Адвоката засекретили от сенатора - Международная Юридическая фирма «Трунов, Айвар и партнеры»
«ТРУНОВ, АЙВАР И ПАРТНЁРЫ»

Международная Юридическая фирма, основана в 2001 году

Адвоката засекретили от сенатора

2 июля 2007
90

Бориса Кузнецова подозревают в раскрытии гостайны по делу экс-сенатора Левона Чахмахчяна

Екатерина Макаркова
2 июля 2007

Читайте сюжет: Шпионаж и гостайна
[версия для печати]

В Тверской суд в понедельник поступило представление прокурора Москвы о наличии в действиях известного российского адвоката Бориса Кузнецова признаков преступления, соответсвующего ч.1 ст.283 УК РФ (“разглашение государственной тайны”). По мнению прокуратуры, адвокат разгласил секретные сведения, защищая экс-сенатора от Калмыкии Левона Чахмахчяна, которого обвиняют в мошенничестве. По словам Бориса Кузнецова, эти подозрения касаются меморандума на прослушку телефонных разговоров Чахмахчяна. Прокуратура сочла, что обжаловав прослушку в КС РФ, Кузнецов раскрыл судьям секретные сведения. Впрочем, коллеги Кузнецова называют обвинения незаконными, кроме того, привлечь Кузнецова к суду все равно будет непросто – адвокат является спецсубъектом, и в отношении него предусмотрен особый порядок привлечения к уголовной ответственности: суд должен дать заключение о наличии в его действиях состава преступления. Президент Адвокатской палаты Москвы Генри Резник пообещал Стране.Ru вмешаться в это дело и оказать своему коллеге всю необходимую помощь.

Дела, которые вел и ведет адвокат Борис Кузнецов, являются одними из самых громких в современной российской судебной системе. Последнем из них стало дело бывшего сенатора от Калмыкии Левона Чахмахчяна, который обвиняется в мошенничестве и хищении в особо крупном размере (ч.4 ст.159 УК РФ). Напомним, что вице-президент Ассоциации российско-армянского делового сотрудничества, экс-сенатор от Калмыкии Левон Чахмахчян был задержан 2 июня 2006 года в офисе авиакомпании “Трансаэро”. С ним также были его зять, помощник аудитора Счетной палаты РФ Армен Оганесян и главный бухгалтер ассоциации Игорь Арушанов. Во время обыска у задержанных изъяли портфель с 300 тысячами долларов. Это сумма, как заявляют в Генпрокуратуре, была их первым траншем полуторамиллионной взятки, которую вымогали у авиакомпании сотрудники Счетной палаты и их сообщники. Позднее Левон Чахмахчян был освобожден, поскольку, будучи членом Совета Федерации, обладал неприкосновенностью. Но Калмыцкий парламент по требованию спикера СФ Сергея Миронова отозвал сенаторские полномочия Чахмахчяна. Спустя почти полгода, 8 декабря 2006 года Верховный суд признал наличие в действиях Чахмахчяна состава преступления, а 1 февраля 2007-го экс-сенатор был задержан и допрошен – в тот же день Басманный суд выдал санкцию на его арест. 7 февраля Генпрокуратура предъявила бывшему сенатору официальные обвинения в хищении в особо крупном размере.

“Когда я работал с материалами дела Чахмахчяна – сфотографировал секретный меморандум, приложенный к представлению и.о. генпрокурора и направленный в Верховный суд, – пояснил журналистам Борис Кузнецов. – Меморандум касается прослушивания телефонных переговоров Чахмахчяна и других лиц. Впоследствии меморандум был направлен вместе с жалобой в Конституционный суд. Прокурор посчитал, что я таким образом разгласил гостайну, а именно направил материал не в ЦРУ, и не в МАССАД, а в наш родной Конституционный суд”. Заявление в Конституционный суд было подано на отказ суда рассматривать жалобу о незаконности санкционирования Верховным судом прослушивания телефонов. “Направляя дело в Тверской суд с грифом “секретно”, прокурор сам разгласил гостайну, – добавил адвокат. – Если у меня есть признаки преступления, то и у него тоже они есть. Между тем, закон о гостайне говорит, что сведения о нарушении прав человека не являются гостайной, состава преступления нет. Документы содержатся в этом меморандуме в несекретном виде”.

Представление прокуратуры о наличии в действиях адвоката признаков преступления Тверской суд Москвы рассмотрит завтра, 3 июля.

“Борис Авраамович поставил меня как президента Адвокатской палаты города Москвы в известность в связи с сложившейся вокруг него ситуацией, – сообщил Стране.Ru адвокат Генри Резник. – Судя по имеющимся у меня данным, то, о чем говорит прокуратура, не имеет никакого отношения к разглашению государственной тайны. Это реализация конституционного права граждан за защиту, ведь, вы сами понимаете, “разгласить” что-то суду (!) нельзя. Второй момент заключается в том, что, согласно законодательству, засекречивание каких-либо документов не допустимо, если те направлены на обеспечение защиты прав и свобод конкретного человека. В выходные я планирую приехать в Москву и лично принять участие в этом деле, оказав Борису Авраамовичу всю необходимую поддержку”.

Адвокатское бюро “Борис Кузнецов и партнеры” Борис Авраамович создал в июле 1990 года. С 1995 года оно входит в Межреспубликанскую коллегию адвокатов. В частности, известно, что Борис Кузнецов защищал руководителя фонда “Образованные медиа” Манану Асламазян, которую подозревали в незаконном ввозе в Россию денежных средств, Кузнецов представляет интересы зятя президента Карачаево-Черкессии Али Каитова, обвиняемого в организации убийства семи человек, и защищает офицеров Внутренних войск МВД РФ – старшего лейтенанта Сергея Аракчеева и лейтенанта Евгения Худякова, обвиняемых в убийстве трех чеченцев.

Кроме того, Борис Кузнецов помог отцу погибшего на атомной подводной лодке “Курск” офицера Дмитрия Колесникова Роману Колесникову. С помощью адвоката тот подал в Европейский суд по правам человека жалобу на отказ Генпрокуратуры в направлении дела о гибели подлодки на дополнительное расследование.

Напомним, что ранее в аналогичную ситуацию с прокуратурой попал другой известный адвокат Игорь Трунов. 18 января 2007 года Генпрокуратура России поставила вопрос о лишении его адвокатского статуса в связи с тем, что г-н Трунов, по ее данным, нарушил закон, разгласив сведения, составляющие тайну следствия. Тогда Трунов заявил журналистам, что все обвинение в отношении его подзащитного Алексея Френкеля, который обвиняется в убийстве первого зампреда Центробанка России Андрея Козлова, строится лишь на показаниях другой обвиняемой по делу об убийстве Козлова – Лианы Аскеровой. Как заявил ранее в беседе с корреспондентом Страны.Ru сам Игорь Трунов, намерения прокуратуры оказались лишним доказательством его добросовестной работы. “Прокуратура может заявлять все, что угодно, – заявил Стране.Ru г-н Трунов. – В течение последних нескольких лет я ожидал, что на мою деятельность, так или иначе, “отреагируют”. Дела, которые я веду, представляя интересы пострадавших во время трагедии в “Норд-Осте”, авиакатастрофах или взрывов в метро, – все они неудобны представителям власти. Но уже радует тот факт, что на меня решили оказать воздействие в рамках правового поля, а, не угрожая физической расправой”.

Между тем, как рассказали корреспонденту Страны.Ru в Московской коллегии адвокатов, лишить защитника его статуса можно только решением коллегиального совета. Решение же совета может быть принято лишь в том случае, когда доказано, что адвокат не надлежащим образом выполнял свои обязанности, – пояснил Стране.Ru помощник президента Адвокатской палаты Москвы Александр Воронин. “Сначала обращение рассматривает квалификационная комиссия, устанавливаются нарушения, если они имели место. И уже на основании заключения этой комиссии советом адвокатской палаты принимается соответствующее решение о мере штрафных санкций”, – отметил Воронин.

По словам г-на Воронина, адвокат, прежде всего, ответственен перед своим доверителем, перед клиентом, но не перед стороной обвинения. “Само обращение прокуратуры не является толчком для начала дисциплинарного производства, – пояснил помощник президента коллегии. – В Кодексе профессиональной этики адвоката сформулировано четыре условия, при которых можно приступить к дисциплинарному производству, и обращение прокурорских работников в этот перечень не входит”.

Рубрики
СМИ