Френкель наносит ответный удар - Международная Юридическая фирма «Трунов, Айвар и партнеры»
«ТРУНОВ, АЙВАР И ПАРТНЁРЫ»

Международная Юридическая фирма, основана в 2001 году

Френкель наносит ответный удар

21 января 2007
48

На этой неделе суд санкционировал арест Алексея Френкеля, подозреваемого в организации убийства первого замглавы Центробанка Андрея Козлова. Лиане Аскеровой, также оказавшейся за решеткой, было предъявлено обвинение в пособничестве убийству.

Френкель, утверждающий, что обвинения против него сфабрикованы, попытался нанести ответный удар — эпистолярный. В некоторых изданиях появилось его открытое письмо.

Якобы еще до задержания банкир намеревался обнародовать некие сведения, изобличающие руководство ЦБ. В Генпрокуратуре ход мыслей арестанта объяснили «обстановкой лишения свободы».

В лица фигурантов громкого дела вгляделся корреспондент НТВ Владимир Кобяков.

Рядом с братом он никогда не пользовался калькулятором, хотя оба банкиры.

Михаил Френкель, брат Алексея Френкеля: «Он прекрасно умножал в уме двузначные числа, возводил в куб. С этим у него не было проблем».

За проблемой Френкеля теперь следят все, кто имеет отношение к банковскому бизнесу.

Павел Медведев, заместитель председателя Комитета Госдумы РФ по кредитным организациям и финансовым рынкам: «Он был очень хорошим студентом. Я его учил тому самому предмету, который он использовал в последнее время — логике. Он решил, что с помощью своей логики сможет передавить Центральный банк, но у него это не получилось».

Теперь прокуратура называет Алексея Френкеля заказчиком убийства первого зампреда Центробанка. У 35-летнего Френкеля в трудовой биографии — четыре банка. Где-то он был акционером, где-то топ-менеджером, но везде все заканчивалось одинаково — Центральный банк России лишал их лицензии.

Игорь Трунов, адвокат Алексея Френкеля: «Прокуратура говорит, у него были натянутые отношения с Центробанком, потому что он занимался отмыванием. Каким таким отмыванием он занимался? У нас нечего отмывать: за наличку все отмывается, за наличку все продается, поэтому нечего мыть».

Павел Медведев вспоминает, что однажды слышал, как Френкель спорил с зампредом Центробанка Андреем Козловым.

Павел Медведев: «Френкель говорил, что он ни в чем не виноват, что полностью выполняет законодательство. Да, он выдал некие крупные суммы наличными, но ведь это не запрещено законом. И это правда. Андрей Андреевич ответил очень остроумно. Конечно, за это наказать нельзя, но банк-то понимает, что он жульничает и у него руки дрожат. А когда руки дрожат, то тут же нарушаешь что-нибудь».

За последнее свое предприятие — «ВИП-банк» — Алексей Френкель собирался судиться до победного конца. Один процесс у Центробанка он даже выиграл.

Алексей Мамонтов, президент Московской Международной валютной ассоциации: «Он совершенно замучил Центробанк исками, тяжбами, письмами, инициативами и обращениями. Он вступил уже на другое пространство. В одном из последних разговоров я у него спрашивал, видит ли он себя в банковском бизнесе, ведь отношения с регулятором испорчены окончательно».

Павел Медведев: «В настоящем, банковском смысле слова, я бы не назвал „ВИП-банк“ эффективным. Он зарабатывал в серой зоне, где не платятся налоги, где платят за риски совершения незаконных операций. Да, это эффективная работа. Вообще, воровать — это очень эффективно, но ровно до того момента, как тебя поймают».

В начале января Френкель готовился в суде вернуть отозванную лицензию «ВИП-банка», но теперь он в СИЗО. Со следователями заговорила женщина, тоже новый человек в уголовном деле.

Игорь Трунов: «Появился протокол допроса Аскеровой. Она дает показания, что он якобы причастен к этому преступлению. Это единственное доказательство, имеющееся в деле».

Полтора года назад «ВИП-банк» сменил прописку, но уголовное дело снова объединило Алексея Френкеля со своими старыми соседями — ресторан Лианы Аскеровой «Триш» в двух минутах ходьбы от учреждения.

С одного из восточных языков «Триш» переводится как «роскошь». Но пока «Роскошь» на замке — «закрыта по техническим причинам».

До ареста Лиана Аскерова арендовала дачу в доме отдыха Управления делами президента. «Она утром уезжала, вечером приезжала. Они здесь все тихие… А кто как себя за воротами ведет, мы не знаем», — говорит вахтерша.

По кадрам из суда Лиану Аскерову узнали на родине, в Дагестане. Там в начале 90-х она работала в контрольном отделе налоговой инспекции.

Мутай Мутаев, сотрудник Дербентской межрайонной налоговой инспекции: «Активная девочка такая была, очень динамичная. Я даже завидовал ей, ее энергетике».

Мутай Магометович не смог отказать такой сотруднице и стал ее поручителем в банке. На свадьбу брата Лиана взяла кредит в два миллиона рублей, в то время это была зарплата налоговика за 10 месяцев.

Мутай Мутаев: «Мне пришлось погасить ее кредит. Было обидно, конечно. Я ведь ей доверился, а она меня подставила. Но, может, у нее были какие-то обстоятельства и она скрылась».

С тех пор в родном Дербенте Лиану Аскерову никто не видел. Ее искали дагестанские милиционеры, а нашли спустя десять лет московские. По версии прокуратуры, Френкель именно ее просил организовать убийство зампреда Центробанка.

Президент Московской Международной валютной ассоциации Алексей Мамонтов говорит, что в спорах с Центробанком поддерживал позицию Френкеля.

Алексей Мамонтов: «Я знал, что наш спор рассудит время и аргументы. Мы докажем свою правоту, а спор рассудили совсем другие стволы. Я думаю, что эти стволы были не банковской системы».

Теперь Алексей Мамонтов решил опубликовать статью, которую Френкель написал за два месяца до ареста, — двадцать страниц критики.

Алексей Френкель: «Центральный банк регулирует очень прибыльный рынок обналички, милует тех, кто обналичивает и исправно платит и карает тех, кто платить не хочет и отказывается идти на панель».

Алексею Френкелю ответила… Генеральная прокуратура, притом заочно.

Александр Буксман, первый заместитель генерального прокурора РФ: «Обстановка в местах изоляции, видимо, способствует посещению неких мыслей и писем, обращений глобального характера. Думаю, что все это один из способов защиты».

А в банковском мире продолжают перебирать версии, кто еще мог пойти на убийство.

Павел Медведев: «Отомстить так бессмысленно и зверски мог, скорее, не банкир, а клиент банка, который должен был бы извлечь свои грязные деньги из банка, а не успел, так как отозвали лицензию».

Дмитрий Будаков, друг Андрея Козлова: «Убить кого-то можно не только имея мотив, а, например, сгоряча. Кроме того, я не уверен, что в „ВИП-банке“ или в других банках, где работал Френкель, он был единственным и главным собственником. У меня есть ощущение, что там были и другие люди, которые принимали решения в сложившейся ситуации».

Теряя банковский бизнес, Алексей Френкель нашел другой интерес — купил ликероводочный завод в Подмосковье. Говорят, он и придумал назвать водку «Оперуполномоченный».

21.01.2007, 19:59

Рубрики
СМИ