"Иеромонах Илия признал свою вину, когда деваться ему было некуда" - Международная Юридическая фирма «Трунов, Айвар и партнеры»
«ТРУНОВ, АЙВАР И ПАРТНЁРЫ»

Международная Юридическая фирма, основана в 2001 году

“Иеромонах Илия признал свою вину, когда деваться ему было некуда”

20 июня 2013
32

 

Изображение внутри записиСвященнослужитель признался, что виновен в смерти людей. Он подтвердил, что нарушил правила дорожного движения, и это привело к трагедии. На вопросы ведущей Дарьи Полыгаевой ответил адвокат потерпевших Игорь Трунов.
ДТП произошло 15 августа прошлого года на Кутузовском проспекте. Иеромонах сбил трех рабочих и врезался в "Газель", которая стояла неподалеку. После этого его Mercedes столкнулся с ехавшей в попутном направлении Skoda. В результате аварии погибли два человека, один ранен.
 
— Вы сообщили о признательных показаниях иеромонаха Ильи. Вы ссылаетесь на его какие-то письменные показания?
 
— Нет, он давал показания, но с учетом того, что это было практически ночью, никого из прессы не было, мы сообщили уже на следующий день.
 
Илия давал показания, сказал, что люди пострадали в результате его действий, и он признает свою вину в части нарушения правил дорожного движения. Он превысил скорость. По его словам, он ехал со скоростью 120 км/ч, сигналил всем с требованием уступить дорогу, моргал фарами.

Skoda не успела перестроиться — там было сужение, дорожные работы, и он, не соблюдая дистанцию, это второе нарушение, на огромной скорости ударил ее с такой силой, что она подлетела в воздух на полметра, перевернулась и упала на крышу. Он ударился головой и не помнит, сбивал ли его Mercedes людей или Skoda сбивала людей, но это не важно, так как все это произошло в результате его нарушений правил дорожного движения.
 

Он вину признает, признает иски. Готов выплатить вдовам погибших по 1 млн руб. и по 400 тыс. погребальных, но почему-то не готов выплачивать возмещение вреда детям погибших и родителям погибших. Он просит эти иски выделить в отдельное производство и рассматривать в гражданском порядке.
 
— Правильно ли я понимаю, что изначально Илья свою вину отрицал?
 
— Изначально да. Он уклонялся от этого прямого вопроса и говорил: "Я не знаю, я ничего не помню" — такая странная конструкция, которую он вчера тоже озвучил. То есть на вопрос "Почему вы уехали с места ДТП, почему не выполнили свои обязанности, регламентированные законом?", он говорит: "Я ударился, я ничего не помню, но по дороге я пришел в себя, меня отвезли домой, я лег спать, утром попил кофе и из новостей, из телевизора, узнал, что люди погибли", что достаточно странно. На вопрос, кто его увез, он сказал, что тот человек, который увез, его знает, а он его нет. То есть не желает человек говорить правду и объяснить, почему он приехал домой и, спокойно поспав, не сообщил о ДТП, не вызвал "скорую" сразу же домой, он же знал, что его машина валяется на Кутузовском проспекте в разбитом состоянии, там его личные вещи.
 
— При этом факт употребления алкоголя он отрицает по-прежнему?
 
— Следствие не инкриминировало ему состояние алкогольного опьянения, и суд запретил эти вопросы даже задавать. При том что свидетели утверждают в суде, что он был в крайнем состоянии алкогольного опьянения

— То есть следователи не приняли это во внимание?
 

— Да, не инкриминировали ему, а суд не может выйти за рамки обвинения, предъявленного следователями. Так как ему это не вменили, мы не можем ухудшить его положение, не можем даже спрашивать у него, в каком состоянии он находился и почему следователи не взяли у него ни кровь, ни мочу на анализ состояния алкогольного опьянения. Эта ситуация была упущена полностью следователями.
 
Я считаю, что это противоправное поведение, и написал заявление о возбуждении уголовного дела в отношении следователя.

— Господин Трунов, означает ли признание иеромонаха своей вины, что он теперь уже совершенно точно получит реальный срок и о каком сроке может идти речь?
 

— Он ведь признал свою вину в самом конце судебного следствия, когда заслушал показания всех свидетелей, когда он заслушал показания и те доказательства, которые собраны, когда деваться-то некуда. Поэтому это же не показатель его доброй воли, а показатель того, что деваться ему некуда. Поэтому признал он свою вину или не признал, доказательства все собраны, и они однозначно говорят о том, что он виновен и получит реальное лишение свободы.
 
— О каком сроке может идти речь?
 
— Статья подразумевает до семи лет. Мы будем настаивать на том, чтобы он получил полностью семь лет лишения свободы в колонии общего режима, потому что считаем, что он был пьяным, и вообще его должны были судить, и он должен был получить до девяти лет лишения свободы, и суд это слышал.
 
Неоднократно были утверждения от свидетелей, которые говорили, что от него воняло и он еле держался на ногах, и так далее. Поэтому что вынесет суд, достаточно сложно сказать. Но, по моему мнению, это будет однозначно лишение свободы. Боюсь, что, конечно, не семь лет, а меньше.