Снисхождения не заслуживает - Международная Юридическая фирма «Трунов, Айвар и партнеры»
«ТРУНОВ, АЙВАР И ПАРТНЁРЫ»

Международная Юридическая фирма, основана в 2001 году

Снисхождения не заслуживает

30 октября 2008
27

Процесс по делу Козлова закончен. Присяжные признали Алексея Френкеля виновным

Первый зампред ЦБ Андрей Козлов был честным человеком. Нет, не так: он был патологически честным человеком. Признаться, начиная заниматься этим делом, я знала только то, что Козлов — честный человек. Это знали все в финансовой элите. Но у нас можно быть честным человеком, и знаете ли… жена где-то, вилла где-то… и все равно ты честный. В смысле — не подлец.

Так вот — Андрей Козлов был патологически честным человеком. Он жил только на зарплату первого зампреда ЦБ — не маленькую, но и не большую для чиновника с неработающей женой и тремя детьми. Он хотел много детей. Он хотел, чтобы жена сидела дома. Он ни капли не пил. Он лично заколачивал гвозди во время ремонта в своей новой квартире, купленной на кредит ЦБ, потому что столяр — это было дороговато, и хотя Козлов очень любил горы, он не мог позволить себе какой-нибудь Куршевель. Они с семьей ездили на лыжи в Финляндию, а последний раз поехали на Урал — там знакомый был счастлив поселить их в своей гостинице бесплатно, но гордый Козлов, разумеется, заплатил, и вышло чувствительно дорого.

Я это пишу потому, что хозяин отмывочной империи и убийца Козлова банкир Алексей Френкель не только до убийства самолично сочинял справки, в которых живописал Козлова взяточником, ставленником Ходорковского, агентом ЦРУ и покровителем чеченских террористов (как выясняется, именно эти справки лежали в основе большинства грязных заказных публикаций о Козлове). Даже после ареста Френкель взахлеб, с упоением, рассказывал в показаниях, какая сволочь этот Козлов и как ФСБ обещало помочь ему, Френкелю, в «очищении российской банковской системы».

Процесс закончен. Присяжные признали Алексея Френкеля виновным, и я наконец с удоволетворением могу сказать одну вещь, про которую я не говорила во время процесса. А именно — я с удовольствием наблюдала, как Алексей Френкель затягивает петлю на собственной шее.

Потому что, конечно, снаружи для обывателя это выглядело очень впечатляюще. Процесс был закрыт (по глупости наших властей и потому, что даже в безусловном деле они провалили собственно следствие), и все вести, которые мы имели с процесса, были вести от адвокатов Алексея Френкеля.

И обыватель время от времени читал, что Френкеля опять посадили в карцер. Что его пытают. Что его гноят. Что опять судья отказала ему в вызове очередного свидетеля. Что подлые сатрапы гнилого режима удалили вдумчивого присяжного, задававшего вопросы, которые не нравились судье. И обывателя это впечатляло.

А теперь спросите себя: какое впечатление производило все это на присяжных? Они день за днем наблюдали всю эту клоунаду. Они наблюдали, как киллеры, которых детализации их телефонных разговоров уличают в том, что они восемь раз звонили заказчикам с места преступления, ожидая Козлова, кривляются и рассказывают, что злые силы подбросили им пистолет в кусты. Они наблюдали, как г-жа Аскерова, которая на предварительном следствии показала, что заказчиком убийства был банкир Френкель, вдруг передумала и сообщила, что да, она передавала конверты подсудимому Шафраю, но в них была не фотография Козлова, а адрес здания, который она, Аскерова, собиралась приобрести, и как туда попала фотография Козлова, она ума не приложит.

Они наблюдали, как человек, из дома которого были изъяты тома макулатуры, написанной им лично о Козлове (справки; отчеты о встречах; письма президенту с жалобами на Козлова, письма в прокуратуру и пр.), изъяты вместе с печатями всех банков, в которых Френкель когда-то работал, — и из которых ушел со скандалом, — с прослушкой сотрудников и кассетами с мужским порно), — как этот человек засыпает другими, тоже бесчисленными бумагами суд, как он жалуется, доказывает, требует, указывает, опровергает, возмущается, ставит на вид, как его адвокаты требуют вызвать свидетелями бабку, дедку, Жучку, мышку и репку, чтобы те выступили свидетелями и рассказали, что Френкель не заказывал Козлова, и как судья отказывает в вызове мышки, Жучки и репки: потому что при чем тут Жучка и репка.

Представьте себя на месте присяжных, которые прекрасно видели, как вел себя их коллега, и прекрасно понимали, почему его выгнали.

От Френкеля раз за разом — уникальный случай — отказывались адвокаты — от Игоря Трунова до Виктора Паршуткина. Такое бывает, если клиент не платит денег по жадности или адвокат не хочет проигрывать процесс. Но ведь не всякому адвокату надо непременно выиграть? Какая разница, если клиент настаивает на бесконечных жалобах и скандалах. Это затягивает процесс, это настраивает против клиента присяжных, но деньги-то платят почасово.

Банкир Френкель — хитроумный человек. Но как-то так получается, что его комбинации не всегда сбывались.

В конце декабря 2005 года банкир Френкель пришел на прием к Андрею Козлову. В этот день в «МК» вышла статья, которая представляла себой пересказ справок Френкеля — ну тех, о взяточнике и агенте ЦРУ. Возможно, хитроумному банкиру Френкелю казалось, что Козлов, пораженный статьей в «МК» в самое сердце, расплачется, испугается и, конечно, пустит отмывочный ВИП-банк в систему страхования вкладов.

А Козлов, представьте себе, — не пустил.

Спустя пару месяцев в кабинете Козлова раздался звонок. Звонил по вертушке якобы замгенпрокурора Владимир Колесников с просьбой отстать от Френкеля. Козлов, тертый бюрократ, тут же перезвонил: и выяснилось, что Колесников никуда не звонил и про Френкеля ничего не слышал. Умный человек подумал бы прежде всего о катастрофических последствиях разоблачения. Но банкир Френкель — хитроумный человек. Это ж как хитроумно — и в прокуратуре деньги сэкономить, и Козлова нагнуть.

Организация убийства Андрея Козлова тоже несла на себе все черты неповторимого френкелевского хитроумия. Человек просто умный честно передал бы киллерам, что надо убить первого зампреда ЦБ. Но Френкель — он же не просто умный! Он же умнее всех!

И киллеры получают в июне 2006-го в запечатанном конверте фото Козлова и бывший его домашний адрес (который находят в бумагах у Френкеля и по которому Козлова больше нет). Козлова киллеры не видят и через месяц получают новый конверт, на этот раз с адресом ЦБ на Неглинке. А потом еще один — с адресом пансионата в Пскове, где Козлов отдыхает.

И они едут в Псков — что зафиксировано детализациями их телефонных переговоров.

И они ходят за Козловым на Неглинке и чуть не убивают его в начале сентября. Козлов, выходящий из кафе, огибает багажник машины киллеров, и детализация их телефонных звонков опять-таки обличает их лихорадочный созвон.

И они едут за Козловым в спорткомплекс 13 сентября, и когда киллер Половинкин 40 минут ждет Козлова у входа, он восемь раз звонит организатору; в числе прочего он звонит через две минуты после убийства, прыгнув в машину, и срывающийся то и дело звонок бесстрастно фиксирует путь машины киллеров вдоль базовых станций: Большая Стромынка, Русаковская. И сразу после последнего звонка, в 20.59, организатор Богдан Погоржевский звонит Борису Шафраю, посредник Шафрай в 21.00 звонит Лиане Аскеровой, а Алексей Френкель сидит в это время с Аскеровой в кафе «Триш».

И так как братки сначала не знали, кого им придется убивать, то они тоже решили сэкономить и привлечь к этому делу своего приятеля Белокопытова, посулив ему за увоз с места преступления скромные 3 тыс. долл.

И так как Белокопытов вообще не знал, что, кто и почем, то пока он участвовал в слежке, он позвонил со своего сотового домой в Луганск. И хотя вся эта братия выкинула через час после убийства все телефоны, из-за этого звонка они и накрылись медным тазом. Хитроумный человек Френкель.

Сэкономил.

Юлия Латынина
обозреватель «Новой»