«Нет механизмов силового принуждения к исполнению решений Международного суда». Юристы о требовании ЕСПЧ освободить Навального - Международная Юридическая фирма «Трунов, Айвар и партнеры»
«ТРУНОВ, АЙВАР И ПАРТНЁРЫ»

Международная Юридическая фирма, основана в 2001 году

«Нет механизмов силового принуждения к исполнению решений Международного суда». Юристы о требовании ЕСПЧ освободить Навального

18 февраля 2021
53
Совет Европы может через ЕСПЧ потребовать освобождения Алексея Навального. Представители Кремля говорят о «грубом вмешательстве». «Фонтанка» опросила юристов.
Палата из семи судей ЕСПЧ решила дать указание России освободить заявителя Алексея Навального, Требование объясняется 39 пунктом регламента суда, об «обеспечительных мерах», которые принимаются в исключительных случаях, если ЕСПЧ приходит к выводу, что в противном случае заявитель подвергнется реальному риску причинения непоправимого вреда.
Одновременно агентство ТАСС со ссылкой на анонимный источник в Совете Европы сообщило в режиме предположения, что требование к российским властям через ЕСПЧ в ближайшее время направит Совет Европы. «Не исключено, что это произойдет в ближайшее время и для этого будет использована не предназначенная для таких дел экзотическая процессуальная форма — решение о применении обеспечительных мер в соответствии с правилом 39 Регламента [ЕСПЧ]».
через два часа то же ТАСС опубликовало реакцию Минюста России. «Принятие решения на основании правила 39 Регламента ЕСПЧ в данном случае будет необоснованным и грубым вмешательством в работу судебной системы суверенного государства, определенным переходом за «красную линию». Такое решение не может подлежать исполнению с точки зрения международного права».
 
– Президент Союза адвокатов России Игорь Трунов. Выиграл в ЕСПЧ более 20 дел, в том числе представлял интересы потерпевших в теракте на Дубровке («Норд Ост»)
— По сути все основано на переписке адвоката с канцелярией ЕСПЧ. Сам по себе этот документ ни о чем, сугубо деловая переписка двух юристов. Она не имеет процессуального значения. Там говорится, что статья 39 Регламента ЕС подразумевает некие обеспечительные меры по делу. Например, если подсудимый сильно болеет, его надо перевести в больницу. Но регламент суда — это внутренний документ ЕСПЧ, он не обязателен для стран участниц. Эта такая вежливость и форма политеса. Если информация в документе аргументирована, то страна-участница может принять какие-то меры, но в целом не должна оправдываться на этот счет.
Начальник ФСИН может сказать: «На основании какой нормы российского права я могу этот документ применить?» Нет такой нормы права. Да, ЕСПЧ рекомендует России освободить Навального, но еще раз: эта норма предназначена для людей, находящихся в тяжелом физическом состоянии, например с болезнью, при которой нельзя отбывать наказание. А в данной ситуации Навальный здоров, и как должна развиваться ситуация дальше? Судя по этому письму, состоится решение ЕСПЧ. Решение уже обязательно для РФ, но как это работает? Адвокат или Навальный пишет ходатайство о пересмотре его дела по новым обстоятельствам (ст. 413 УПК) в Верховный суд, ВС собирается на отдельное заседание и принимает какое-то решение, и не факт, что в пользу Навального. У меня таких дел не одно, причем по громким случаям. Например, я выигрывал дело «Норд Оста» в ЕСПЧ, дело, связанное с майором Евсюковым, когда МВД отказалось платить компенсацию потерпевшим. ЕС говорит да, обязаны платить. Мы идем в суд — нам отказывают. Мы дальше жалуемся в европейские инстанции, и ничего не происходит.
 
-Юрист-международник, президент Manchester Lawyers Валерий Ванин
— Как известно, руководящим органом ЕСПЧ является соответствующий Совет министров ЕС. С учетом реакции европейских государств и присутствия дипломатов на процессе Навального неудивительной выглядит аффилированность самого Европейского суда по правам человека. Он с одной стороны как бы суд, а с другой стороны — подчиняется министрам европейских стран. Для россиян это дикость, потому что мы привыкли, что судебная власть независимая ветвь, и никак не может подчиняться исполнительной власти.
Это судебное решение никогда не будет исполнено в силу суверенитета РФ. Никакой европейский судебный орган не может принудить РФ исполнить решение не в виде компенсации, а в виде непосредственно действий в качестве избрания, либо не избрания меры пресечения. Здесь компетенция судов сугубо России. Но как некий жест, как некое послание сидящему в неволе Навальному — держись, парень, европейские государства за тебя голосуют, в этом смысле с учетом возраста, европейские государства ожидают, что он выйдет и их отблагодарит за внимание. В виде каких-то преференций в торговле, либо преференций более глубоких и менее приятных для РФ.
Какие бы инструкции и регламенты ЕСПЧ не принимало для себя, они не имеют прямой юридической силы для любого иностранного государства. В частности, Великобритания через одно исполняет решения ЕСПЧ, через одно игнорирует. Так что здесь демонизация России абсолютно неуместна, это нормальный процесс. И Великобритания с какими-то решениями может согласиться — допустим, какие-то судьи британские допустили ошибку, судьи ЕСПЧ на эту ошибку указали. Так же и в России. Если бы судьи ЕСПЧ указали бы на существенную ошибку в нарушении российского законодательства, тогда, возможно, у этого решения была бы перспектива быть исполненным. Но не в части взять под козырек перед европейским начальством, а в плане, если бы они указали на ошибку в нарушении закона при принятии решения. Говоря об обеспечительных мерах, если рассуждать по Оруэллу, что одни животные равны, но другие ровнее, и вот Навальный такая личность, которая ровнее всех других, наверное, возможна такая логика. Но вообще при равенстве прав и обязанностей это необходимо применять ко всем лицам, находящимся в местах лишения свободы. Если так рассуждать, им всем что-то угрожает, но с Навальным — как раз на свободе он находился бы в гораздо большей опасности. Вполне возможно, были бы провокации в продолжение темы «новичок-не новичок». А сделать такую провокацию в СИЗО для иностранных спецслужб затруднительно. И если беспокоиться о здоровье Навального, то оно гораздо больше защищено именно в местах лишения свободы, как ни парадоксально эту звучит.
 
– Сенатор, соавтор президентских поправок Конституции, однокурсник Алексея Навального Андрей Клишас
— Ни ЕСПЧ, ни какие-то другие органы Совета Европы не могут давать указания, обязательные для судебной власти Российской Федерации. Поправки в Конституцию здесь ни при чем, как сейчас, так и до внесения поправок, ни Совет Европы в целом, ни ЕСПЧ не имеет никаких полномочий в отношении судебных властей РФ. Решение очевидно политическое, и у Минюста России нет никаких возможностей исполнить это решение. Решение ЕСПЧ подрывает основы правового государства, поскольку, по сути, предлагает исполнительной власти осуществить прямое вмешательство в деятельность суда. Это противоречит принципам Российской Конституции, таким как разделение властей и самостоятельность судебной власти (ст. 10 Конституции). Обсуждаемая проблема ни при каком развитии ситуации не касается принятых в 2020 году поправок к Конституции.
 
-Партнёр, соруководитель уголовно-правовой практики коллегии адвокатов Pen & Paper Вадим Клювгант
— Применение правила 39 Регламента ЕСПЧ, в том числе с требованием об освобождении из-под стражи — явление нечастое, но и не уникальное, в отношении России в том числе. Статус этого решения такой же, как и решения по существу жалобы, хотя оно не предрешается этим предварительным решением, о чем в нем ясно сказано. Иными словами, государство-ответчик, являясь участником Конвенции, должно исполнить решение ЕСПЧ. Но в международном праве, разумеется, нет механизмов силового принуждения к исполнению решений Международного суда в отношении суверенных государств. Поэтому меры воздействия — соответствующие: запрос об исполнении/причинах неисполнения, обсуждение в Комитете министров Совета Европы и в ПАСЕ, в особых случаях — ограничение полномочий государства там.