Судебная машина сбила Добржанскую - Международная Юридическая фирма «Трунов, Айвар и партнеры»
«ТРУНОВ, АЙВАР И ПАРТНЁРЫ»

Международная Юридическая фирма, основана в 2001 году

Судебная машина сбила Добржанскую

21 апреля 2012
28

Изображение внутри записи20 апреля в Брянске завершился громкий судебный процесс по делу о ДТП со смертельным исходом

Виновница громкого брянского ДТП Ирина Добржанская понесла наказание — это факт и это правильно. Но можно ли говорить о торжестве правосудия?

Фокинский районный суд признал Ирину Добржанскую виновной в преступлении, предусмотренном частью 3 статьи 264 УК РФ («Нарушение правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств, повлекшее по неосторожности смерть человека»), и назначил наказание в виде четырех лет лишения свободы с отбыванием наказания в колонии-поселении. Кроме того, осужденную обязали выплатить пострадавшей стороне 1,5 млн рублей.

Напомним, инцидент произошел 7 октября 2011 года в Брянске. Ирина Добржанская, управляя автомобилем Volkswagen Passat, сбила на нерегулируемом пешеходном переходе Анну Сивакову и ее трехлетнюю дочь. В результате ДТП девочка погибла, а ее мать осталась инвалидом. Добржанская не пыталась скрыться с места происшествия, однако информация о наезде почему-то не попала в сводки ГИБДД. Это вызвало взрыв массового негодования, горожане устроили митинг на месте трагедии, требуя привлечь Добржанскую к уголовной ответственности и арестовать до суда: ходили слухи, что высокопоставленные родственники виновницы ДТП помогут ей избежать ответственности.

Как показали последующие события, опасения эти не оправдались: Добржанская была осуждена.

Виновница понесла наказание — это факт и это правильно. Но можно ли говорить о торжестве правосудия?

На суде Добржанская просила назначить ей наказание, не связанное с лишением свободы, обещая помогать пострадавшей семье. В своем нежелании попасть за решетку она неоригинальна. Какой-нибудь мутноглазый гопник, который третий раз подряд нечаянно грабит человека и попадается, тоже просит «уважаемый суд» о снисхождении. Жизнь-то у него не сложилась — отчим пьет, мать больная на двух работах, никто его не воспитывал, но теперь-то он осознал, что нехорошо разбивать бутылкой голову постороннему гражданину с целью отобрать у него мобильник…

Однако случай Добржанской и ей подобных кардинально отличается от большинства уголовных дел.

Начнем с того, что здесь отсутствует умысел на причинение вреда, а тем более на убийство. Это не значит, что автомобиль не может быть орудием умышленного убийства, — но в данном случае признаков умышленного убийства нет, иначе Добржанскую судили бы по совсем другой статье.

Во-вторых, Добржанская — как и большинство осужденных за ДТП — с превеликой радостью выплатила бы потерпевшим немаленькую компенсацию, чтобы остаться на свободе. Несомненно, она смирилась бы и с длительным лишением права на вождение любых транспортных средств, за исключением колесных сумок и тележек. Но чему хорошему она научится, отбыв срок? Неужели кто-то верит, что она впитает гражданскую ответственность с живительным воздухом колонии-поселения?

Вопрос о целесообразности подобного наказания мы задали адвокату Игорю Трунову.

«Обвинительный уклон нашей судебной системы — общеизвестный факт, — констатирует Трунов. — Судебная система выносит приговоры, связанные с лишением свободы, в несколько раз чаще, чем во всех цивилизованных странах. А между тем в тех случаях, когда идет речь о неумышленном причинении вреда, когда преступление совершено впервые, нет рецидива, нет организованной преступной группы, — нельзя сажать. Это общая практика цивилизованных стран. Тем более что в нашем Уголовном кодексе огромное количество санкций, не связанных с лишением свободы».

Наш собеседник отметил особенную жесткость приговора, вынесенного Добржанской: она получила «под потолок» по данной статье, предусматривающей до пяти лет лишения свободы. Он считает, что здесь сыграло роль повышенное общественное внимание к данному процессу.

«Вызывают удивление не только срок, но и сумма штрафа, — говорит адвокат. — Она вообще не регламентирована законом. В свое время суд оценил гибель ребенка под колесами «Сапсана» в 178 тыс. рублей. Но там был «монстр» РЖД, а тут частное лицо».

Трунов убежден, что в таких «колебаниях» большую роль играют коррупционная составляющая и воля судьи:

«Судья может назначить штраф от 0 до бесконечности. Вот захотела и ляпнула: полтора миллиона. А могла и 25 ляпнуть. Это серьезная недоработка российского законодательства, которое формирует базу для коррупции».

Эксперт напомнил и о том, что одной из составляющих трагедии стал необорудованный пешеходный переход: «Рядом с Добржанской должны были сидеть чиновники, которые сняли асфальт, «зебру» не сделали, знак не повесили. Но вопрос об ответственности должностных лиц растворился и рассосался».

«Много трагедий происходит потому, что на дорогах ямы, люди вылетают на встречку. Пешеходные переходы надо высматривать с биноклем. Но непривлечение к ответственности должностных лиц — это тоже российская традиция», — констатирует Игорь Трунов.