Государство согласилось возмещать жертвам терактов только материальные потери - Международная Юридическая фирма «Трунов, Айвар и партнеры»
«ТРУНОВ, АЙВАР И ПАРТНЁРЫ»

Международная Юридическая фирма, основана в 2001 году

Государство согласилось возмещать жертвам терактов только материальные потери

6 октября 2004
179

Российское государство устами Верховного суда провозгласило, что террористические акты и захваты заложников, оказывается, не наносят гражданам страны морального вреда. Или, во всяком случае, такого вреда, который власти считали бы своим долгом компенсировать. Именно так можно трактовать решение одного из высших судов страны, фактически отказавшего в праве на компенсацию моральных и нравственных страданий людям, потерявшим своих близких во время трагических событий в Театральном центре на Дубровке. Вердикт ВС от 21 сентября, поставивший точку в длительной тяжбе между родственниками жертв "Норд-Оста" и правительством Москвы, обнародовал вчера адвокат пострадавших Игорь Трунов. Верховный суд вслед за Мосгорсудом подтвердил, что власти Москвы не должны возмещать родным погибших заложников моральный ущерб. Хотя ВС рассматривал лишь несколько конкретных жалоб – Татьяны и Ивана Карповых, Зои Черницовой и семьи Храмцовых, очевидно, что и другим москвичам, потерявших близких, не стоит рассчитывать на компенсации.

"Верховный суд подтвердил, что компенсации не будет, – заявил в беседе с корреспондентом "Времени новостей" адвокат Игорь Трунов. – Хотя мы очень ждали этого решения: мы питали большие надежды, что наконец-то в России будет создан механизм возмещения вреда, пусть и в ущербном виде". Г-н Трунов уверен: вердикт Верховного суда означает, что жертв всех терактов фактически лишают права на получение моральной компенсации со стороны государства или муниципальных властей. Дело в том, что прецедент создан, причем на весьма высоком уровне. И хотя по российскому судопроизводству этот вердикт не имеет силы закона, но, зная особенности отечественной судебной системы, теперь можно с уверенностью предположить, что именно позицией ВС отныне и будут руководствоваться суды первой инстанции, вынося решения по аналогичным искам. Тем более что рядовым судьям это даже в какой-то степени облегчает задачу – ведь ранее им приходилось быть главными трактователями статьи 17 принятого в 1998 году закона "О борьбе с терроризмом", в которой говорится о "возмещении вреда, причиненного в результате террористической акции". Защищая от требований родственников жертв бюджеты регионов и государства, из которых финансируется и сама судебная система, они, как правило, трактовали закон однозначно – не в пользу истцов. "Не помогло даже наше обращение к разработчикам закона. У нас есть их заключение с их разъяснением, что в статье 17 они имели в виду полное возмещение вреда – и морального в том числе", – рассказал Игорь Трунов.

До сих пор государство соглашалось возмещать лишь материальный ущерб, понесенный людьми во время терактов, причем, судя по практике выплат, в незначительных объемах. Потерявшим кормильцев назначается небольшая пенсия, потерявшим здоровье – пособие, потерявшим вещи возмещается их стоимость. Вокруг же понятия "морального вреда" – нормы, вполне законно присутствующей в Гражданском кодексе РФ, до сих пор идут баталии. Юристы спорят, в каких денежных единицах сосчитать "нравственные страдания", сколько в рублях по курсу стоит боль от потери близких, и главное – кто должен за это расплачиваться. Размеры компенсации трактуются Гражданским кодексом осторожно и расплывчато: судьям следует руководствоваться требованиями "разумности и справедливости". Исходя из этой установки, можно предположить, что разумная с точки зрения государства цена справедливости сегодня – 100 тысяч рублей.

Именно эта сумма — 100 тыс. руб. — в последнее время традиционно выплачивается после очередного теракта родственникам погибших помимо денег на погребение. Правда, власти из раза в раз подчеркивают, что эти деньги ни в коем случае нельзя рассматривать как компенсацию, да и "моральный вред" в правительственных постановлениях о выделении средств для пострадавших нигде не фигурирует. Речь идет лишь о материальной помощи.

Иски же о моральной компенсации суды отклоняют. "Судя по этим решениям, жизнь детей в России вообще ничего не стоит, поскольку гибель ребенка подпадает только под категорию возмещения морального вреда, а материальной составляющей не несет", — говорит Игорь Трунов, которому удалось отсудить для некоторых из своих клиентов хотя бы более высокие пособия, мотивируя это тем, что у погибших во время терактов были солидные зарплаты. Вместе с тем, по его словам, 80% пострадавших, сотни человек обращаются в суд с просьбой компенсировать именно нанесенный моральный вред, и только 20% просят возместить материальный.

Поэтому адвокаты жертв "Норд-Оста" намерены обратиться за разъяснениями еще и в Конституционный суд. Они подготовили заявление "по поводу неопределенного содержания правовой нормы закона "О борьбе с терроризмом" в части возмещения вреда". "Эта неопределенность приводит к произвольному, основанному на субъективном усмотрении истолкованию и применению этой нормы", — говорится в заявлении. Причем, утверждает г-н Трунов, это касается не только неясного "морального вреда", но и вполне реального материального ущерба. "Тверской суд удовлетворяет материальные иски, а Басманный отказывает. Это означает, что толкование закона неопределенно, а применение субъективно", — говорит он.