу. Через год он должен вернуться на родину.

Только вот возвращаются не все. Тысячи азиатов остаются. Почему? Потому что хозяева втихую могут дать угол мигранту и без регистрации, получая с него те же деньги.

Бороться с этим инспекторам ФМС непросто: шагнуть в ворота частного дома без санкции прокурора и решения суда они не имеют права. А если разрешение есть, о проверке обязаны предупредить хозяина. Понятно, что ждать инспекторов нелегальные квартиранты не будут, не дураки.

– А правда, что в Челобитьеве живут аж 20 000 мигрантов, как заявляют в МВД? – спрашиваю Вадима Яровикова.

Официально поставлено на миграционный учет 370 иностранных граждан, – отвечает он. – Летом, конечно, сюда приезжает больше народа…

Словом, пересчитать всех ночующих в Челобитьеве по головам не могут ни МВД, ни ФМС. Тем более окончательно выпроводить тех, кто живет здесь незаконно.

ПОБЛИЖЕ К МЕСТУ РАБОТЫ

Таких «точек», как Челобитьево, в Московской области немало. Как правило, мигранты снимают жилье недалеко от крупных предприятий, рынков, строек. Жалобы идут от местных жителей микрорайона «Первое Мая» в Балашихе, есть проблемы в Красногорском районе (Павшинская пойма), в районе Кузнечики (Подольский район), где мигранты строят жилье для военных. Подобная ситуация в Долгопрудном у плодоовощной базы «Вегета», откуда развозят овощи и фрукты по Москве и области. Словом, стихийные и зачастую нелегальные «гостиницы» возникают везде, где нужна дешевая рабочая сила.

Кстати, в Госдуме уже лежит проект закона, который ограничивает число зарегистрированных в одной квартире или на одном земельном участке. За «лишних» обитателей придется платить налог. Тогда поселковые домовладельцы наверняка потеряют своих непритязательных жильцов и будут вынуждены искать другие источники дохода. Правда, едва ли можно предусмотреть все лазейки, какие найдут после этого владельцы сельских «гостиниц».

Увы, без приезжей рабочей силы мы обойтись не можем. Но и расселять мигрантов по домам частников не дело. Возможно, выручат дешевые общежития, куда вход для сотрудника ФМС или МВД будет круглосуточным. Причем строиться они должны обязательно при участии государства, с соблюдением всех норм. Иначе у работодателей будет соблазн устроить «потайные комнаты» для нелегалов или наскоро сколотить лагерные бараки. Если мигранты будут под присмотром, у нас будет меньше безработных, а среди гастарбайтеров – преступников.

СПРАВКА «КП»

Деревня Челобитьево упоминается в архивах с XV столетия. В ее купчей грамоте значится, что «Роман Олексеевич купил… у дьяка у Олексея Горы у Филиппова сына село Челобитьево, его куплю, в Московском уезде…». Тогда село было оценено в «95 рублей и шубу на куньем меху». Ярославская дорога проходила через Тайнинское, где по дороге в Троицкий монастырь останавливался для богомолья в путевом дворце царь Иоанн Грозный. Звон колоколов извещал жителей нынешних Мытищ о приближении царя. Они собирались для подачи жалоб. Били челом царю. Отсюда – название деревни. К ХХ веку она разрослась до 200 дворов, в которых проживали 466 человек.

ТОЛЬКО ЦИФРЫ

В этом году на всю Московскую область выдано 250 тысяч квот. При этом предприниматели просили 450 000. Значит, сейчас в области не менее 200 тысяч нелегалов. Летом, как признают в УФМС, еще больше – порядка 350 тысяч.

КОМПЕТЕНТНО

Алексей СЫЧЕВ, заместитель начальника УФМС России по Московской области: «Сдавать жилье им выгоднее, чем работать»

– В ФМС поступает большое количество жалоб на мигрантов от граждан, которые живут в деревне Челобитьево. Оно перенаселено иностранцами. Они нарушают санитарно-эпидемиологические правила, возможно, совершают различные правонарушения. Наши инспекторы ежедневно дежурят в этом населенном пункте. Да, закон не запрещает сдавать жилье. Но должны быть договоры, хозяева обязаны платить налоги и обеспечивать постояльцам нормальные условия для проживания. Не может человек жить на трех квадратных метрах!

Кроме того, подобные «гостиницы» могут стать рассадником различных заболеваний. Тут нужна помощь муниципальных, налоговых ведомств. Важно, чтобы они выяснили, платят ли налоги с дохода от размещения в своих домах граждан жители деревни Челобитьево. Кстати, здесь есть работа и для других ведомств. Например, сотрудники МЧС могут обратить внимание на безопасность отопления этих домов, а инспекторы Роспотребнадзора – уточнить, соблюдаются ли в этих «гостиницах» санитарно-эпидемиологические нормы.

И вообще складывается странная ситуация. На рынке труда есть вакансии, и их предлагают в первую очередь коренным жителям. Но ежегодно мы наблюдаем другую картину: по Московской области – 70 – 80 тысяч безработных. Людям выгоднее сдавать жилье и землю мигрантам и получать пособие на бирже труда, чем занимать существующие вакансии.

КСТАТИ

На переселении иностранцев в общаги бюджет может заработать миллиарды

Больше всего мигрантов – в Мытищинском районе – 46 648 человек. Это официальная цифра. Реальная наверняка больше.

– В советское время Мытищинский район заселялся в основном трудовыми мигрантами со всего СССР, – говорит Станислав Чернышев, председатель Комитета по трудовым ресурсам и миграционной политике Торгово-промышленной палаты Московской области. – В районе бурно развивалась промышленность. Были открыты крупнейший производитель вагонов метро «Метровагонмаш», химзавод, лифтовый завод, предприятие по производству полимеров, машиностроительный завод и завод сувенирных изделий «Знак». Эти предприятия строили дома для специалистов.

Увы, сегодняшние мигранты не пытаются ассимилироваться в России, выучить язык, зарегистрироваться. Они просто хотят поселиться поближе к крупным предприятиям и рынкам, чтобы заработать денег.

Чтобы упорядочить все это, надо открывать частную биржу труда. Чтобы у мигрантов был мотив легализоваться, чтобы они не стояли у трасс, ожидая случайной работы. Туда же смогут обращаться и предприниматели, которым нужны работники. Кое-что делается. Торгово-промышленная палата Московской области заключила соглашение с ФМС по Московской области. При частных биржах труда планируется организовать прием иностранных граждан. Здесь будут решать вопрос не только с работой, но и с переподготовкой (обучением другой профессии на базе колледжей), временным жильем. За аренду комнат в общежитиях предполагается брать с каждого мигранта плату в пределах 3 тысяч в месяц.

Учитывая, что за 11 месяцев текущего года жители Московской области по доброй воле открыли двери своих домов для 808 000 иностранных мигрантов (а сколько еще нелегально ютятся по бывшим курятникам, подвалам, чердакам), только за аренду можно выручать почти 3 миллиарда рублей. Нелишние деньги для бюджета любого региона»."