«Денег никто не видел» Руководство Счетной палаты вступилось за арестованного инспектора - Международная Юридическая фирма «Трунов, Айвар и партнеры»
«ТРУНОВ, АЙВАР И ПАРТНЁРЫ»

Международная Юридическая фирма, основана в 2001 году

«Денег никто не видел» Руководство Счетной палаты вступилось за арестованного инспектора

24 сентября 2007
45

Сегодня, как ожидается, Московский окружной военный суд (МОВС) рассмотрит жалобу адвокатов начальника инспекции Счетной палаты (СП) полковника Юрия Гайдукова на изменение ему меры пресечения. Он был арестован 13 сентября по обвинению в вымогательстве взятки в 7 млн евро у руководства ОАО «НПО Энергомаш им. Глушко» — ведущего разработчика ракетных двигателей. По версии следствия, инспектор якобы собирался получить эти деньги вместе с соучастниками — юристом Николаем Серых и бизнесменом Аланом Гогичаевым в обмен на невнесение в материалы проверки выявленных на предприятии нарушений.

Изначально в СП заявили, что сами способствовали разоблачению г-на Гайдукова. Но в пятницу глава СП Сергей Степашин на пресс-конференции неожиданно вступился за своего сотрудника, вообще поставив под сомнение факт взятки. Как рассказал г-н Степашин, Гайдуков, прикомандированный к его ведомству от Минобороны, всегда добросовестно исполнял свои обязанности, а данные, что он был отстранен от должности за нарушения, не совсем соответствуют действительности. Более того, глава СП отметил, что хоть Гайдукову и предъявлено обвинение, «взятки он не получал». «Наличных денег никто не видел, — подчеркнул г-н Степашин. — И для меня большой вопрос, причастен ли арестованный к этому делу». Он лишь предположил, что Гайдуков «был посредником»: «Ведь обвинение ему инкриминировано по соучастию. Уверен, Следственный комитет при прокуратуре во всем разберется. Мне самому интересно. Но еще раз повторяю, что ни один сотрудник ведомства взяток не получал».

По словам г-на Степашина, эта история началась еще в декабре 2006 года, когда СП приступила к плановой проверке НПО «Энергомаш». «С самого начала на нас пытались оказать давление, — отметил он. — Раздавались звонки и сигналы с просьбой «аккуратнее проводить проверку, не так тщательно, с учетом неких международных контрактов». А однажды к нему для конфиденциального разговора «зашел замдиректора «Энергомаша» Дмитрий Пахомов с двумя отставными сотрудниками КГБ СССР». «Они также пытались оказывать на меня давление, — рассказал г-н Степашин. — Об этом разговоре я доложил президенту Владимиру Путину и поставил в известность директора ФСБ».

После обнаружения «многочисленных значительных нарушений на заводе» к Гайдукову обратилось руководство предприятия с просьбой не вносить эти нарушения в акт проверки, за что обещали заплатить крупную сумму. Гайдуков, по словам г-на Степашина, доложил об этом своему начальнику — аудитору СП Сергею Абрамову, а тот в свою очередь ему самому. В результате в состав комиссии были включены несколько сотрудников ФСБ. То есть получилось, что полковник Гайдуков сам предупредил всех, что ему предлагают взятку, а потом все-таки ее взял.

«Сейчас проверка НПО «Энергомаш» еще не завершена, — отметил г-н Степашин. — Нарушения есть. Страна потеряла несколько сотен миллиардов долларов в связи с тем, что защита прав интеллектуальной собственности осуществлялась неэффективно. Поэтому результаты проверки будут очень интересными, хоть и секретными».

Отказываются признавать свою вину и арестованные — Юрий Гайдуков, юрист Николай Серых и владелец ресторана «Карвен» Алан Гогичаев. «Сейчас стоит вопрос, что это было вообще, — сказала адвокат Серых, Людмила Айвар. — Ситуация сложилась непростая. И СП, и “Роскосмос”, и «Энергомаш» утверждают, что денег никто никому не передавал. Значит, получается, ничего не было».

По словам адвокатов, сейчас остается лишь ждать, что предпримет следствие. «У нас в стране не принято признавать свои ошибки, тем более отпускать невиновных, — отметила г-жа Айвар. — В связи с этим не исключено, что арестованным могут просто изменить статью на более мягкую, чтобы создать видимость законности. Видимо, этот вопрос решится после получения акта проверки завода».

Екатерина КАРАЧЕВА