Бутовский передел - Международная Юридическая фирма «Трунов, Айвар и партнеры»
«ТРУНОВ, АЙВАР И ПАРТНЁРЫ»

Международная Юридическая фирма, основана в 2001 году

Бутовский передел

21 июня 2006
82

Во что может вылиться конфликт на юге Москвы вокруг частной собственности

В среду в поселке Бутово, где уже почти две недели судебные приставы при поддержке ОМОНа атакуют частные домовладения, должно состояться еще одно выселение с последующим сносом дома – теперь на улице Краснолиманской. Жители, не согласные с выселением, вновь готовятся к осаде, латая снесенный в понедельник ОМОНом забор. А за ситуацией на крайнем юге Москвы следят миллионы москвичей. Причем десятки тысяч из них, если власть не научится договариваться с народом, завтра тоже могут встать в баррикады – в пределах столицы насчитывается около 20 деревень, которые до 2010 года решено снести полностью или частично.

Подавляющее большинство обитателей таких поселков живут в скромных деревянных домах, земельными правами на участки не обладают. Но не желают бесплатно менять кусок родной земли на панельную квартиру только потому, что кто-то хочет реализовать на этой территории строительный, а зачастую и коммерческий проект.

Прежде деревня, а с 30-х годов XX века – рабочий поселок при железнодорожной станции, Бутово “попало” в Москву в 1984 году. Останься оно в областном подчинении, придомовая земля скорее всего давно была бы оформлена в собственность его жителями, и, если бы властям захотелось снести деревню, землю пришлось бы выкупать по рыночной цене. Но в столице эта несложная операция доступна только людям, обладающим небывалым упорством, хорошими деньгами или эксклюзивными связями.

Под разными предлогами (нет процедуры, поменялись инструкции, кончились бланки и т.п.) деревенским москвичам годами не оформляют право на землю. Так, в Бутове заветной бумагой обладает десяток человек из двух тысяч, хотя пытались почти все.

Зато эти 2 тысячи имеют в собственности свои дома или их доли. Большинство домов, прямо скажем, не в лучшей форме, хотя есть и кирпичные в 2-3 этажа. Отсюда – чиновная технология: земля, может, и дорогая, но не ваша, а ваше – доля в доме. Деревянном, старом, без канализации – в общем, грошовое имущество. Например, семья Прокофьевых, которую в понедельник выселяли с ОМОНом, имеет в собственности лишь 1/8 дома, 16 кв м. По сравнению с ними 40 метров в новой многоэтажке – целое состояние. Жители радоваться должны, а они капризничают, вопиют о какой-то справедливости.

– Нельзя создавать прецедент решения такого сложного вопроса, как вопрос собственности, на основе индивидуальных представлений о справедливости, – огласил позицию мэрии по бутовскому делу пресс-секретарь Юрия Лужкова Сергей Цой. – Правительство Москвы сделает все возможное для улучшения жилищных условий очередников, в том числе и жителей поселка Бутово.

Очередники, по 20 лет ждущие новоселья, переселенцы из “хрущевок” – основной аргумент, к которому прибегают городские власти, сегодня работает слабо. Недвижимость дорожает ненормальными темпами, и даже южнобутовские квадратные метры – отличный бизнес для застройщиков. “Бесплатным” муниципалам достанется 30-40% квартир, остальное пойдет на продажу. При этом на каждой пяди бывшей деревни застройщики заработают сотни миллионов рублей. В общем, всем выгодно: городскому бюджету, строителям, будущим новоселам. Кроме деревенских выселенцев, на чьей земле, годами ими обустраиваемой и отторгнутой благодаря бюрократическому трюкачеству, расцветет все это благополучие.

Есть деревни, чей снос даже не вуалируется разговорами об общественном благе. Так, на месте живописнейшей деревни Кутузово у Зеленограда построят не многоэтажки, а элитный коттеджный поселок. Взамен кутузовцев – собственников домов осчастливят квартирами в Зеленограде. За землю они не получат ничего. А земля эта, в 80-е годы прибранная Москвой, даже не государственная, а частная – некогда объединенная землевладельцами в колхозе.

Бутовский эксцесс отяготился еще и методами, которыми действуют власти. Вчера уполномоченный по правам человека при президенте РФ Владимир Лукин официально заявил о необходимости “приостановить исполнение судебных решений о выселении до момента разрешения спорных вопросов в рамках справедливых судебных процедур”.

– Наша судебная система не защищает таких собственников, – считает адвокат Игорь Трунов. – Даже если в будущем Верховный суд оспорит решение московского суда о сносе и выселении, что трудно себе представить, зная о неофициальной системе кураторства высших судов над низшими, проку от этого будет мало. К тому времени имущество уже будет утрачено. И придется ставить в суде вопрос о возмещении вреда – а это долгая, сложная процедура с сомнительным исходом. Суть конфликта состоит в том, что, используя свой административный ресурс, исполнительная власть минимизирует стоимость имущества этих людей и максимизирует свои доходы.

Кто следующий

7 марта 2006 года столичное правительство специальным постановлением № 150 закрепило перечни поселков и кварталов с частной застройкой, подлежащих полному или частичному сносу.

Поселки под снос

Северный округ: Филино, Новодмитровка, Молжаниновка, Новоселки, Черкизово, Мелькисарово, Бурцево. Северо-Восточный округ: Долгопрудная агрохимстанция, Ильинский, Леспаркхоз. Восточный округ: Агропредприятие “Косино”, Руднево. Юго-Восточный округ: Жулебино, Некрасовка. Южный округ: Дьяково Городище. Юго-Западный округ: Щербинка, Захарьинские дворики, Липки, Милицейский, Ново-Курьяново, Ново-Никольское, Старо-Никольское, Щиброво, Бутово. Западный округ: Орлово. Северо-Западный округ: Нижние Мневники, Терехово, Дачный, Спас. Зеленоград: Новомалино, Радиоцентр, Медведки, НИИ механизации, Рожки, Назарьево, Колхозная, Кутузово.

Поселки с частично сохраняемыми строениями

Северный округ: Верескино, Ново-Подрезково. Северо-Восточный округ: Новодачный, Заболотье, ул. Мичурина, Северный, Виноградово, дачный поселок между МКАД и Савеловским направлением МЖД. Восточный округ: Ухтомский, Старое Косино, Кожухово, Восточный, Акулово. Юго-Западный округ: Потапово, Захарьино. Западный округ: Мещерский, Чоботы, Лазенки, Здоровый Отдых, Лукино, Рублево, Внуково, Толстопальцево, Мякинино. Северо-Западный округ: Юрово, Куркино, улицы Лыковские, Рождествено. Зеленоград: Малино.

“После того, что мы пережили, землю мы им точно не отдадим”

Довершить снос одного из 554 частных домов в поселке Бутово властям вчера не удалось, да они и не пытались. Возле дома № 19 по Богучарской улице, где накануне бойцы ОМОНа штурмом брали покосившийся забор, не было ни милиции, ни судебных приставов. Починив сломанные ворота и заново разбив палаточный городок, бутовцы беседовали о несправедливости властей и недобрым словом поминали понедельничных “агрессоров”. На утро среды бутовцы ждут нового нападения: в плане сноса значится дом № 10 по Краснолиманской улице.

– Я вряд ли когда-нибудь забуду хамство и наглость этих “омоновцев”, – говорит хозяйка одного из приговоренных домов Оксана Носкова. – Они били не только мужчин, но и женщин. Всех, кто вставал на пути. Даже детей отталкивали. После того, что мы пережили, мы точно не отдадим им свою землю. Не дождутся.

Во вторник спозаранку жители начали по-своему готовиться к продолжению штурма: вывесили на улице российский триколор, починили забор дома на Богучарской, украсили его портретом президента и текстом государственного гимна. Впрочем, петь о славе Отечества никто из жителей не торопился. Сил не было: не спали двое суток. Не удалось вздремнуть и хозяину дома Михаилу Прокофьеву.

– Да мне и спать-то теперь негде, – жалуется он, – накануне судебные приставы вынесли все: мебель, бытовую технику, даже одежду. Говорят, мое имущество перевезли в однокомнатную квартиру по улице Кадырова, дом 8. Обещали, что вещи не украдут и что все это я смогу забрать, когда попаду в квартиру. Но ключей у меня нет. Мне их никто не предлагал, и где их взять – я не знаю. Мне они и не нужны. Здесь мой дом и моя земля, здесь я и хочу остаться.

Поддержать соседа пришли несколько десятков собственников приговоренных домов. Разбили во дворе небольшой палаточный городок. Привели знакомых юристов, которые говорили о том, что префектура Юго-Западного округа не имеет права выселять их подопечных. Они ссылались на то, что постановление о сносе не было согласовано с Москомрегистрацией. Никого из чиновников вчера днем в Южном Бутове не было, и слова юристов летели на ветер. ОМОН с милицией тоже не явились.

– Мы целый день ждали очередного боя, но, как ни странно, никто на наш дом не покушался, – говорит Михаил Прокофьев. – Лишь рано утром на участок зашел заместитель префекта Юго-Западного округа Александр Карташов и сообщил в мегафон о том, что мы должны покинуть дом. Мы на эти заявления не отреагировали, и Карташов ушел так же быстро, как появился.

К вечеру бутовцы написали открытое письмо президенту России, генпрокурору и в Европейский суд по правам человека, в котором просят учесть их печальный опыт при осуществлении антикоррупционной кампании, начавшейся в стране.

“Известия” будут следить за развитием событий.

Николай Морозов

Как это делали в СССР

– Сегодня принято ругать советскую власть, но я хочу рассказать, как переселяли моих родных в 60-е годы, — позвонил в “Известия” читатель Илья Преснин. – Отец жил в частном доме в Кунцеве вместе со своей матерью и сестрой. Две команты у них было. По этим землям было решено проложить Рублевское шоссе. В райисполкоме отцу предложили однокомнатную квартиру по его выбору в том же районе, то есть в Кунцеве, а матери и сестре – двухкомнатную на Кутузовском проспекте. Плюс к этому заплатили компенсацию за каждую яблоню и каждый ягодный куст, которые были на их приусадебном участке. Вчера, смотря сюжеты о переселении людей в Бутове, мы это вспомнили – сами понимаете, с какими комментариями.

“Судебная система у нас действует гораздо жестче, чем правительство Москвы”

Что говорят московские чиновники

Виктор Дамурчиев,
председатель Москомзема:

– Нам не нужно принимать каких-то дополнительных законодательных или нормативных актов о порядке компенсаций и выплат собственникам или землепользователям. Все четко прописано и работает. В Бутово мы согласовывали с жителями поселка порядок компенсации и проводили независимую оценку их имущества при участии сертифицированных оценщиков. Они, кстати, оценили 16 квадратных метров жилплощади, которая принадлежала семье Прокофьевых, в $50 тысяч. А то, что некоторые жители сами оценили свою собственность в $200 и $300 тысяч, ничем не обосновано. Мы в своих расчетах стоимости руководствуемся кадастровыми нормативами, которые четко отрегулированы.

Владимир Ресин,
руководитель стройкомплекса Москвы:

– Судебная система у нас действует гораздо жестче, чем правительство Москвы или районная управа. Поэтому надо посоветовать людям иметь дело в первую очередь с городской исполнительной властью, а не с судебными приставами. Большинство жителей этого поселка договорились с городом о компенсации и давно получили новые квартиры и положенные выплаты. А несогласные подали в суд, прошли целый ряд процессов и в результате проиграли дело. С этими людьми в итоге поступили гораздо жестче, чем с теми, которые нашли компромиссное решение с городом.

Нам еще предстоит построить в Москве около 70 млн кв. м жилья. При этом все участки под застройку сейчас кем-то заняты. Если у нас не будет хороших законов о землепользовании, мы просто захлебнемся в судебных исках и процессах.

Что говорит Жилищный кодекс РФ

ст. 32, часть 4

Собственник жилого помещения не позднее чем за год до предстоящего изъятия данного помещения должен быть уведомлен в письменной форме о принятом решении об изъятии принадлежащего ему жилого помещения, о дате осуществленной … государственной регистрации такого решения органом, принявшим решение об изъятии. Выкуп жилого помещения до истечения года со дня получения собственником такого уведомления допускается только с согласия собственника.

Примечание “Известий”: Жители поселка Бутово утверждают, что не получали таких должным образом оформленных уведомлений.

ст. 32, часть 7

При определении выкупной цены жилого помещения в нее включается рыночная стоимость жилого помещения, а также все убытки, причиненные собственнику … включая убытки, которые он несет в связи с изменением места проживания, переездом … оформлением права собственности на другое жилое помещение, досрочным прекращением своих обязательств перед третьими лицами, в том числе упущенную выгоду.

Юлия Игнатьева

Горит под ногами

Мэрия никак не может уместить в рамки закона все вопросы о земле

Во вторник, пока жители поселка Бутово готовились к отражению новых атак судебных приставов, городское правительство изучало проект закона “О землепользовании и застройке в Москве” – именно этот документ должен стать основным в решении “вопроса о земле” в столице. Напомним, что до последнего времени Москва, боясь продешевить, как могла затягивала вопрос о приватизации земли, предпочитая арендные отношения.

После пространного доклада председателя Москомзема Виктора Дамурчиева зампред Мосгордумы Андрей Метельский профессионально расписал все прелести жизни столичных застройщиков и землепользователей после принятия этого судьбоносного документа. Впрочем, чуть позже выяснилось, что новый закон скорее рамочный, он не прописывает механизмов разрешения даже самых распространенных спорных ситуаций с землей в Москве.

К примеру, по мнению депутата Мосгордумы Ивана Новицкого, новый закон никак пока не нормирует возможность приватизации земельных участков под быстровозводимыми конструкциями. Сегодня в Москве сотни случаев, когда арендаторы участков строят временные склады или павильоны, оформляют собственность на эти объекты и затем пытаются приватизировать или выкупить на льготных условиях землю под ними. А поскольку даже в федеральном законодательстве не существует определения “капитальное” и “некапитальное” строение, трактовать любой земельный закон каждый может по-своему.

А зампредседателя Москомархитектуры Валерий Романенко заметил в новом законе самую важную деталь, принципиально отличающую его от ныне действующего городского закона “О землепользовании”. Согласно главе 4 законопроекта, любой акт землепользования в городе должен быть основан на градостроительном плане конкретного земельного участка. Это требование федерального законодательства. Однако первая же попытка чиновников Москомархитектуры правильно оформить градплан не удалась. Как выяснилось, некоторые обязательные к заполнению пункты градплана невозможно описать. К примеру, проекты планировки территории, обязательные при заполнении градплана участка, сегодня разработаны лишь для пятой части всех земельных участков в Москве. А еще для оформления градостроительного регламента требуются десятки документов по межеванию, геологической подоснове, наличию обременения и прочих бумаг. В общем, по мнению Романенко, пока московское законодательство будет в течение нескольких лет синхронизироваться с постоянно меняющимися федеральными законами, городским службам потребуется выдавать землепользователям по крайней мере два временных документа на землю.

Можно также добавить, что судебные споры вокруг участков московской земли точно не стихнут до тех пор, пока не будет принят городской Кодекс об административных правонарушениях и не вступят в силу поправки к федеральным кодексам об особых условиях землепользования в Москве и Петербурге. Пока же разработчикам новой городской земельной библии указали на то, что документ никак не прописывает права членов некоммерческих объединений, в том числе садовых товариществ и гаражных кооперативов, в решении спорных ситуаций и лишь констатирует права граждан на приватизацию участков, находящихся у них в бессрочном пользовании, и права города на изъятие этих же участков для государственных нужд.

В итоге законопроект отправили на доработку. А пока до невозможности запутанное земельное законодательство в Москве сулит немалую прибыль почти всем крупным структурам и лицам, способным нанять грамотных адвокатов для защиты своих интересов в судах.

Борис Устюгов

09:20 21.06.06

Рубрики