Суд на Рождество - Международная Юридическая фирма «Трунов, Айвар и партнеры»
«ТРУНОВ, АЙВАР И ПАРТНЁРЫ»

Международная Юридическая фирма, основана в 2001 году

Суд на Рождество

24 декабря 2007
49

24 ДЕКАБРЯ, 20:19 // Казим Байбанов

Процесс по делу убийства зампреда ЦБ Андрея Козлова начнется в ближайшее время: согласно решению суда, срок ознакомления с материалами дела истек – и все они передаются в суд. Защита главного обвиняемого Алексея Френкеля утверждает, что не успела прочитать 14 томов.

В понедельник обвиняемый в заказе убийства зампреда Центробанка Андрея Козлова Алексей Френкель закончил знакомиться с материалами, и дело передается на рассмотрение по существу. Две недели назад Басманный суд по ходатайству Следственного комитета ограничил срок чтения материалов уголовного дела обвиняемым и его защитой до 23 декабря.

В Следственном комитете, который вел расследование убийства Козлова, сообщили, что комментариев на этот счет в пресс-службе «пока нет».

Адвокат Френкеля Игорь Трунов подтвердил «Газете.Ru», что дело передается в суд. Таким образом, говорят представители защиты, процесс может начаться уже в этом году: все предсудебные мероприятия завершены.

Впрочем, утверждает адвокат, дело передано в суд незаконно рано: ни сам обвиняемый, ни его защита не успели прочитать весь материал – из 57 томов дела они ознакомились только с 44.

«Это грубейшее нарушение, – говорит Трунов. – Мы идем на процесс, не имея возможности защититься. В деле очень много прослушки. Но Басманный суд решил, что мы слишком долго знакомимся с материалами». Трунов заявил, что защита Френкеля намерена обжаловать решение в Мосгорсуде. Что до самого судебного процесса, то, сообщил Трунов, адвокаты собираются вызвать в суд в качестве свидетелей защиты 106 человек и доказать, что Алексей Френкель ни в чем не виновен.

Вину обвиняемых будут определять присяжные заседатели. Обращения с просьбой рассмотрения дела с участием жюри поступили в Басманный суд почти от всех фигурантов дела, а защита Френкеля заявила об этом отдельно. Однако адвокаты поддерживают решение других участников процесса. «Только суд присяжных может вынести оправдательный приговор, – заявил Игорь Трунов. – Профессиональные суды, как правило, никого не оправдывают».

Покушение на зампреда Центробанка Андрея Козлова было совершено в октябре 2006 года. Во время нападения также был убит водитель Козлова. Вскоре были задержаны предполагаемые убийцы – трое украинских таксистов. Они указали на совладелицу московского ресторана «Триш» Лиану Аскерову как на заказчицу преступления.

Та сообщила, что организовать убийство «неудобного человека» ее просил владелец ВИП-банка Алексей Френкель (позже она отказалась от этих показаний).

Вскоре под стражей оказалось семь человек: сам Алексей Френкель, предполагаемый заказчик, Лиана Аскерова, Богдан Погоржевский и Борис Шафрай – посредники, а также три жителя Луганска – исполнители убийства: Алексей Половинкин, Максим Прогляда и Александр Белокопытов. Еще один подозреваемый – Игорь Космынин – до сих пор находится в розыске, поэтому его дело выделено в отдельное производство.

Согласно данным Генпрокуратуры, банкир попросил у Аскеровой найти исполнителя убийства Андрея Козлова. 38-летняя совладелица ресторана якобы передала просьбу Френкеля своему соседу по коттеджному поселку «Новые Горки», 55-летнему московскому бизнесмену Борису Шафраю. Тот вместе с Погоржевским нашел Половинкина, Прогляду и Белокопытова, которые и совершили преступление вечером 13 сентября 2006 года.

Сам Френкель вину отрицал изначально. Тем не менее в середине января 2007 года он был арестован, и ему было предъявлено обвинение в организации убийства Козлова. По мнению следствия, Френкель создал несколько финансово-кредитных учреждений, где отмывались незаконные доходы. Козлов, курировавший вопросы лицензирования банков, отозвал лицензии, отчего Френкель нес многомиллиардные убытки – и это стало мотивом для совершения преступления.

Впрочем, подобный мотив мог быть и у других банков, которые лишились лицензии. Эта версия была представлена изданием The New York Times в мае нынешнего года. Газета сообщила, что прокуратура Австрии расследовала банковские операции, в которых участвовали австрийский Raiffeisen Zentralbank и московский банк «Дисконт» (лицензия «Дисконта» была отозвана Козловым менее чем за две недели до его убийства).

Вскоре после ареста Френкель обратился к общественности, опубликовав в газете «Коммерсантъ» три письма (их передавал глава Московской межбанковской валютной ассоциации Алексей Мамонтов).

В первом Френкель рассказывал, что Центробанк необъективен в выборе банков, которые допускаются в Систему страхования вкладов (ССВ), что чиновники ЦБ перед тем, как отозвать у банка лицензию, обналичивают в нем деньги, а сам ЦБ получает миллиардную прибыль, не отражающуюся в документах, и выводит ее за рубеж. Второе опубликованное послание содержало гораздо больше конкретных фактов. Так, автор привел сумму, за которую банки принимались в ССВ: в зависимости от размера банка – от $150 тыс. до $5 млн. Называется и общая сумма, которую получили «кураторы» с идеи ССВ – до $250 млн, и сколько приносит «крышевание» обналички каждый месяц – $100–120 млн. В третьем письме Френкель предъявлил новую порцию обвинений в адрес ЦБ. Он утверждал, что чиновники лоббировали интересы четырех банковских групп, занимающихся обналичкой. Первая группа – это крупные госбанки. Вторая – «дочки» иностранных кредитных организаций. Третья – коммерческие банки, также занимающиеся в крупных объемах обналичкой либо «серыми» импортными схемами. Четвертую составляют «банки с Северного Кавказа, а также московские банки, либо возглавляемые выходцами из этого региона, либо те, в которых они осуществляют свои главные «бизнес-проекты».

Чиновники ЦБ не одиноки в этой своей коррупционной деятельности, утверждал Френкель: контрагентами этих банковских групп также являются представители Госдумы, Совета федерации, силовых структур и судов. Деньги за свои услуги чиновники и государственные деятели получают безналом, на счета в иностранных банках. Никаких имен и названий, впрочем, в письме упомянуто не было.

Лица в опубликованном тексте были обозначены инициалами, в частности, сам убитый Андрей Козлов фигурировал там как А. А. К.

Однако к каким-либо изменениям в деле об убийстве Козлова эти письма не привели.