Вредный шум «Официального обвинения нет, и нет официального оправдания» (chaskor.ru) - Международная Юридическая фирма «Трунов, Айвар и партнеры»
«ТРУНОВ, АЙВАР И ПАРТНЁРЫ»

Международная Юридическая фирма, основана в 2001 году

Вредный шум «Официального обвинения нет, и нет официального оправдания» (chaskor.ru)

14 мая 2010
12

Скандал вокруг аварии на Ленинском проспекте оживился благодаря новой порции информации: ГУВД опубликовал результаты технической экспертизы, проводимой в рамках следственных мероприятий по делу об аварии, в которой погибли два врача; авария произошла на полосе Mercedes. В МВД пока не готовы назвать виновных в происшествии, следовательно, не могут назвать и пострадавших.

Во вторник публика была не на шутку озадачена подобным заявлением ГУВД Москвы, опубликованном через «Интерфакс». СМИ тут же приравняли это к сообщению о виновности водителя Citroёn, и дискуссия поднялась. Представители министерства внутренних дел достаточно быстро сообщили в ответ, что следственные мероприятия ещё не завершены, и следствие продолжается. Читать: «В столкновении виновна водитель Citroёn, поскольку оно произошло на полосе Mercedes — преждевременно».

Сергей Канаев, руководитель московского представительства Федерации автовладельцев России, которая, как известно, провела собственное независимое расследование обстоятельств аварии на Ленинском проспекте, прокомментировал «Частному корреспонденту» эту информацию так:

— Станислав Лагойко сообщил нам, что никаких результатов экспертизы они не оглашали. Есть мнение, что возвращение к теме — своего рода вброс информации в массы, чтоб можно было проанализировать реакцию СМИ и публики. Дальнейший ход дела во многом зависит от общественного резонанса.

Эту же причину шума поддерживает родственник погибшей Ольги Александриной, Сергей Иванович Александрин, её отец, и добавляет:

— Результаты экспертизы, если они есть, нами будут опротестованы. Экспертиза проводилась закрыто, с её материалами нас никто не ознакомил. Идёт ведомственное расследование, совершенно закрытое. Его цель — доказательство изначально выдвинутого обвинения в адрес водителя Citroёn, дескать, она выехала на встречную полосу. Всё списывается на погибшего человека, и дело закрывают.

Благодаря участию в ДТП вице-президента компании ЛУКОЙЛ делу добавили секретности, это мнение не только Сергея Александрина. Он сообщил, что адвокаты сторон дали подписку о неразглашении информации. Знакомиться с результатами этапов дела, с экспертизами и заключениями могут тоже далеко не многие. Из-за непрояснённого статуса погибшей Ольги Александриной, водителя Citroёn, её родственники к ознакомлению с заключениями не допускаются. Но есть пострадавшая — Вера Сидельникова. Александрин говорит, что благодаря защите её родственников он имеет возможность быть в курсе хода следствия.

 

Изображение внутри записи
«То, что первый звонок Баркова был начальнику службы безопасности ЛУКОЙЛа — это 1000 процентов. То, что именно он улаживал на месте — и те первые данные которые были в прессе сказаны с его слов, тоже не вызывает сомнения! Обычно такие посты занимают бывшие, но отнюдь не потерявшие «связи» сотрудники МВД, а в данном случае думаю ФСБ. Очень уж оперативно пропала видеозапись, которая могла бы снять все вопросы. И если бы на встречную выехал Citroёn то думаю не прошло бы и получаса как мы бы наблюдали данную запись дабы не очернять имя вице президента крупной компании».
Изображение внутри записи

Список вопросов, убедительные ответы на которые по-прежнему отсутствуют, озвучил Сергей Канаев, и он (список) достаточно велик:

— Огромное количество косвенных улик: отсутствие видеозаписи, заявление сотрудника ГИБДД, заявление господина Баркова, невозбуждение уголовного дела сразу. До сих пор не ясно, кто был за рулём, почему машина с места преступления отправилась не на экспертизу, а в гараж того ведомства, за которым она закреплена.

Канаев озвучивает темы, которые активно обсуждала общественность. Он говорит, что представители ЛУКОЙЛа от обвинений отказываются до смешного поверхностно и безапелляционно. И хотя отмечает некоторое признание ими своих ошибок, понимает, что их поведение и количество неясных вопросов лишь затягивают расследование.

— У независимого расследования уже есть результаты? Информация из официальных источников с ними совпадает? — спрашиваю я у него.

— Результаты нашего расследования мы сможем озвучить только после того, как будут оглашены результаты официального следствия, другого варианта нет. По вполне объяснимым причинам мы не можем быть знакомы со всеми материалами дела, у нас есть доступ лишь к тем документам, по которым проходят свидетели. ФАР выступает на стороне их интересов.

СМИ сообщали, что виновные могут быть названы до конца апреля (это момент истечения срока предварительного расследования), и ссылались на правоохранительные органы. Недавно стало известно о продлении его сроков до 27 июня, об этом сообщил адвокат водителя Mercedes Гарри Мирзоян. Это же подтвердил адвокат Александрина Игорь Трунов.

Станислав Лагойко не стал распространяться о сроках окончания предварительного расследования: «Оно ведётся до полного выяснения всех обстоятельств дела. В суд материалы передаются только после установления вины одного из участников». О дальнейшем ходе следственных мероприятий в таких случаях спрашивать бесполезно, и Станислав Олегович в нашем коротком разговоре это подтвердил: «Информацию о ходе следствия я не комментирую».

 

Изображение внутри записи
«Я проезжал мимо минут через 20―30 после аварии. Подтверждаю — мерин стоял на широкой разделительной полосе, которую почему-то называют резервной, а ситрик — на своей, развернувшись от удара. Мерин ехал в центр и явно объезжал пробку по разделительной или по встречке. Езжу там постоянно и наблюдаю эти гонки по разделительной каждый день. По пути слушал радио, где говорили, что ГУВД начало сразу же отмазывать водилу мерина, что типа девушка на «ситре» на «встречку» выехала. И это враньё началось сразу же, ещё часа не прошло после аварии. И в эфир начали звонить люди, которые, как и я, по Ленинскому ехали в этот момент, и рассказывать, как всё выглядело на самом деле».
Изображение внутри записи

Сообщения, что ДТП на Ленинском произошло по вине выскочившего на разделительную полосу Mercedes, звучавшие в эфирах радиостанций сразу после происшествия, сегодня практически бессмысленны. К моменту начала расследования свидетелей, желающих дать показания, стало гораздо меньше, чем в день аварии. «Частный корреспондент» уже сообщал, что один из привлечённых свидетелей вообще отказался их давать. Об этом его попросил работодатель.

У независимого расследования тоже есть свидетели, которые видели, как Mercedes выезжал на встречную полосу, однако момент столкновения не может подтвердить никто, как ни странно. При этом поведение Citroёn свидетели называют адекватным: машина шла в своей полосе, с нормальной скоростью и соблюдением правил движения в потоке. А выезд Mercedes на чужую полосу свидетели называют резким.

По мнению Сергея Александрина, следствие не занимается главным — поиском записей с видео камер: «Они есть, они не исчезли, просто с самого начала на это было наложено табу. Вот вся проблема». И предсказуемо напрашивается вывод о предвзятости следствия.

Начальник управления ГИБДД ГУВД Москвы Сергей Казанцев на брифинге 5 марта сообщил, что на этом участке дороги расположено три видео камеры, они призваны следить за движением на Третьем транспортном кольце. Одна из них вполне могла бы зафиксировать участников ДТП, если бы не рекламный щит, перекрывший обзор. При этом Казанцев не забыл отметить, что щит установлен «в полном соответствии со всеми ГОСТами». Игорь Трунов ранее заявлял, что в этом месте Ленинского проспекта порядка 15 камер. Однако эту информацию никто так и не прокомментировал.

Полученные господином Барковым травмы дают общественности и некоторым фигурантам дела основание полагать, что вице-президент компании ЛУКОЙЛ находился в момент аварии вовсе не на заднем сидении Mercedes. Эта тема была также широко обсуждаема: у пострадавшего травмирована левая нога и нос. Господин Трунов уже сообщал, что вице-президент ЛУКОЙЛа во время аварии сидел на переднем пассажирском сидении. В это же время, по сообщению представителей независимого расследования, есть свидетели, которые видели, что сразу после аварии охранник вышел из машины к водительской двери.

— Во вторник состоялась очная ставка, кто был приглашён, какие цели она преследовала? — снова задаю вопрос Сергею Канаеву.

— Были представители ЛУКОЙЛа: водитель и охранник, были свидетели со своими представителями защиты, был Лагойко, наши эксперты. Я не могу делиться подробностями, но целью очной ставки являлось установление истинности показаний свидетелей и участников ДТП, подтверждение участия фигурантов дела в происшествии.

Представителей со стороны Citroёn не было. Вчера Станислав Лагойко сделал заявление, что господин Трунов пока ещё не ознакомился с материалами дела, не приходил в следственные органы и не предоставил доверенность на защиту интересов.

Следователь по делу о ДТП на Ленинском действительно подтвердил слова Канаева: «Ни его, ни его адвокатского ордера я не видел, и кто такой господин Трунов в этом деле, мне неизвестно». И добавил, что Трунов в основном занимается общением с прессой и публичными заявлениями, а реально пострадавшую сторону представляют другие адвокаты. Они, к счастью, скромны, к публичности не стремятся.

Впрочем, очная ставка — это процедура, которая призвана установить отсутствие противоречий в следствии. Допрашиваемым поочерёдно предлагается дать показания в отношении тех обстоятельств, для выяснения которых они приглашены. И если имеются противоречия, следствие продолжает подтверждать или опровергать свидетельства сторон документами, видеосъёмкой, привлечением дополнительных свидетелей. В силу того, что со стороны пострадавших все мертвы, допрашивать некого, кроме свидетелей и участников происшествия. Этот маленький экскурс в следственные будни провёл для меня бывший сотрудник правоохранительных органов, бывший начальник ОВД и предложил ознакомиться с порядком следственных действий и правилами проведения очной ставки, предусмотренными Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации.

А в отношении Трунова ситуацию прокомментировал Сергей Александрин:

— Господин Трунов является руководителем адвокатской конторы, — пояснил он, — и по мере необходимости в дело включаются адвокаты, которые там работают. С результатами следствия есть, кому знакомиться. Трунов не предоставлял адвокатский ордер для того, чтобы иметь возможность озвучивать дело.

 

Изображение внутри записи
Трагедия, случившаяся утром 25 февраля на Ленинском проспекте, потрясла общество. Mercedes представительского класса, в котором находился вице-президент ЛУКОЙЛа Анатолий Барков, в лоб столкнулся с малолитражным Citroёn, где находились две сотрудницы Научного центра акушерства, гинекологии и перинатологии — врач Ольга Александрина и профессор медицины Вера Сидельникова. 36-летняя Ольга скончалась на месте, 72-летняя Вера Сидельникова умерла в больнице от полученных травм. 61-летний Барков и 51-летний водитель отделались незначительными ушибами.
Изображение внутри записи

Сергей Иванович сказал, что Игорь Трунов заявил на пресс-конференции два дня назад о готовящемся обращении в Европейский суд в Страсбурге. По мнению защиты пострадавших, дело ведётся с огромными нарушениями, и ждать адекватных результатов просто не имеет смысла.

— Тут других перспектив нет. Прокуратура поддерживает продление следствия, всё вроде бы по закону, и дело тянется, — добавил он.

ФАР собирается обратиться к следственным органам и представителям ЛУКОЙЛа с тем, чтобы результаты расследования были переданы на оценку независимым общественным экспертам.

— Это должны быть люди грамотные юридически и технически, ориентирующиеся в нюансах подобных дел. От них требуется ответ на один единственный вопрос: убедили их материалы официального следствия в том, что дело раскрыто, а виновность одной из сторон доказана, или нет. Тогда можно будет решать, что делать дальше, — сообщил Сергей Канаев.

Уголовное дело по факту аварии на Ленинском проспекте было возбуждено 27 февраля 2010 года и продлено через два месяца. Согласно 5 пункту 162 статьи уголовно-процессуального кодекса Российской федерации по уголовным делам, расследование которых представляет особенную сложность, срок предварительных следственных действий максимально может быть продлён до 12 месяцев. Дальнейшее его продление невозможно без участия председателя Следственного комитета прокуратуры.