«Шойгу должен заявить о своей отставке. Вопрос по Чиркунову – неуместен…» (URA,ru) - Международная Юридическая фирма «Трунов, Айвар и партнеры»
«ТРУНОВ, АЙВАР И ПАРТНЁРЫ»

Международная Юридическая фирма, основана в 2001 году

«Шойгу должен заявить о своей отставке. Вопрос по Чиркунову – неуместен…» (URA,ru)

16 декабря 2009
26

Известный российский адвокат, представляющий интересы родственников пострадавших в «Хромой лошади», дал откровенное интервью «URA.Ru»

Пермская трагедия вторую неделю не сходит со страниц российских СМИ. Число жертв страшного пожара в «Хромой лошади» сегодня достигло 148 человек, количество пострадавших – 85 (из них 74 – в клиниках: 55 человек находятся в клиниках Москвы, 19 – в Санкт-Петербурге). Родственники пострадавших сейчас столкнулись с массой проблем: нужно найти деньги на проживание в Москве и Питере, разобраться с работой и жильем. За дело пермяков взялся московский адвокат Игорь Трунов, в производстве которого находится сейчас ряд скандальных дел: иск родных жертв катастрофы «Боинга» в Перми, а также иски пострадавших от рук печально известного майора Евсюкова и т.д. О проблемах своих подопечных, встрече с губернатором Прикамья Олегом Чиркуновым и о том, кто должен уйти в отставку из-за трагедии в ночном клубе, Игорь Трунов рассказал в интервью корреспонденту «URA.Ru».

Справка «URA.Ru»: Доктор юридических наук Игорь Трунов является первым вице-президентом федерального Союза адвокатов России, имеет диплом американской Ассоциации юристов. Выступал защитником по массе дел, имевших большой общественный резонанс. Так, Трунов представлял интересы потерпевших при взрывах домов в Москве и Волгодонске в 1999-м году (удалось добиться компенсаций родственникам). Также клиентами адвоката были потерпевшие и семьи погибших в результате терактов на Дубровке (удовлетворены 42 иска, в том числе 19 – в интересах детей-сирот) и в столичном метро (возмещение потерпевшим ущерба суд оценил в 7 млн. рублей). Трунов представлял в суде интересы матери режиссера Сергея Бодрова-младшего, погибшего в 2002-м году во время съемок фильма в Кармадонском ущелье, которая требовала от правительства России возместить моральный ущерб (жалоба находится в Европейском суде). К услугам адвоката прибегали посетители «Трансвааль-парка» (Черемушкинским районным судом Москвы рассмотрено 12 исков в интересах потерпевших, в том числе 4 сирот, выплаты осуществляются). В процессе находятся иски родственников жертв авиакатастрофы «Боинга» в Перми и пострадавших от противоправных действий майора Евсюкова.

– Игорь Леонидович, сколько родственников пострадавших в «Хромой лошади» к вам обратились?

– Сейчас идет разговор о родственниках тех пострадавших, которые находятся в московских больницах. Я встречался с этой группой. Полный зал набрался людей, я по очереди со всеми работал. Мы провели предварительные консультации. Ведь важно понимать, что возможно требовать от власти, а что – нет. Есть все-таки действующее законодательство. Поэтому моя задача – перевод на язык юриспруденции тех претензий, которые есть. Естественно, есть и эмоциональная составляющая, но это другая история, я к ней отношения не имею. А вот материальные и другие требования должны базироваться на законодательстве.

– Как вы считаете, есть в этом деле перспективы для судебного иска?

– Пока перспективы неясны, потому что у нас есть здоровое ноу-хау: губернатор Пермского края (Олег Чиркунов – прим. ред.) впервые пошел на контакт с потерпевшими и предложил точечную работу, с каждым человеком в отдельности. До этого, конечно, такого уровня государственные чиновники такого вида помощи не оказывали, ни один из региональных лидеров не шел на контакт с потерпевшими. Но это нормально для государственного чиновника, который занимается защитой прав и интересов граждан, это суть его деятельности. Поэтому есть большая надежда, что история с судебными исками вообще не понадобится, потому что губернатор достаточно разумный, он человек, который готов помогать исходя из реалий сегодняшней действительности. Работа уже начата. Первые пожелания, которые были у потерпевших, мы озвучили на встрече с губернатором в субботу. Он достаточно положительно на это отреагировал, обещал помочь. Он также не отрицает, что эти вопросы можно решать и в судебном порядке, но я понимаю, что если можно решить по-другому, то зачем суд вообще нужен? Суд – это крайняя точка невозможности решения споров. Поэтому если с каждым из потерпевших мы разберемся в отдельности и их проблемы будут решены, то, я думаю, исков просто не будет.

– Есть информация, что встреча родственников с губернатором, в которой вы приняли участие, началась со скандала. Действительно были какие-то проблемы?

– Ну, это не скандал. Помощники губернатора отказались меня пускать на эту встречу, сказали, что там будут только родственники. Родственники же сказали, что они юридически неграмотные и спросили, почему нельзя присутствовать юристу. В общем, там была определенная борьба, все бегали, я сидел в номере, родственники – в конференц-зале. В конце концов пришел еще один чиновник и сказал, что нет никаких вопросов и никогда не было.

– Какие основные проблемы есть у родственников на текущий момент?

– Остро стоит вопрос о недостаточности средств на проживание, питание, накладные расходы. Губернатор уже согласился помочь, его помощники выделили по 50 тыс. рублей на эти расходы, на питание, на транспортные затраты. Также большой спектр вопросов кредитных, есть задолженности по ипотекам, коммунальным платежам. Здесь тоже есть понимание проблемы, есть возможности. Сейчас этим вопросом занимаются должностные лица пермской администрации. Потом есть определенные трудности с тем, что много детей осталось без попечения родителей, родители погибли. По закону такие дети будут получать мизерную пенсию, в две тысячи рублей. Я предложил поступить по аналогии с тем, что делал мэр Москвы Юрий Лужков, когда речь шла о жертвах терроризма. Был отдельный указ, и сиротам жертв терроризма мэр выплачивал дополнительную надбавку к тем пенсиям, которые платит государство. Этот вопрос пока еще не решен, но губернатор пообещал разобраться и, исходя из возможностей бюджета, решить эту проблему. Вообще проблем целый спектр. Так, у некоторых есть вопросы с работой. Люди находятся здесь, в Москве, это не всякому работодателю понравится. Хотя по уходу за родственником им дают больничные, но вы сами понимаете, в коммерческих структурах это не очень рабочая система отношений. Это вопрос достаточно щекотливый, так как его в условиях рынка решать административным путем достаточно сложно. Но, тем не менее, можно создавать какие-то льготы тем предприятиям, где работают эти люди. Проблему тоже взяли на карандаш чиновники пермской администрации. Вообще есть целая куча мелких нюансов, которые вроде бы мелкие, но они очень важны людям, которые находятся в печальном положении.

– Как разместились родственники в Москве?

– Размещены они в гостинице «Гастис». Это такая ведомственная гостиница. Конечно, она скромненькая, даже плохонькая. Но, тем не менее, администрация берет на себя оплату проживания, поэтому вопроса о переводе в «Мариотт» или в какой-то другой дорогой отель не стоит. Жить в гостинице можно.

– Родственникам погибших в «Хромой лошади» государство должно выплатить по 500 тыс. рублей, семьям пострадавших – по 400 тыс. Я знаю, вы говорили об унификации компенсаций, что имеется в виду?

– Я выступаю за то, чтобы это не было управление в ручном режиме, ведь каждый раз в зависимости от ситуации кто-то придумывает те или иные цифры. Мы пытаемся построить правовое государство, а значит, должен быть закон, из которого должно быть понятно, что будет, какая будет ответственность, какая будет компенсация. У нас, к великому сожалению, закон никак не регламентирует эти цифры, поэтому вот эти суммы, которые прозвучали в Перми, они до этого никогда нигде не звучали. Мы постоянно слышим какой-то разнобой. Жертвам терроризма – по 100 тыс., жертвам авиакатастрофы – 2 млн., «Невского экспресса» – миллион и так далее. Какая-то пестрая картина из этих цифр складывается. Конечно, нужна какая-то четкая картина в законе, потому что если у нас погибает чиновник, закон, допустим, говорит об одних цифрах, если сотрудник правоохранительных органов или судья – это 180 окладов, если пожарный – 120 окладов. Сумма компенсации должна быть большой, должна дисциплинировать. Этот механизм должен работать в полном объеме. Нужно все эти цифры возмещения вреда привести к каким-то критериям.

– Мне интересно ваше мнение еще вот по какому вопросу. Губернатор Олег Чиркунов на прошлой неделе заявил, что поставит перед президентом вопрос о доверии. Как вы считаете, он должен уйти или остаться?

– Я думаю, сейчас, когда столько проблем сразу вылезло, этот вопрос неуместен. Сейчас нужно активно работать, напрячься, решить вопросы лечения, обеспечения медикаментами. Также нужно в срочном порядке, перед Новым годом, провести процедуру инвентаризации тех помещений, где еще может произойти подобная трагедия. Поэтому, конечно, сегодня не до ротации власти и разговоров про то, что регион останется без губернатора. Губернатор должен выполнять свои обязанности, выполнять их с двойной нагрузкой. Вообще постановка вопроса о доверии она достаточно этически правильная, ведь понятно, что губернатор несет ответственность за все, что происходит на территории, которую он курирует. Но нужно понимать, что основа всего произошедшего – пожарная безопасность. Пожарная безопасность в соответствии с законом находится в федеральном ведении, поэтому губернатор здесь вообще-то абсолютно косвенно причастен к тому, что произошло. Поэтому если и стоит разговор об отставке какого-то высокопоставленного лица, то это, конечно, разговор о министре МЧС, который в соответствии с законом несет персональную ответственность. Федеральное министерство контролирует пожарную безопасность, а регионы не имеют право туда вмешиваться. Зная законодательство, я думаю, несколько юридически неправильно, когда губернатор в связи с нарушениями пожарной безопасности ставит вопрос о своей отставке. Об отставке должен был бы заявить министр МЧС. Это было бы правильно. Потому что пожарная безопасность у нас находится в безобразном состоянии, черт знает, что из себя представляет.

– Спасибо, Игорь Леонидович.

– Вам спасибо.

Вопросы – Ирина Щербак, © «URA.Ru»