Адвокатская тайна Российская юстиция, 2001, № 5 - Международная Юридическая фирма «Трунов, Айвар и партнеры»
«ТРУНОВ, АЙВАР И ПАРТНЁРЫ»

Международная Юридическая фирма, основана в 2001 году

Адвокатская тайна Российская юстиция, 2001, № 5

К сожалению, материал недоступен

И. ТРУНОВ, кандидат экономических наук, профессор,
Л. ТРУНОВА, кандидат юридических наук, Межтерриториальная коллегия адвокатов, г. Москва
Опубликовано: Российская юстиция, 2001, № 5. С. 56.

Если разобраться, то в России адвокаты никогда не обладали равными правами с представителями правоохранительных или судебных органов. Например, возбудить уголовное дело в отношении судей или прокуроров крайне сложно. К адвокатам же закон относится как к обыкновенным гражданам. Адвокат – оппонент власть имущих, поэтому на него часто пытаются надавить как возбуждением надуманного уголовного дела, так и отказом в его возбуждении или, как в случае с адвокатом, избитым прямо в здании суда процессуальными противниками, затягиванием расследования и фактическим недоведением уголовного дела до конца.
Очевидно, что российского адвоката надо защитить и обеспечить ему право на сохранение адвокатской тайны в законопроекте "Об адвокатуре". В нем говорится о том, что уголовное дело против адвоката может возбудить только Генеральный прокурор РФ, прокурор субъекта Федерации или их заместители, а рассматривать его может лишь Верховный Суд РФ.
До сих пор бытует мнение, что адвокат должен служить государственным и общенародным интересам, выполнять публично-правовую функцию, что наносит непоправимый вред правосудию.
В среде адвокатов еще не сложилось единого мнения о роли адвокатуры в обществе, правовая база ее устарела. Можно сказать, что ее нет. Пора понять, что адвокат – не слуга народа, он обязан не ублажать общественное мнение, а защищать права и свободы своих клиентов и только таким образом способствовать укреплению правопорядка. Кстати, и дореволюционная русская адвокатура играла неприсущую ей роль: подчеркивалось, что она "в своем общественном служении – как слуга государства", – писал А. Кони. Хотя закон для ограничения произвола государственных органов с целью защиты прав и свобод индивидуума использует два правовых понятия – "неприкосновенность" и "тайна", в дореволюционной России следователь мог провести обыск в кабинете присяжного поверенного (адвоката) для обнаружения бумаг, переданных ему обвиняемым или другими лицами (ст.ст. 368, 368.1, 369, 370 Устава уголовного судопроизводства 1864 года). Адвокат имел лишь право присутствовать при этом.
Сегодня в следственных изоляторах при свиданиях с обвиняемым нередко портфель и одежда адвоката подвергаются досмотру. Никому не придет в голову обыскать следователя или прокурора, а с адвокатом не церемонятся, в то время как документы и письма, передаваемые подзащитным адвокату, составляют тайну и посягательство на нее равно принуждению подсудимого сделать признание.
Есть мнение, что адвокат может поделиться тайной судебного представительства со своими коллегами – адвокатами. Нам представляется, что это неверно, ведь обвиняемый доверил свою тайну конкретному защитнику, который обязан, хранить ее.
В течение какого времени адвокат обязан это делать? Мы считаем, что бессрочно. Даже после смерти клиента необходимо согласие правопреемников на ее разглашение.
Вправе ли адвокат разглашать тайну в интересах обвиняемого, но вопреки его желанию? По мнению некоторых ученых – да, когда адвокат полагает, что это не повредит или даже поможет подзащитному. Закон же на этот вопрос отвечает однозначно – нет, не вправе. Конечно, подзащитный может ошибаться, но адвокат должен действовать при помощи убеждений, разъяснений, а не путем разглашения тайны.
И самый сложный вопрос. Большая часть юристов допускает возможность разглашения адвокатской тайны только при одном условии: если клиент сообщает адвокату о готовящемся опасном преступлении, которое еще можно предотвратить, например, взрыв самолета, парохода, здания.
Если допустить, что замышляется кража или мошенничество, вправе ли адвокат в таких случаях доносить на своего клиента? Нам представляется, что это возможно только в случаях особо тяжких преступлений, которые еще возможно предотвратить. Адвокат должен довести до сведения клиента принцип неотвратимости наказания, предупредить его о возможных последствиях, а в случае если они наступили, – принять все меры по защите интересов своего клиента.
Принципиальный момент в отношениях адвоката и клиента – доверие. От этого во многом зависит качество защиты на процессе. Но степень доверия непосредственно связана с правом и возможностью хранить тайну. Неопровержимая истина – без защищенного законом адвоката нельзя всерьез говорить о престиже правосудия, а где адвокатура, там и адвокатская тайна.