"Поддерживаю государственного обвинителя!" - иеромонах Илия - Международная Юридическая фирма «Трунов, Айвар и партнеры»
«ТРУНОВ, АЙВАР И ПАРТНЁРЫ»

Международная Юридическая фирма, основана в 2001 году

“Поддерживаю государственного обвинителя!” – иеромонах Илия

17 апреля 2013
143

 

Изображение внутри записиЗа иеромонаха Илию (Павла Семина), которого судят за аварию, стоившую жизни двум людям, вчера заступались и гособвинитель, и даже один из представителей потерпевших. Во-первых, вдовам рабочих, сбитых во время ДТП, так и не удалось добиться ареста трех его автомобилей — иеромонаху дадут возможность доказать, что машины ему больше не принадлежат. Против второго ходатайства — о том, что Илию нужно судить еще и за то, что он был нетрезв и оставил потерпевших в опасности — выступил и представитель одной из вдов. И тут же лишился контракта.

Вчерашнее заседание в Дорогомиловском райсуде началось как всегда с опозданием, зато живо – подсудимый при входе в зал сказал "добрый день", а потом всех рассмешил. На вопрос судьи Антона Толстого о месте его проживания Семин уточнил, имеется ли в виду адрес его регистрации или место нахождения на сегодняшний день. Судья на это ответил, что все и так знают, где находится подсудимый, а все присутствующие дружно рассмеялись.

Обвинение считает, что 15 августа 2012 года Семин совершил ДТП на Кутузовском проспекте, из-за которого погибли двое дорожных рабочих — Николай Сергеев и Павел Лейкин, еще один рабочий был госпитализирован. 

В начале слушания представитель потерпевших адвокат Игорь Трунов сообщил, что из ГИБДД пришел ответ, в котором указано — на Семина зарегистрированы Mercedes-Benz SL500, BMW 740 LI и Mercedes G-Wagen (на последнем иеромонах и попал в аварию, и теперь машина на стоянке в качестве вещдока). Защитник попросил суд арестовать две машины, которые не участвовали в ДТП, для обеспечения исков вдов и родителей погибших Николая Сергеева и Павла Лейкина на сумму больше 13 млн руб. Он отметил, что запрет применения регистрационных действий, который наложили следователи, неадекватная мера, поскольку не может "обеспечить сохранность [транспортных средств] и не исключают дальнейшего использования и эксплуатации по генеральной доверенности", по которой автомобили можно продать. Трунов заявил, что единственная мера в уголовном деле — арест имущества. Потерпевшие уже ходатайствовали об аресте машин Семина на одном из предыдущих заседаний, но тогда судья отказал, поскольку не счел доказательством рапорт полицейского, в котором было указано,  что машины принадлежат Семину.

Прокурор Екатерина Фролова высказалась против ареста машин, обосновав это тем, что нет сведений, пытается ли Семин кому-нибудь их передать и что кто-то ими пользуется. Она также отметила, что оба "Мерседеса" находятся на спецстоянке, а подсудимый и так обещал возместить ущерб потерпевшим.

– Поддерживаю государственного обвинителя, — сказал Семин и сообщил, что автомобили, кроме разбитого "Мерседеса", уже проданы по генеральной доверенности больше года назад. — Переоформления не было, юридически они находятся у меня в собственности, но фактически я получил за них денежные средства и продал по генеральной доверенности. Не сняли, видимо, с учета, — объяснил он и пообещал предоставить копии доверенностей и расписки в получении денег.

Защитники потерпевших, однако, не увидели в этом препятствия для ареста, поскольку юридически собственником машин все равно является Семин. "Риск наступления какого-либо материального ущерба лежит не на потерпевших, а на тех недобросовестных гражданах, которые оформили договор купли-продажи, если он вообще был, по генеральной доверенности, и на самом Семине, — возмущалась адвокат Людмила Айвар. — Всем, наверно, хочется поездить на машинах с номером АМР!".

– Автомобили все старенькие, заявленный моральный иск – 15 млн руб. — они не покроют, даже если их арестуют, — пояснил Семин. – Им больше 10 лет.

После длительного обсуждения судья решил отложить вопрос об аресте машин, дав Семину возможность предоставить документы об их отчуждении, свидетельства о регистрации и техпаспорта. Защитники потерпевших однако не сдавались и высказали возражения на действия судьи. Айвар отметила, что автомобили могут снять с учета за несколько часов и в следующем заседании документов о праве собственности Семина может уже не быть, но судья не внял и этим доводам.

После этого представитель потерпевших Трунов заявил ходатайство о возврате дела в прокуратуру. Адвокат напомнил, что из дела исчезли показания нескольких свидетелей, показавших, что Семин в ночь ДТП был пьян, а экспертиза выдыхаемых паров, не обнаружившая следов опьянения, была проведена спустя 20 часов после ДТП, хотя уже через шесть часов она и не могла бы дать положительного ответа. А следователь, как известно, не указал, что Семин был пьян и скрылся с места ДТП. В связи с этим защитник попросил вернуть дело прокурору для добавления обвинений по ч. 6 ст. 264  УК РФ – ДТП с двумя погибшими в состоянии опьянения (до девяти лет лишения свободы) и ст. 125 УК РФ – оставление в опасности (до года лишения свободы). Сейчас Семину грозит до семи лет лишения свободы, а в случае уточнения обвинения грозило бы до девяти лет.

Прокурор выступила против этого ходатайства.

– Поддерживаю государственного обвинителя, — снова согласился с ней Семин. — Свидетели, которые со мной встречались за 15-20 минут до аварии, смогут подтвердить, что я не был пьяным за рулем.

Против этого ходатайства неожиданно выступил и представитель Марины Лейкиной (вдовы одного из рабочих) Сергей Жулинский: теперь, сказал он, уже невозможно проверить, был ли Семин в состоянии опьянения. Это заявление стоило защитнику контракта — после того, как судья через полтора часа отказал в ходатайстве, Лейкина объявила, что отказывается от представителя, и он покинул зал заседания. А отказал судья потому, что обвинительное заключение было составлено без нарушений УПК и утверждено первым заместителем прокурора Москвы Алексанром Козловым.

Единственным допрошенным свидетелем на вчерашнем заседании был старший инспектор ДПС Владимир Хитько, который составлял схему ДТП, но не смог сделать заключение, каков был механизм аварии. Во время допроса он почти ничего не помнил.

– Вы меня заставили задуматься и засомневаться, я ли эту схему рисовал? – сказал он на очередной вопрос Айвар.

– А вы посмотрите, ваша ли подпись – предложила адвокат.

Инспектор не мог вспомнить даже то, говорил ли он с кем-то из очевидцев, но потом все же сказал, что "со слов коллег" людей сбил Mercedes. "Легенда звучала такая, что водитель покинул место ДТП в неизвестном направлении" —  вспоминал он. А на вопрос о том, знал ли он про то, что подсудимый имел спецномера, свидетель ответил, что видел "обычные государственные знаки".