Люди за свой счет хоронили родных - Международная Юридическая фирма «Трунов, Айвар и партнеры»
«ТРУНОВ, АЙВАР И ПАРТНЁРЫ»

Международная Юридическая фирма, основана в 2001 году

Люди за свой счет хоронили родных

26 февраля 2010
220

Два вопроса в этой истории остаются без ответа. Первый — к нашей законодательной и исполнительной власти: когда в России будет налажен эффективный механизм возмещения вреда жертвам тех или иных катастроф? Второй — к профессиональным юристам и простым гражданам: кто, по их мнению, должен нести ответственность за трагедию — государство или владельцы ночного клуба?

Дело о пожаре в «Хромой лошади»: два пути

5 декабря 2009 года в Перми произошло преступление — пожар в ресторане «Хромая лошадь». Погибли 155 человек. 54 человека до сих пор находятся в госпиталях. Им потребуется пролонгированное лечение, медикаментозное сопровождение, санаторно-курортное сопровождение и лечение. 58 сирот осталось, которым необходима пенсия по утрате кормильца.

И сегодня стоит достаточно остро вопрос выбора пути, который я хотел бы решить, что называется, всем миром и послушать ваш совет. Потому что есть два варианта решения этой проблемы. Есть ответственность государства, потому что виновны тут чиновники, некоторые из которых сейчас заключены под стражу, некоторые на свободе. Идет два уголовных дела.

И виновны предприниматели, гражданские лица, которые несут материальную ответственность. Это гражданский иск в уголовном судопроизводстве. Некоторые из предпринимателей достаточно состоятельные люди. На сегодняшний день наложен арест на три их квартиры, два земельных участка, машину и 28 долей в тех или иных предприятиях.

Поэтому это альтернатива: кому предъявлять иски о материальной ответственности? Вопрос очень серьезный, особенно в части 14 круглых сирот, у которых погибли оба родителя. Он, конечно, имеет определенную перспективу и определенные трудности. То есть оба эти пути неоднозначны.

Дело о пожаре в «Хромой лошади»: размер компенсаций

Тема возмещения вреда в этой ситуации разнится. То есть если это сирота, то эти помесячные выплаты до совершеннолетия зависят от того, сколько родители зарабатывали. То есть, если погибший родитель — а там были успешные предприниматели — зарабатывал, допустим, в месяц десять тысяч долларов, то половину должен получать ребенок. Это до совершеннолетия. Либо, если он будет учиться в высшем учебном заведении, то до 23 лет.

Если это больной, который остался инвалидом, то ему необходимо медикаментозное сопровождение на весь срок инвалидности. Если у погибшего были престарелые родители, то это пожизненная пенсия — в зависимости от того, сколько погибший зарабатывал.

Поэтому всю эту арифметику очень сложно назвать одной цифрой. Потому что в каждом конкретном случае — и это правильно — разные цифры. Нельзя всем платить по 100 тысяч. Ситуация разная. Сирота круглая, один родитель остался, и так далее…

Поэтому каждый конкретный случай дает цифру. И эта цифра состоит из нескольких цифр. Это пролонгированные выплаты на лечение, пенсии по утрате кормильца. Это санаторно-курортное сопровождение, моральный вред, стоимость жизни погибшего. Поэтому это соединение в каждом отдельном конкретном случае уже будет рассматриваться судом. И вопрос: «Кому отвечать?»

Дело о пожаре в «Хромой лошади»: платит государство

Итак, первый путь — путь ответственности государства. Как только правонарушителем является и становится чиновник, вступает в действие статья 53 Конституции, которая говорит, что каждый имеет право на возмещение вреда государством, если преступление совершил чиновник. И это закреплено в Гражданском кодексе: статья 69 говорит, что казна Российской Федерации отвечает за того чиновника. И это регрессный порядок. Не нужно думать, что государство платит, и все уходит с концами. Статья 1081 говорит о том, что государство потом эти деньги возвращает, взыскивая с виновных. Поэтому платит всегда виновный.

Вопрос только в скорости и объеме. То есть государство может выплатить быстро и в полном объеме, а потом будет заниматься с этим виновным и взыскивать с него длительное время. Поэтому этот порядок очень правильный и очень красивый, закреплен Конституцией, гражданским, уголовным законодательством.

Все очень четко прописано в законе. Но не работает в суде — никогда и нигде. Я десять лет этим занимаюсь. Десять лет представляю потерпевших от терроризма, техногенных катастроф, природных катастроф. Вне зависимости, звезды ли это: если мы возьмем семью Бодровых, которых я представлял, или люди никому не известные, сироты, у которых погибли в «Трансвааль-парке» родители, — практически никогда не срабатывает этот институт. Всегда вплывает вторая серия — Европейский суд по правам человека.

Да, сегодня ратифицировали дополнительный 14-й протокол: скорость другая, качество другое, и есть большие перспективы и большие надежды на то, что там суммы выше и что там суд, конечно, более качественный. Поэтому этот первый путь и его трудности — это то, что в России нет, и перспектива — Европейский суд по правам человека.

Дело о пожаре в «Хромой лошади»: платит виновный

Второй путь развития этой ситуации — гражданский иск в рамках уголовного судопроизводства. К ответственности привлечены сегодня четыре предпринимателя. Один из них достаточно состоятельный. Наложен арест на его имущество. К огромному сожалению, ушло его имущество в Испании. Не успела и, по всей видимости, не собиралась прокуратура ходатайствовать в МВД Испании о наложении ареста в счет обеспечения ареста исков. Имущество распродано. У нас есть такая информация.

Но в России арест наложен на три квартиры, два земельных участка, машину и 28 долей, которые, вероятно, к концу судебного процесса не останутся таковыми. Поэтому гражданский иск в уголовном судопроизводстве относится к непосредственным виновным.

Здесь у нас железная перспектива выиграть дело. Железная перспектива получить серьезные суммы. И нет никаких вариантов на получение реальных денег. То есть они будут сидеть в тюрьме. Наш Уголовно-исполнительный кодекс регламентирует так, что в первую очередь взыскивает государство, потом расходы на содержание, потом алименты, которые они платят, потом на ларек* им зачисляют от 25 до 50 процентов. Потом только потерпевшие. Это значит — никогда и ничего.

Поэтому путь, как громкое PR-составляющее, очень хорош. В суде все выигрываем, а денег никогда и никто не получает. Поэтому этот второй путь есть, и он закреплен законодательно, и можно по нему пойти.

______________________________________________

* Ларек — магазин для заключенных, покупки в котором оформляются по безналичному расчету. Для основной массы заключенных существуют ограничения как в сумме, которую они могут истратить ежемесячно на покупку в ларьке, так и в том, что использовать можно только деньги, заработанные в исправительно-трудовом учреждении.

Дело о пожаре в «Хромой лошади»: кто должен платить?

И, подводя итог, я повторюсь, что вопрос очень болезненный. Вопрос, требующий срочного разрешения. Это 58 сирот. Это 58 человек в крайне тяжелой форме медикаментозного лечения. И это все требует сегодня денег. Это погребальные услуги: 155 человек похоронили. На последние деньги люди хоронили своих близких.

Поэтому вопрос, который висит в воздухе, первый, который стоит к нашей законодательной и исполнительной власти: «Когда в России будет реальный механизм возмещения вреда?» И второй вопрос, вопрос к нашим гражданам, к нашим юристам: «Каким путем идти? Кто должен отвечать? Кто должен возмещать, государство или предприниматели — владельцы этого клуба?»