Кража в трупных размерах - Международная Юридическая фирма «Трунов, Айвар и партнеры»
«ТРУНОВ, АЙВАР И ПАРТНЁРЫ»

Международная Юридическая фирма, основана в 2001 году

Кража в трупных размерах

17 июня 2010
42

Мародерство на месте катастроф – застарелая проблема России. Но на международный уровень она выходит впервые

  

История с кражей кредитных карт одного из членов польской делегации, разбившегося вместе с президентом Лехом Качиньским под Смоленском, закончилась, едва успев начаться. Следственный комитет при прокуратуре (СКП) отрапортовал о раскрытии преступления, обвинив в мародерстве четверых ранее судимых солдат Минобороны, которые стояли в оцеплении на месте катастрофы.

Российская и польская стороны быстро замяли намечавшийся международный скандал. Первоначально польская сторона обвиняла в краже работавших на месте катастрофы бойцов ОМОНа, но после жесткой официальной реакции МВД РФ извинилась перед милиционерами и уточнила, что речь идет о военных. Эту версию быстро подтвердили и российские власти.

Польский правительственный самолет разбился на аэродроме Смоленск-Северный 10 апреля. А через несколько дней после этого четыре солдата-срочника местной войсковой части №06755 неожиданно разбогатели. Это Сергей Сыров, Игорь Пустовар, Артур Панкратов и Юрий Саньков. Трое были уже ранее судимы: Сыров—за грабеж, Панкратов—за фальшивомонетничество, а Саньков—за кражи. Солдаты привлекли к себе внимание тем, что все свободное время кутили в местных ресторанах, где расплачивались банковскими картами. У кредиток оказался хозяин—погибший в авиакатастрофе генсек Совета охраны памяти борьбы и мученичества Анджей Пшевозник.

В общей сложности солдаты прогуляли с трех кредитных карт в пересчете на рубли чуть более 60 000. Минобороны РФ пообещало родственникам г-на Пшевозника принести извинения за мародерство своих военнослужащих и полностью возместить ущерб, но лишь после того, как суд признает их виновными. Солдатам пока предъявлены обвинения в краже в составе группы по предварительному сговору. Это обвинение не тяжкое, поэтому подозреваемые даже не арестованы. СКП сообщает, что все солдаты уже дали признательные показания и активно сотрудничают со следствием.

Спецслужбы и следователи пока тщательно скрывают информацию о том, как к солдатам-срочникам попал бумажник с кредитными картами польского чиновника. Дело в том, что они хоть и стояли в оцеплении на месте авиакатастрофы, но находились достаточно далеко от обломков самолета и вещей пассажиров. Сейчас следователи пытаются выяснить, были ли другие случаи мародерства в районе крушения Ту-154. Ранее польские журналисты сообщали, что у летевшей в этом самолете депутата сейма Александры Наталли-Свят также пропала кредитная карта, но до сих пор неизвестно, была ли она украдена.

Обвинения в мародерстве в адрес российских силовиков, занимающихся ликвидацией последствий разнообразных катастроф, звучат давно. «Я не припомню ни одного теракта, крупного пожара, авиакатастрофы или техногенной аварии, где не было бы случаев мародерства со стороны сотрудников правоохранительных органов»,—рассказывает Newsweek адвокат Игорь Трунов. «Чаще всего кражами промышляют милиционеры и пожарные»,—соглашается с защитником один из сотрудников Следственного комитета при прокуратуре.

Мародеры в погонах работают цинично и дерзко. «Во время операции по освобождению заложников “Норд-Оста” спецназ подрался с милиционером, который снимал с умершей женщины золото»,—вспоминает один из следователей СКП Москвы. А после теракта на станции метро «Автозаводская» у некоторых погибших женщин были разорваны мочки ушей—так с них снимали золотые сережки. Мародеры крадут в любое время: в ходе спасательной операции и даже в период следствия.

Уже после спецоперации в «Норд-Осте» 50 бывших заложников заявили о пропаже своих вещей. Вскоре выяснилось, что деньги двух потерпевших при таинственных обстоятельствах исчезли из прокуратуры. После пожара в январе 2006 года в отделении Сбербанка во Владивостоке у пяти сотрудниц банка пропали мобильные телефоны. Обвинение в краже предъявили трем местным пожарным. 14 сентября 2008 года в Перми разбился летевший из Москвы самолет Boeing 737, в котором погибли 88 человек. Уже во время следствия со склада хранения вещдоков из отделения милиции исчезли деньги и украшения погибших. К их пропаже оказался причастен дежурный милиционер.

Лидерами мелкого мародерства считаются пожарные. Закон о пожарной безопасности позволяет им «проникать в любое время суток во все производственные, жилые и иные помещения, куда распространилось или может распространиться пламя, вскрывать в необходимых случаях окна и двери». Если пожарные что-то разгромят или испортят, то по тому же закону «личный состав, действовавший в условиях крайней необходимости, от возмещения причиненного ущерба освобождается».

Мародеры охотно пользуются этой индульгенцией. Огонь теоретически может распространиться на четыре стороны, поэтому они вскрывают и соседние помещения. Красть предпочитают мелкую бытовую технику, деньги и шубы, которые легко спрятать, а пропажу можно списать на огонь. «Пожарные готовятся к делу основательно—некоторые надевают под униформу специальные лифчики для краденого»,—утверждает адвокат Игорь Трунов.

Остановить мародерство среди пожарных пока не удается. Глава сибирского МЧС генерал-лейтенант Салов даже разослал своим подчиненным грозное предупреждение, в котором пообещал их карать за кражи. «Любой, уличенный в мародерстве на пожаре, с позором изгоняется из наших рядов. Его имя предается огласке во всех уголках Сибири, с применением всего арсенала средств, имеющихся в распоряжении системы. Боевое снаряжение мародера сжигается, а техника подлежит дезинфекции, как если бы она подверглась заражению»,—отмечается в заявлении генерала.

Следователи говорят, что найти пропавшие вещи и вычислить мародеров трудно. «На месте авиакатастроф и крупных пожаров работают несколько сотен человек, и каждый затем говорит, что он ничего не видел»,—объясняет сотрудник СКП. Редких мародеров находят благодаря записям камер видеонаблюдения или показаниям свидетелей. Следователь рассказывает: недавно в Москве пожарные украли из горящего магазина детские игрушки, спрятали их в машине, но не заметили, как их сняла камера. Случаи, когда мародеры оказываются на скамье подсудимых,—большая редкость.

Отчасти мародерство процветает и из-за пробелов в законодательстве: в России нет такого юридического понятия, поэтому формально уголовное дело возбуждается по статье «кража». «Это неверная квалификация, потому что при краже есть потерпевший, а при мародерстве—не всегда»,—считает адвокат Игорь Трунов. Так, например, происходит в случаях, когда деньги или вещи крадут у погибшего человека.