Суд примирения - Международная Юридическая фирма «Трунов, Айвар и партнеры»
«ТРУНОВ, АЙВАР И ПАРТНЁРЫ»

Международная Юридическая фирма, основана в 2001 году

Суд примирения

23 января 2008
71

Открылся первый в России правозащитный третейский суд
В России вчера начал работу третейский суд по правам человека, учрежденный еще в декабре движением «За права человека» и «Ассоциацией адвокатов России за права человека». Этот суд собирается разрешать любые гражданские споры подобно арбитражу и судам общей юрисдикции. Вердикты будут выносить не профессиональные судьи, а известные правозащитники – Людмила Алексеева, Лев Пономарев, адвокаты Генри Резник и Карина Москаленко, а по финансово-экономическим тяжбам – бывшие министры Ирина Хакамада и Андрей Нечаев.

Принципиальное отличие третейского суда от обычного состоит в том, что спорщики доверяют решение своего дела не государственному арбитру, а любому человеку с высшим юридическим образованием, пользующимся в их глазах моральным авторитетом. При этом обе стороны заранее дают расписку, что согласятся с вердиктом суда, так что его практически нельзя отменить.

Особенности третейского суда

Федеральным законом «О третейских судах в РФ» предусмотрены все основные вопросы деятельности третейских судов: их образование, компетенция, процедура формирования состава суда и отвода судей, принятие и исполнение решений. Это обеспечивает государственную гарантию деятельности третейских судов.

Отличительные черты третейского суда

1. Возможность самостоятельного выбора судей.

В качестве судьи сторонами могут быть выбраны как лица, указанные в утвержденном списке судей, так и иные лица, обладающие необходимой для этого квалификацией.

2. Возможность разрешения спора в одной инстанции.

Если в договоре или соглашении предусмотрено, что решение третейского суда является окончательным и обжалованию не подлежит, то решение вступает в силу в срок, указанный в решении.

3. Минимальный срок рассмотрения спора.

Регламентом третейского суда предусмотрен срок рассмотрения спора – не более 20 дней с момента выбора состава суда.

4. Низкие третейские сборы.

Третейские сборы намного ниже государственной пошлины при подаче искового заявления в арбитражный суд или суд общей юрисдикции. Также судом может быть удовлетворена просьба заявителя о рассрочке или отсрочке уплаты третейского сбора.

5. Конфиденциальность третейского разбирательства.

Одним из принципов третейского разбирательства, закрепленных федеральным законом, является конфиденциальность (ст.18 ФЗ). Без согласия сторон третейский судья не вправе разглашать сведения, которые стали ему известны в ходе третейского разбирательства.

6. Место третейского разбирательства может быть определено по соглашению сторон.

Компетенция третейского суда

Регламентом третейского суда предусмотрено, что судебное разбирательство может быть проведено в удобном для сторон и суда месте.

На рассмотрение третейского суда могут быть переданы почти все споры, подведомственные государственным арбитражным судам. Исключение составляют споры, возникшие в сфере управления – в частности, о признании недействительными нормативных актов государственных органов, не соответствующих законам и иным нормативно-правовым актам и нарушающих права и законные интересы организаций и граждан; споры об обжаловании отказа в государственной регистрации; споры о возврате из бюджета денежных средств, списанных органами, осуществляющими контрольные функции в бесспорном порядке с нарушением требований закона.

Не могут в третейском суде рассматриваться дела о несостоятельности, банкротстве организаций и граждан-предпринимателей.

Если государственная Фемида по определению стремится установить и наказать виновного, то философия третейского суда, по словам одного из его учредителей – Льва Пономарева, прямо противоположная: добиться примирения сторон.

Эксперты расценивают появление таких судов как запуск механизма правовой саморегуляции российского общества.

Несмотря на, казалось бы, всю важность события, церемония открытия третейского суда по правам человека проходила в маленькой комнатке Независимого пресс-центра, расположенного в одном из переулков у Пречистенки. При этом, как объявили его учредители, работать суд будет в одном из офисов в Малом Кисловском переулке, куда с сегодняшнего дня они и приглашают любых истцов и ответчиков.

По экономическим правам человека

«Третейский суд – это наивысшая форма развития гражданского общества, – заявила корреспонденту «Газеты» Ирина Хакамада, возглавившая коллегию по финансово-экономическим спорам, на открытии суда. – Потому что для этого необходимо доверие трех сторон. Этот суд постарается привить гражданам некую этику в то время, когда в нашем государстве никто уже не ведет себя этично».

Суд будет рассматривать только гражданские споры, в основном – иски между гражданами или юридическими лицами. Особенно, по мнению Хакамады, третейский суд должен заинтересовать предпринимателей, которые стремятся, не разрушая свой или чужой бизнес, разрешить конфликт с меньшими потерями. Несомненным достоинством третейского суда является то, что он изрядно ускоряет процесс судопроизводства. «Например, дело о спорном земельном участке, когда покупатель приобрел землю, а в документах по вине продавца оказалась ошибка, и теперь новый владелец страдает из-за нее, – отметила Хакамада. – В третейском суде будет рассматриваться гораздо быстрее».

Кроме того, третейский суд может быть действенен если не в политических вопросах, то хотя бы в спорах между политиками и прессой, например, когда партии жалуются на СМИ из-за недостоверной публикации.

Обращение в третейский суд выгодно, поскольку пошлины здесь вполовину ниже государственных, а решение выноситcя быстро – в течение 20 дней.

Закон саморегуляции

В развитых странах множество жилищных и финансовых вопросов решается с помощью третейских судов, которые там называются арбитражными.

Третейские суды в современной России появились еще 16 лет назад, когда вышло «Временное положение о третейском суде для разрешения экономических споров», утвержденное постановлением Верховного cовета РФ от 24 июня 1992 года. Сейчас порядок их создания и деятельности регулирует федеральный закон «О третейских судах в РФ» от 24 июля 2002 года. Большинство ныне существующих третейских судов решает в основном финансовые споры.

Третейский суд вступает во взаимодействие с обычными судами только в двух случаях: если одна из сторон отказывается выполнять приговор либо когда его хотят обжаловать. Если одна из сторон не подчиняется решению третейского суда, другая обращается в обычный районный суд, где ей автоматически без дополнительного разбирательства выдадут исполнительный лист. Лев Пономарев сообщил корреспонденту “Газеты”, что уведомление об открытии суда его организация подавала в Пресненский суд Москвы, но стороны могут обжаловать решения третейского суда по правам человека в любом другом районном суде по месту своего жительства. Дальше в дело обязана включиться служба судебных приставов. В соответствии с законом о третейских судах приставы обязаны выполнить вердикт точно так же, как если бы его вынес обычный государственный судья.

Однако, как полагают организаторы, к услугам приставов прибегать придется редко. Ведь решение третейского суда очень сложно оспорить, если стороны еще на стадии заключения третейского соглашения решают, что вердикт будет окончательным и не подлежащим обжалованию. В крайнем случае оспорить решение третейского суда можно в районном суде соответствующей компетенции. Отменить третейское решение можно, если оно противоречит основам российского законодательства или грубо нарушает права человека. Кроме того, закон оставляет возможность признать вердикт недействительным, если он касается вопросов, выходящих за рамки компетенции третейских судов, например компетенции государственных органов.

Права человека – это не к нам

В России уже действуют более 500 коммерческих третейских судов – в отдельных регионах или при Торгово-промышленной палате.

Но Лев Пономарев и Ирина Хакамада уверены, что авторитет судей и их независимость от власти помогут популяризировать эту систему.

Название «третейский суд по правам человека» указывает скорее на его происхождение, чем на практику. Как заявил «Газете» председатель примирительной комиссии третейского суда, он же – лидер движения “За права человека” Лев Пономарев: «Я думаю, что дел именно по правам человека может быть не так уж и много”. По правилам третейского суда обе стороны должны добровольно обратиться в суд. “Но я сомневаюсь, – добавил Пономарев. – Что представители государства согласятся участвовать в судебном разбирательстве на добровольной основе”.
Структура третейского суда по правам человека

Коллегия по защите чести и достоинства

Председатель коллегии

Резник Генри Маркович

Коллегия по гражданским спорам

Председатель коллегии

Бугаенко Екатерина Альбертовна

Коллегия по финансово-экономическим спорам

Председатель коллегии

Хакамада Ирина Муцуовна

Коллегия по трудовым спорам

Председатель коллегии

Карпинский Роман Сергеевич

Коллегия по жилищным спорам

Председатель коллегии

Волкова Татьяна Вячеславовна

Коллегия по спорту

В стадии формирования

Коллегия по общественным и политическим спорам

Председатель коллегии

Ставицкая Анна Эдвардовна

Коллегия по семейным спорам

Председатель коллегии

Липцер Елена Львовна

Коллегия по межэтническим и межкультурным спорам

Председатель коллегии

Самодуров Юрий Вадимович

Примирительная комиссия по финансово-экономическим спорам

Председатель комиссии

Нечаев Андрей Алексеевич

Примирительная комиссия

Председатель комиссии

Пономарев Лев Александрович

Экспертная комиссия

Миронов Владимир Иванович

Москаленко Карина Акоповна

Пашин Сергей Анатольевич

Полякова Мара Федоровна

Ответственный секретарь третейского суда

Архипов Евгений Сергеевич

Хотя Лев Пономарев объявил, что новый суд будет решать споры между гражданами и юридическими лицами, часть его коллег мечтает о гораздо более высокой его миссии – снизить поток жалоб россиян в Страсбург. «У третейского суда по правам человека будет особая компетенция, – заявил “Газете” член экспертной комиссии третейского суда, бывший судья Мосгорсуда Сергей Пашин. – Он будет помогать правительству договориться с гражданином и предотвратить его жалобу в Европейский суд по правам человека». Правда, Пашин не уточнил, как обычный гражданин будет подписывать третейское соглашение с представителями государства.

Кому понадобился этот третейский суд?

Александр Добровинский, адвокат:

Я думаю, что это реверанс в сторону ПАСЕ (не побоюсь этого слова). А во время исполнения любого реверанса можно наклониться и упасть, а можно сделать вид – и тогда это будет выглядеть издевательством.

Как и каждая идея, которая направлена на защиту прав человека, все это хорошо. Но вот, скажем, придет туда какая-то тетя и пожалуется, что ее обидел милиционер, да еще и матом послал. То есть теперь вместо Европейского суда по правам человека (куда бы она написала свою жалобу) такие случаи будет рассматривать этот третейский суд? Наверное, это действительно разгрузит тот поток писем, который идет туда.

Знаете, это неплохо, и даже возможно, что эти суды и правда что-то будут решать. Так что могу сказать, что все это неплохая идея. Приживется ли у нас такой суд, покажет время и вскрытие одновременно. И я очень надеюсь на то, что мои внуки когда-то сочтут хорошим это решение 2008 года.

Юрий Щеглов, старший управляющий партнер адвокатского бюро «Щеглов и партнеры»:

Насколько я помню, разговор об этом вел где-то месяц назад, по-моему, председатель Верховного суда. Речь шла о том, чтобы сделать своего рода прокладку между Верховном судом и Европейским судом по правам человека. Для того чтобы российские граждане, после того как прошли все судебные инстанции на территории нашей страны, могли бы использовать в России еще одну, прежде чем обращаться в Европейский суд.

Это хорошая идея, и если это будет сделано, то пойдет только на пользу: гражданину в рамках РФ еще раз дается возможность попытаться решить свою проблему, которую он не мог решить на протяжении длительного времени.

Будут ли эти суды у нас работать? А их заставят, если примут проект закона о том, что после Верховного суда будет еще одна промежуточная инстанция. То есть включается административный ресурс и… А гражданин, не обратившись в этот третейский суд, уже не сможет обратиться в Европейский суд.

Иван Павлов, адвокат, директор Института развития свободы информации:

Я за то, чтобы судебная система России развивалась, в том числе и путем создания всякого рода третейских судов. И чем профессиональнее и авторитетнее будут там специалисты, тем у людей будет больше шансов добиться защиты своих прав в России.

А обусловлено это тем, что традиционные суды не справляются со своей правозащитной функцией. Все чаще и чаще мы слышим, что суды заранее встают на государственную позицию в тех делах, где гражданин требует защиты от государства и оспаривает, скажем, действия и решения чиновников госорганов или органов местного самоуправления.

Я слышал, что в эту структуру войдет Генри Резник, авторитет которого и как адвоката, и как общественного деятеля по защите прав человека просто непререкаем. Думаю, что его участие и будет залогом успеха этого нового образования. Но ведь главная задача не в том, чтобы вынести решение, а в том, чтобы оно было исполнено. А с этим у нас большие проблемы.

Игорь Трунов, адвокат:

Система третейских судов в России вообще не работает. Их создают при разного рода палатах и ассоциациях, но они не приживаются, потому что наша система судопроизводства серьезно отличается от западных аналогов, откуда все это и копируется. Так что очередной третейский суд – это очередное громкое заявление, связанное в основном с правами человека. То есть красивый пиар-ход и больше ничего.

Даже при, скажем, Торгово-промышленной палате не удается наполнить третейские суды реальной деятельностью. Хотя и есть определенные третейские оговорки, но все равно, как правило, идут в суд общей юрисдикции и там решают вопросы. Ведь важно, чтобы обе стороны готовы были идти в третейский суд.

Честно говоря, я не знаю, есть ли у Льва Пономарева юридическое образование. И вообще вопрос формирования профессиональных третейских судов тоже стоит достаточно остро. Из кого будет состоять этот институт и кто будет принимать решения?

Привязать третейский суд к понятию «права человека» вообще очень сложно. Ведь оно всеобъемлюще и неразрешимо в принципе. В какой-то степени можно приблизиться к идеалу, и тем не менее это система решений стратегического плана, и ни один третейский суд отдельно никак не сможет решить проблему прав человека.

22.01.2008 / АНАСТАСИЯ НОВИКОВА, ЕЛЕНА КУРНАТОВСКАЯ, опрос подготовил АЛЕКСАНДР САРГИН
Материал опубликован в “Газете” №11 от 23.01.2008г.

Рубрики
СМИ