Радиостанция «Эхо Москвы»: Интервью, 12.01.2007 о расследовании убийства зам. пред. ЦБ Андрея Козлова. - Международная Юридическая фирма «Трунов, Айвар и партнеры»
«ТРУНОВ, АЙВАР И ПАРТНЁРЫ»

Международная Юридическая фирма, основана в 2001 году

Радиостанция «Эхо Москвы»: Интервью, 12.01.2007 о расследовании убийства зам. пред. ЦБ Андрея Козлова.

12 января 2007
55

Ведущие: Ольга Бычкова
Гости: Игорь Трунов
адвокат Алексея Френкеля, обвиняемого в организации убийства А. Козлова

12.01.2007

О. БЫЧКОВА: У микрофона Ольга Бычкова, доброе утро, в студии звукорежиссер Наталья Селиванова. Итак, мы будем говорить о расследовании убийства зам. пред. ЦБ Андрея Козлова. Вы знаете, что накануне стало известно, генеральная прокуратура назвала имя предполагаемого заказчика убийства Козлова, это, как утверждает Генеральная прокуратура, Алексей Френкель, который был задержан. И сегодня меньше, чем через час, Басманный суд Москвы должен рассмотреть вопрос о выдаче санкций на его арест. Также стало известно о некой Лиане Аскеровой, которая официально не является сотрудником какой-либо банковской структуры, была также задержана, сегодня тоже будет рассматриваться ее вопрос в суде. А мы сейчас поговорим обо всем об этом с адвокатом Алексея Френкеля Игорем Труновым. Игорь, добрый день.

И. ТРУНОВ: Добрый день.

О. БЫЧКОВА: Итак, действительно, судебное заседание в Басманном суде начнется в 12 часов сегодня, да?

И. ТРУНОВ: Первое судебное заседание уже началось по Аскеровой, оно идет.

О. БЫЧКОВА: По Аскеровой уже идет?

И. ТРУНОВ: Да, Аскерову завели в зал судебного заседания, журналистов не допускают. Второе заседание, мы ждем начала меньше, чем через час.

О. БЫЧКОВА: Скажите, пожалуйста, вначале, кто это такая, Лиана Аскерова, что вам известно о ней?

И. ТРУНОВ: Вы знаете, она никакого отношения к профессиональной деятельности не имеет, ничего о ней мне не известно.

О. БЫЧКОВА: Но, тем не менее, она задержана, может быть, арестована, если будет принято такое решение?

И. ТРУНОВ: Тем не менее, ей предъявлены определенные претензии, она сейчас проходит в качестве подозреваемого, адвокат, который представляет ее интересы, с ней, к сожалению, встретиться не смог, тоже не обладает никакой информацией.

О. БЫЧКОВА: С ней встретиться не смог так же, как вы не смогли встретиться с Алексеем Френкелем?

И. ТРУНОВ: Да, к сожалению, это политика Генеральной прокуратуры, которая умолчала фамилию задержанного, непонятно, из каких соображений. Мне это понятно, из каких соображений.

О. БЫЧКОВА: Из каких?

И. ТРУНОВ: Это недопущение своевременно защитника участию в деле, непредоставление надлежащей юридической помощи, т.е. его задержали вчера в час дня, все это время шли с ним определенные следственные процессуальные действия.

О. БЫЧКОВА: Подождите, его задержали вчера в час дня?

И. ТРУНОВ: В час ночи, в час ночи, виноват.

О. БЫЧКОВА: В час ночи, конечно.

И. ТРУНОВ: Да, и фамилию не сообщили, ни родственники, никто не знали, где он находится, что происходит, фамилия его не упоминалась, только в четыре часа вечера мы узнали, что ему предъявлено обвинение. В четыре часа дня я попытался связаться с прокуратурой, попытался принять участие в тех процессуальных действиях, которые велись с его участием, но сославшись на позднее время, доступа я не получил. Сейчас в суде я также поставил этот вопрос, также получил отказ. Поэтому то, что фамилия не упоминается, это связано с одним, с тем, что нарушаются его права по предоставлению своевременной юридической помощи.

О. БЫЧКОВА: А вы уже работали с Алексеем Френкелем как адвокат или он к вам первый раз обратился?

И. ТРУНОВ: Да, я работал с Алексеем Френкелем как адвокат по другим гражданско-правовым делам.

О. БЫЧКОВА: Понятно, т.е. на сегодняшний, на этот момент, на четверть 12-го, вы его еще ни разу не видели, в этом деле?

И. ТРУНОВ: Да, на сегодняшний день мы слышали только победные реляции Генеральной прокуратуры, голословные утверждения, на самом деле, это только лишь подозрения, которые нельзя в такой форме подавать, потому что эти подозрения ничего под собой еще не несут, это утверждение одной из сторон, стороны обвинения, вне зависимости от должностных полномочий той или иной стороны, это односторонне.

О. БЫЧКОВА: Все-таки что вам известно об основаниях и об обвинениях, которые выдвигает прокуратура? Вам официально что сообщалось?

И. ТРУНОВ: Мне бы, конечно, хотелось, наверное, как и вам, посмотреть эти процессуальные документы, те обвинения, которые выдвигаются, доказательства, которые имеются. Поэтому изучив эти документы, конечно, аргументированно можно говорить о том, насколько они состоятельны, насколько они полновесны, насколько они существенны. Пока что, к огромному сожалению, прорваться через эти кордоны не удается, доступ даже получить к моему подзащитному также не удается.

О. БЫЧКОВА: Подождите, вы хотите сказать, что вы не только с вашим подзащитным еще не виделись, вы не получили вообще никаких бумаг и никакой возможности с ними ознакомиться у Генпрокуратуры?

И. ТРУНОВ: Естественно, я не получил ничего, даже не получил материалов о мере пресечения, которая сейчас начнет рассмотрение, через несколько минут. Я был у судьи, говорю, его доставили, дайте возможность встретиться. Мне отказали, я сказал, что предоставьте.

О. БЫЧКОВА: На каком основании вам отказали?

И. ТРУНОВ: Вы понимаете, здесь вопрос как стоит, суду вопросы не задают, вам отказали, а почему, суд не должен ничего объяснять, поэтому догадайся сам, называется. Отказали и все. Я сходил к председателю суда, но получил аналогичный отказ, поэтому, скорей всего, мне удастся с ним переговорить уже непосредственно в процессе избрания меры пресечения. Это, конечно, грубейшее нарушение.

О. БЫЧКОВА: Т.е. в зале буквально?

И. ТРУНОВ: Да, в зале суда.

О. БЫЧКОВА: А вы уверены, что вас тогда, в таком случае, допустят в зал суда?

И. ТРУНОВ: Я не знаю, я предъявил процессуальный документ, свой ордер, ходатайство, естественно, это обязанность, но насколько эта обязанность будет исполнена, конечно, для меня также остается загадкой, как и для тех родственников, которые собрались здесь.

О. БЫЧКОВА: Я напомню нашим слушателям, что в прямом эфире «Эха Москвы» по телефону адвокат Игорь Трунов, он защищает Алексея Френкеля, которого обвиняют в организации убийства зам. пред. ЦБ Андрея Козлова. Скажите, пожалуйста, вообще Алексей Френкель до вчерашнего дня или до предыдущей ночи, когда он был задержан, он чем вообще занимался?

И. ТРУНОВ: Он занимается предпринимательской деятельностью, в той или иной мере, т.е. сказать о том, что у него была одна должность или одни обязанности, достаточно сложно, я не отслеживал его карьерный рост, потому что я профессиональный юрист, консультирую по тем вопросам, которые возникают.

О. БЫЧКОВА: Т.е. известно, что он занимался банковской деятельностью?

И. ТРУНОВ: Конечно.

О. БЫЧКОВА: Был председателем правления «ВИП-Банка».

И. ТРУНОВ: Это известный, общеизвестный факт, что он занимался банковской.

О. БЫЧКОВА: Это общеизвестный факт, да, но в последние, скажем, недели или месяцы не было каких-то признаков того, что, скажем, господин Френкель оказался в поле зрения следствия?

И. ТРУНОВ: В том, что ситуация нагнеталась, определенные признаки были, конечно, появились голословные, необоснованные заявления о том, что он занимался отмыванием денег, еще какие-то непонятные вещи. И мы готовили по этому поводу ряд исков о защите чести и достоинства, потому что это было абсолютно необоснованно и голословно. Но судя по тому, что…

О. БЫЧКОВА: А обвинения были с чьей стороны в отмывании денег?

И. ТРУНОВ: СМИ делали определенные заявления, поэтому, естественно, что просто так ничего не бывает, и мы работали над тем, чтобы пресечь это, но это перешло в такую форму.

О. БЫЧКОВА: Владельцем каких компаний сейчас является Френкель?

И. ТРУНОВ: Я не готов вам сказать, потому что я не отслеживал его карьерный рост, те занятия, которыми он занимался.

О. БЫЧКОВА: По каким делам вы его защищали до этого?

И. ТРУНОВ: Это гражданско-правовые дела, консультировал по арбитражным процессам.

О. БЫЧКОВА: Т.е. это были какие-то споры, да, судебные?

И. ТРУНОВ: Естественно, те разговоры, которые сейчас ведутся, это все гражданско-правовые отношения, которые нельзя расценивать как основания для совершения криминальных действий.

О. БЫЧКОВА: Например, например, какие?

И. ТРУНОВ: Т.е. он прекрасно понимал, отдавал себе отчет.

О. БЫЧКОВА: Например?

И. ТРУНОВ: Гражданско-правовые отношения решаются в суде, а не где-либо в другом месте.

О. БЫЧКОВА: Например, какие арбитражные дела?

И. ТРУНОВ: Например, то, что отозвали лицензию у того или иного банка, или еще какие-то.

О. БЫЧКОВА: Он пытался это оспорить?

И. ТРУНОВ: А?

О. БЫЧКОВА: Он пытался это оспорить?

И. ТРУНОВ: Он не пытался это оспорить, он это оспаривал, сейчас эти процессы еще идут, в той или иной степени.

О. БЫЧКОВА: Т.е. там еще точки не поставлены?

И. ТРУНОВ: Да, там точки еще не поставлены, конечно, это гражданско-правовые отношения.

О. БЫЧКОВА: Т.е. можно сказать, что все равно все это происходит в рамке одних и тех же дел, да, если я вас правильно поняла? Т.е. это отзывы лицензий у тех же самых банков, которые фигурируют?

И. ТРУНОВ: Да-да.

О. БЫЧКОВА: В ситуациях с отмыванием денег и которые фигурируют, в конечном счете, в деле, в деле Козлова?

И. ТРУНОВ: В той или иной мере, там есть и дела, которые не связаны с Козловым.

О. БЫЧКОВА: Понятно. Скажите, пожалуйста, как вы видите дальнейшее развитие этой ситуации?

И. ТРУНОВ: Сейчас наиболее острый вопрос – это, конечно, мера пресечения. Мы знаем, что такое Басманный суд, который рассматривает меру пресечения, знаем излишнюю жестокость и жесткость нашей правоохранительной и судебной системы, систему при избрании меры пресечения, то кошмарное, то содержание наших подследственных в этих пыточных камерах, поэтому наиболее острый вопрос – это, конечно, содержание.

О. БЫЧКОВА: Пыточные камеры…

И. ТРУНОВ: В тюрьме под стражей, и мы намерены…

О. БЫЧКОВА: Вы имеете в виду СИЗО?

И. ТРУНОВ: Добиваться того, чтобы, конечно, это была либо подписка о невыезде, либо залог, либо любая аналогичная мера пресечения, не связанная с содержанием в тюрьме.

О. БЫЧКОВА: Почему, почему это решение о мере пресечения принимается фактически через полтора дня после задержания? Что происходило в эти предыдущие сутки с лишним?

И. ТРУНОВ: Мы будем ставить вопрос и ходатайствовать о том, чтобы рассмотрение было перенесено, потому что защита не готова, конечно, мы хотели бы представить определенные доказательства того, что мера пресечения должна быть не связана с арестом, для этого нам нужно время, потому что времени даже встретиться не предоставили. Тем не менее, прокуратура в ускоренном темпе ведет этот процесс.

О. БЫЧКОВА: Но вам известно, что, например, вчера было с господином Френкелем, когда он был задержан?

И. ТРУНОВ: Встретиться не удалось, ничего не известно.

О. БЫЧКОВА: А он что-нибудь рассказывал, я не знаю, своей жене, он звонил по телефону?

И. ТРУНОВ: Как он мог рассказать, если с ним встретиться не удалось?

О. БЫЧКОВА: Но он даже не говорил по телефону ни с кем?

И. ТРУНОВ: Да какой телефон, он в тюрьме сидит на Петровке, 38.

О. БЫЧКОВА: Нет, я вас спрашиваю, я же не знаю, он сидит на Петровке?

И. ТРУНОВ: Как не знаю, когда в тюрьме, тогда по телефону, особенно в начале следствия, поговорить не удается.

О. БЫЧКОВА: Потому что были, например, сообщения в СМИ, на информационных лентах, что его допрашивали все это время, можно предположить, что это так, но откуда это известно?

И. ТРУНОВ: Его допрашивали, это ясное дело, это я считаю нарушением, во-первых, то, что его допрашивали ночью, это нарушение уголовно-процессуального кодекса.

О. БЫЧКОВА: Но откуда известно, что его допрашивали ночью?

И. ТРУНОВ: Он был задержан не один, тех, кого с ним задержали, их отпустили, я с ними встречался, допрос шел параллельно.

О. БЫЧКОВА: Так, расскажите, пожалуйста, об этом, с кем его вместе задержали?

И. ТРУНОВ: Я не готов озвучивать имена и фамилии этих людей, потому что они возражают категорично, никакого отношения не имеют.

О. БЫЧКОВА: Они не имеют никакого отношения к чему?

И. ТРУНОВ: Ни к этому делу, ни к этому задержанию.

О. БЫЧКОВА: А кто же это такие, случайные прохожие?

И. ТРУНОВ: Это его знакомые.

О. БЫЧКОВА: Это его знакомые, которые были просто в тот момент вместе с ним?

И. ТРУНОВ: Да, которые в тот момент оказались в определенном месте.

О. БЫЧКОВА: А в каком месте они оказались?

И. ТРУНОВ: Рядом с его домом, во дворе его дома.

О. БЫЧКОВА: Т.е. его задержали прямо в доме вместе с его гостями, можно так сказать?

И. ТРУНОВ: Да.

О. БЫЧКОВА: А сколько там было человек?

И. ТРУНОВ: Помимо него двое.

О. БЫЧКОВА: Еще двое, но их выпустили, да?

И. ТРУНОВ: Да, их освободили.

О. БЫЧКОВА: И они вам сообщили о том, что там происходило?

И. ТРУНОВ: Да, они были допрошены параллельно с ним в качестве свидетелей.

О. БЫЧКОВА: И о чем же его спрашивали?

И. ТРУНОВ: Параллельно с ними – это не значит, что вместе с ними. Т.е. в разных кабинетах, без возможности встретиться и без возможности обменяться информацией.

О. БЫЧКОВА: А что известно, в конечном счете?

И. ТРУНОВ: Известно, что ночью происходил допрос, как его, так и тех, кого задержали с ним.

О. БЫЧКОВА: Понятно, понятно, что вы не хотите рассказывать сейчас о подробностях, это ясно. Посмотрим, что будет происходить сегодня в суде, там не происходит еще?

И. ТРУНОВ: Происходит, что-то происходит, по всей видимости, журналистов определенными группами запускают для того, чтобы они могли снять Аскерову.

О. БЫЧКОВА: Запускают сейчас в зал суда?

И. ТРУНОВ: Да, в зал суда, да.

О. БЫЧКОВА: Где происходит заседание?

И. ТРУНОВ: Да, где происходит заседание.

О. БЫЧКОВА: По Лиане Аскеровой.

И. ТРУНОВ: По изменению меры пресечения в отношении одной из фигуранток по этому делу.

О. БЫЧКОВА: Вы сейчас наблюдаете, да, что там сейчас это происходит?

И. ТРУНОВ: Да.

О. БЫЧКОВА: Т.е. можно предположить, что уже процесс закончился?

И. ТРУНОВ: Можно предположить. Я просто разговариваю с вами по телефону, мне туда неудобно прорываться с телефоном.

О. БЫЧКОВА: Как вы думаете, вам удастся добиться перенесения сегодняшнего вашего дела или шансов немного?

И. ТРУНОВ: Если с позиции закона, то шансов много, если с позиции того, где это происходит, с позиции Басманного правосудия, то шансов не очень много.

О. БЫЧКОВА: Ну что же, спасибо вам, я думаю, что вы будете держать нас в курсе событий.

И. ТРУНОВ: Да, конечно.

О. БЫЧКОВА: Это адвокат Алексея Френкеля Игорь Трунов, который находится сейчас в Басманном суде, где проходит, спасибо вам, где проходят сейчас слушания по выдаче санкции на арест Лианы Аскеровой.