Легко ли добиться правды в Европейском суде? - Международная Юридическая фирма «Трунов, Айвар и партнеры»
«ТРУНОВ, АЙВАР И ПАРТНЁРЫ»

Международная Юридическая фирма, основана в 2001 году

Легко ли добиться правды в Европейском суде?

2 июля 2009
23

Россия вышла на первое место по количеству жалоб в Европейский суд по правам человека. С одной стороны, это значит, что граждане России недовольны российскими судами, с другой – они считают, что в Страсбурге им помогут. Кто может подавать жалобу в Европейский суд, сколько денег можно с помощью Европейского суда отсудить у российского государства и как дорого обойдутся жалобщику услуги адвоката? – на эти вопросы мы попытались найти ответы.

~Какую жалобу писать

В 2008 году из России в Страсбургский суд поступило 27 500 исков – 28% от общего количества. Россия опередила всех, даже Турцию, на которую тоже много жалуются.

Правда, рассмотрено за год было всего 250 российских жалоб – в основном в пользу заявителей. Известно, что канцелярия Европейского суда из 5000 полученных жалоб отметает примерно 4800 – и только 4 – 5 процентов считаются относительно приемлемыми, они и поступают на рассмотрение.

Для того чтобы иск приняли, необходимо соблюдение двух условий: 1) заявитель уже пытался безуспешно добиться правды в отечественных судах и имеет на руках копии всех судебных решений, 2) если ему удастся доказать, что российские власти нарушили Европейскую конвенцию о защите прав человека и основных свобод. Таких свобод довольно много: например, свобода собраний и ассоциаций (на ее ограничение недавно жаловались сайентологи), и право на справедливые выборы (на их отсутствие россияне не жалуются), и запрет пыток – таких обращений довольно много, так как российские тюрьмы из-за самих условий содержания считаются пыточным застенком. Но все это – жалобы не типичные.

В 2008 году, как и в предыдущие годы, подавляющее большинство рассмотренных жалоб – было связано с нарушением прав собственника (в 65% рассмотренных заявлений) и нарушением права на справедливый суд (в 70%). Если сложить проценты, то получается больше 100 – это потому, что обычно жалоба содержит информацию сразу о нескольких фактах нарушения прав. Сначала гражданина лишили бизнеса, а потом – не дали возможность вернуть собственность в обычном судебном порядке.

Право на личную неприкосновенность ущемлялось в 27% рассмотренных исков. Жалобы на унижение человеческого достоинства содержались в 14% заявлений. Столько же было заявлений по поводу недостаточного обеспечения эффективной правовой защитой (невызов в суд, непредоставление адвоката). В 7% случаев жалобщики обращали внимание на затягивание сроков судебного рассмотрения дел, и Европейский суд это заинтересовало.

Правда, сейчас в России готовится очередная судебная реформа, в ходе которой должен быть предусмотрен механизм получения компенсации за судебную волокиту. Если российские суды смогут сами наказывать себя за нарушение предписанных сроков, поток жалоб может сократиться. В Италии все случилось именно так. Когда там приняли закон, позволяющий судам самим штрафовать себя за нарушение предписанных сроков, поток жалоб из Италии в Страсбург уменьшился в три раза.

~Сколько стоит адвокат

Жалобы, в которых от решения зависят здоровье, свобода или жизнь заявителя, рассматривают в приоритетном порядке. И если обычная жалоба может дожидаться рассмотрения четыре года, то заседание по «спасению личности» может начаться спустя считанные месяцы после поступления.

Например, дело петербуржца Павла Штукатурова рассмотрели за два года: с 2007 по 2009 год его историю успели разобрать сначала Страсбургский суд, потом российский конституционный. Штукатуров был отправлен опекунами в психиатрическую больницу, российские суды общей юрисдикции помочь ему не могли (в России процессы по делу недееспособного гражданина могли проходить только с согласия опекуна – даже если человек собирается судиться с этим опекуном). После того как Европейский суд решил дело в пользу Штукатурова, российский КС внес поправки в закон об оказании психиатрической помощи.

В России уже сформировался клан юристов, специализирующихся на составлении жалоб в Европейский суд по правам человека. Это правозащитный центр «Мемориал». Голландская организация «Правовая инициатива по России» и британская Interight, как считается, специализируются на борьбе с пытками. Есть юристы, преимущественно занимающиеся правами чернобыльцев или представляющие интересы пострадавших из-за неправильных действий медиков.

Средний размер гонорара таким юристам не очень большой. По крайней мере, как следует из решений Страсбургского суда, судебные издержки исчисляются 3 – 5 тысячами долларов, а это и есть расходы на адвокатов. Сами адвокаты уверяют, что процент от компенсации, назначаемой судом, они получают крайне редко. Дороже всех оплачиваются т.н. «чеченские дела» – поскольку связаны с поездками в неспокойные регионы.

Есть несколько категорий дел, в которых Россию не то чтобы признают заведомо виновной – но рассматривают их очень быстро, хоть и в порядке общей очереди. Потому что само российское законодательство влечет нарушение Конвенции о защите прав, в частности, право на справедливый суд. Например, в России надзорная инстанция порой отменяет решения суда, даже если они вступили в законную силу (в том числе и после вердиктов присяжных). Для Европы это нонсенс – отмена вступившего в силу судебного решения. Так что здесь для подачи жалобы в суд даже не надо ничего доказывать, только предоставить копию постановления.
Интересная ситуация складывается с доказательством пыток в милиции и тюрьмах. Иногда здесь достаточно предъявить план стандартной камеры, в которой будет отмечена параша рядом с нарами.

~Стоит ли игра свеч?

Первичная жалоба в европейский суд – это просто рассказ о своей невеселой истории. Ее излагают на русском языке и отправляют в Страсбург. В ответ – примерно через два месяца – приходит настоящий формуляр жалобы. Его нужно заполнить (тоже на русском) с указанием тех статей Конвенции, которые были нарушены в данном случае. Кстати, формуляр и текст Конвенции можно скачать в интернете и сэкономить на переписке два месяца. Поскольку Россия ратифицировала конвенцию только в мае 1998 года, жаловаться на события, произошедшие ранее, не имеет смысла. Есть шансы, только если поражение в правах растянулось во времени.

– Причин, по которым жалобу сочтут неприемлемой, не так много, – рассказал «Городу 812» юрист центра «Мемориал» Максим Тимофеев. – Во-первых, со дня окончательного решения суда общей юрисдикции не должно пройти полгода, во-вторых, все иные средства судебной защиты должны быть исчерпаны, в-третьих, жалоба не должна быть малозначительной. Конечно, бывают случаи, когда в Страсбурге присуждают компенсацию в 10 – 50 евро, но это скорее исключения. Ту небольшую часть жалоб, которые объявляются приемлемыми, начинают готовить для разбора. Вопрос о приемлемости жалобы разбирает специальная комиссия из трех судей, а если им не удалось прийти к консенсусу, то из семи.

Одновременно из канцелярии суда уходит письмо в кабинет Георгия Матюшкина, уполномоченного РФ при Европейском суде по правам человека. Вторая сторона – то есть российское правосудие – должна представить свою точку зрения. На сбор доказательств (служба уполномоченного рассылает запросы в те инстанции, которые обидели жалобщика) – должен уйти месяц. Зато копии ответов ЕСПЧ сразу пересылает заявителю. Такое письмо – а его обычно получают спустя три месяца после отправки формуляра в Страсбург – означает, что жалобу приняли к рассмотрению.

Вообще идеальной считается ситуация, когда две стороны – Россия и обиженный россиянин, – узнав позицию друг друга, договариваются о мировом соглашении.

В дальнейшем жалобщик обо всех продвижениях своего дела будет узнавать по почте. Письма из Страсбурга ни в коем случае нельзя оставлять без ответа, иначе жалобу снимут с рассмотрения. В худшем случае, письмо придет сразу, и в нем будут указаны причины, почему жалоба сочтена неподходящей (например, не хватает документов или описанные нарушения свобод нарушениями не являются).
Но если жалобу примут – заявителю остается ждать. Через три-четыре года он узнает о решении. Иногда выезжая в Страсбург лично. Было, например, дело «Золотухин против России» (житель Воронежской области был осужден за одно преступление дважды: сначала по административной статье, а потом по уголовной), когда заявителя вызывали в суд. Но такое случается редко.

Слушания проходят на английском, немецком или французском языке, и адвокат должен хорошо ими владеть. Если у заявителя нет адвоката-полиглота, ему должны его назначить – бесплатно.

Суд присуждает жалобщику компенсацию. Обычно она не превышает 5000 евро, иногда, если разбирается «дело о лишении жизни», – сумма увеличивается до 25 тысяч. Рекорд по величине присужденной суммы Страсбург установил благодаря России, рассмотрев как-то сразу три жалобы от чеченских женщин, потерявших родственников в результате зачистки. Было вынесено три решения, каждое – по 200 тысяч евро.

По закону должно пройти не более полугода с момента решения – и заявитель получает свои деньги или восстанавливается в правах. В первые три месяца у проигравшей стороны – России – еще есть время, чтобы оспорить проигрышное решение.

Комментарий

Игорь Трунов, адвокат, автор ряда жалоб в ЕСПЧ

– Что нужно России для того, чтобы выбраться с непочетного места «главного жалобщика?» – спросил «Город» известного адвоката и автора нескольких страсбургских жалоб.

– В середине 90-х выяснилось, что положение в российских судах – просто бедственное, и понадобилось срочно составлять и претворять в жизнь концепцию по оздоровлению ситуации. Над ней работали с 1996 по 2006 год, а в последнее время почему-то махнули рукой. Да, здания судов сейчас отремонтированы – и на этом все кончилось. В результате наши граждане не могут добиться справедливости на родине – и в Страсбурге это прекрасно известно.

Сейчас необходимо довести до конца реформу суда. Вот Конституционный суд рассматривает российские законы – на предмет соответствия их конституции. А Страсбург рассматривает конкретные судебные решения. Если бы заключение Конституционного суда автоматически означало бы отмену всех решений по делам, где граждане оказывались бы в такой же коллизии, как и заявитель, – тогда у людей не возникало бы нужды жаловаться в Страсбург.

– Это же прецедентное право?

– Да, это означало бы, что в России, как и в Англии, стало бы действовать прецедентное право. Но разве сейчас оно не действует? Просто правосудие осуществляется длинным путем, через Конституционный суд.

– Почему российские граждане в основном жалуются на ущемление их прав собственности?

– Большинство таких жалоб – из Чечни: люди пытаются отсудить компенсацию за разрушенные дома или отобранное при зачистках имущество. А вот на затягивание сроков в российских судах жаловаться бессмысленно. Темпы ЕСПЧ и сами оставляют желать лучшего. Известен случай, когда один итальянец, раздосадованный тем, что его дело в итальянском суде слушалось семь лет, пожал жалобу в Страсбург. Там все тянулось еще восемь лет, и наконец, было вынесено решение: долгие сроки в его родном суде – вполне правомерны. Мы сами писали жалобу на страсбургских судей, когда нам досадили долгие сроки – но пока эффекта не добились.

– Наверное, так затягиваются процессы по не очень важным делам.

– В таком случае, у нас терроризм – не важное дело, потому что Страсбург уже сколько лет не может рассмотреть жалобу жертв «Норд-Оста».

– Вы считаете суммы присуждаемых в Страсбурге компенсаций адекватными?

– Европейский суд присуждает компенсацию от государства, которая редко превышает 2000 евро. С одной стороны, это хорошо, потому что деньги, которые государство платит за своих ленивых чиновников и судей, – это государственные деньги, наши с вами. С другой – государство не боится жалоб в Страсбург, потому что такие деньги – потеря небольшая, а престиж страны, видимо, никого не заботит. Но в последнее время компенсации сильно выросли в размерах. Возможно, это тоже повлияет на количество жалоб.

Нина Астафьева

Рубрики

Оперативная юридическая консультация

Задайте вопрос нашим адвокатам и юристам и получите ответ сегодня. Это бесплатно.

    Translate »
    AllEscort