Как решаются проблемы «автогражданки» - Международная Юридическая фирма «Трунов, Айвар и партнеры»
«ТРУНОВ, АЙВАР И ПАРТНЁРЫ»

Международная Юридическая фирма, основана в 2001 году

Как решаются проблемы «автогражданки»

15 марта 2010
9

Новые поправки в закон об ОСАГО расширят лимиты выплат и одновременно увеличат тарифы на 30%. Минфин пытается залатать дыры так, чтобы «вещь» как новая была.

Который год страховщики пытаются любыми способами поднять тарифы на ОСАГО. В пользу этого они приводят массу доводов: инфляция, удорожание ремонта, запчастей, «прожорливость» автосервисов и «в целом высокая убыточность». Правда, в этом году аргументы придется скорректировать. Ситуация со сборами по ОСАГО на фоне общего кризисного спада выглядит не так уж драматично. По данным Росстрахнадзора, объем премий вырос за прошлый год на 6,6%, а выплаты – всего на 4,1%. Компании собрали 85,7 млрд рублей, а выплатили – лишь 49,8 млрд.

Так что дискуссии автостраховщиков переместились в другую плоскость. Теперь речь идет о расширении лимитов возмещения. Странно слышать эти разговоры, когда число жалоб на задержки с выплатами прогрессирует.

Сколько стоит жизнь? В этом году Минфин рассматривает возможность увеличения лимита по ущербу жизни и здоровья в рамках ОСАГО до 500 тыс. рублей. По словам заместителя руководителя департамента финансовой политики Минфина Веры Балакиревой, рабочий вариант законопроекта почти готов и поступит в Госдуму до лета, после того как будут окончательно взвешены все расчеты. Расширение лимита неизбежно повлияет на стоимость страхования. «В этом случае тарифы на ОСАГО вырастут примерно на 30%. Такое повышение будет посильным для населения», – оптимистична Вера Балакирева. Что касается лимитов по имуществу, то они, по словам представителя Минфина, будут скорректированы незначительно, поскольку их увеличение приведет к более значительному удорожанию полиса.

Кто бы спорил, что лимиты надо расширять. Сегодня выплаты по «жизни» и здоровью не превышают 160 тыс. рублей на одного пострадавшего (или 240 тыс. рублей на всех попавших в аварию). Для сравнения: в Германии средний лимит по ущербу жизни и здоровью на одного человека составляет 7,5 млн евро, но есть программы и с неограниченным лимитом покрытия. «Расширять лимиты по жизни надо. Но сделать это сегодня можно и без повышения тарифов. Ведь выплат по ущербу жизни и здоровью в рамках ОСАГО практически нет», – говорит гендиректор «Эрго Русь» Александр Май.

Мизерность выплат по жизни и здоровью не отрицает и сам Минфин. По словам Веры Балакиревой, они не превышают сегодня 1% от сборов по «автогражданке». Главным образом выплачивается возмещение расходов на погребение. Что же касается затрат на лечение пострадавших в авариях, то они, как правило, покрываются ОМС. Но Минфин рассчитывает изменить механизм выплат. Чиновники предлагают установить сетку фиксированных выплат – в зависимости от тяжести полученной травмы. Эту сумму пострадавший сможет получить сразу – авансом, а окончательный расчет будет происходить позже, когда станет понятен полный объем затрат на лечение и реабилитацию. Участники рынка сомневаются в жизнеспособности такого механизма. «В России очень трудно обосновать стоимость лечения. Такая возможность есть у пострадавших и сегодня. Но почему-то они ею редко пользуются. Для этого надо предоставить документы, подтверждающие сумму, в которую обошлось восстановление здоровья. Попробуйте в районной поликлинике взять справку о том, сколько стоит лечение сломанной руки. Это непростая задача», – считает Александр Май. И потом – вопрос с ОМС остается решенным лишь частично.

По мнению вице-президента Федерального союза адвокатов России Игоря Трунова, главный вопрос не столько в повышении лимита страхования, сколько в методиках расчета ущерба жизни и здоровью. Именно эти вопросы чаще всего становятся предметом судебных разбирательств между страховщиками и пострадавшими. «В Воздушном кодексе, например, установлена максимальная планка возмещения в 2 млн рублей на каждого пострадавшего или погибшего, но это не решает всех проблем. В суде надо подтвердить и доказать, что человек может претендовать на такое возмещение», – говорит адвокат. По его словам, эти тарифы требуют унификации и четко прописанной методики выплат. «Мы можем оценить стоимость разорванной рубашки, но жизнь человека не стоит у нас ничего. Я сталкиваюсь с этой проблемой всякий раз, когда защищаю в суде интересы пострадавших в авиационных катастрофах, в автомобильных авариях», – сетует Игорь Трунов.

РСА освободят от компенсаций. Изменение лимитов – не единственное новшество. «Мы хотим перестроить процедуру компенсационных выплат», – заявляет Вера Балакирева. Поправка, которую Минфин предполагает внести в закон об ОСАГО, расширит функции РСА в процедурах банкротства. «Союз мог бы активнее участвовать в передаче портфелей страховщиков, у которых отозвана лицензия или в отношении которых возбуждена процедура банкротства», – говорит представитель ведомства. В этом случае РСА не придется напрямую выплачивать компенсации многочисленным клиентам исчезнувших с рынка компаний. Обязательства возьмет другой страховщик. А РСА лишь будет компенсировать компаниям, взявшим дефолтные портфели, нехватку активов из тех же компенсационных фондов.

Тревога Минфина понятна. Поток обращений по полисам обанкротившихся компаний захлестывает РСА. По словам начальника контрольно-аналитического управления РСА Дмитрия Позднякова, 131 тыс. человек уже получили компенсации из фондов союза на 5,2 млрд рублей. Из них 3,4 млрд приходятся только на прошедший год. Финансовые обязательства только семи страховых компаний, вышедших в 2009-м из системы прямого возмещения убытков, оцениваются в 1,5 млрд рублей. Но возникает вопрос: получат ли вообще в этом случае возмещение пострадавшие в ДТП. Ведь страховщики задерживают выплаты по полисам «автогражданки» даже своим собственным клиентам. Да и кто позарится на портфели проблемных компаний? «Страховщику интересен тот портфель, который он может пролонгировать, а в этом случае я вижу только проблемы. Ты получаешь непонятную клиентскую базу и возможные сложности с сомнительными посредниками. Работать себе в убыток никто не будет. Посмотрите программы, которые сегодня развивают крупнейшие компании – они ориентированы на узкие группы дорогих автомобилей», – комментирует Александр Май.

Альтернатива сохранится. Часть минфиновских поправок связана с уточнением процедуры прямого урегулирования убытков. «Она прописана в законе только рамочно и требует более четкого определения», – признает Вера Балакирева. Страховщики с ней солидарны. «Большие риски в системном нечистоплотном поведении отдельных страховщиков, нарушающих правила профессиональной деятельности и пытающихся зарабатывать за счет потерпевших и коллег по рынку. Они применяют двойные стандарты при урегулировании убытков в зависимости от их размера, играя на разнице «фиксированных сумм» и фактических выплат. Это явление уже получило название – “селекция убытков”», – рассказывает Дмитрий Титиев, директор управления методологии департамента урегулирования убытков «Росгосстраха».

А вот безальтернативного ПВУ в ближайшее время ждать не стоит. Такие поправки Минфин не планирует вносить. «Одноканальность мы будем обсуждать отдельно, у нас есть опасения относительно ее введения. Есть компании, которые определяют выплату ниже реального ущерба. Сначала надо решить эту проблему. Это длительный процесс. К тому же придется перерабатывать практически все нормы закона, по сути, полностью переписать закон», – поясняет Вера Балакирева.

Минфин намеревается также более четко определить действие механизма штрафных санкций за несвоевременную выплату возмещения. Этот механизм, по признанию ведомства, так и не заработал. Однако участники рынка сомневаются в том, что сейчас, когда большинство компаний буквально «на ладан дышат», есть смысл нагружать их дополнительными штрафными санкциями. Это может только усугубить проблемы с платежеспособностью.

Страховая история отрегулирует тарифы. Само по себе повышение тарифов вряд ли решит все проблемы автогражданки. С этим согласны и эксперты компании «Эрнст энд Янг». «Повышение тарифов переведет полисы ОСАГО в класс привлекательных и относительно дорогих продуктов. Это, в свою очередь, даст предпосылки продавцам диктовать условия страховщикам по размеру выплачиваемого комиссионного вознаграждения. Кое-кто из страховых компаний, конечно, согласится, кто-то – откажется сразу, а кто-то спустя некоторое время, не сразу осознав, насколько губительной для его компании будет такая «ноша». Это так называемый эффект «снежного кома», очевидность и последствия которого становятся с каждым годом все заметнее», – полагает Алекс Корогодски, партнер компании «Эрнст энд Янг», руководитель группы страховых и актуарных решений в СНГ.

Как считает Александр Май, изменить ситуацию помогла бы система многоуровневых страховых историй, подобная той, что сегодня существует в европейских странах. В таких историях пошагово отражена картина убытков каждого клиента. Причем контролировать этот процесс должна независимая организация. «Тогда можно было бы индивидуально рассчитывать тарифы для любого автовладельца в зависимости от стажа безубыточного вождения. Тогда будет реально работать система понижающих и повышающих коэффициентов. Тогда убыточные клиенты будут платить больше, а безубыточные – меньше», – убежден Александр Май.

Рубрики
СМИ