Авиакатастрофа Ту 154: порог неизвестности и выплат - Международная Юридическая фирма «Трунов, Айвар и партнеры»
«ТРУНОВ, АЙВАР И ПАРТНЁРЫ»

Международная Юридическая фирма, основана в 2001 году

Авиакатастрофа Ту 154: порог неизвестности и выплат

12 января 2017
516

Расследование FLB: Авиакатастрофа Ту 154, унесшая жизнь 92 человек, имеет помимо причин, еще и последствия, и, прежде всего, для родных… Когда они смогут похоронить погибших и сколько денег получат от государства?

Изображение внутри записи

Неизвестность

Уже 18 дней прошло со дня гибели 92 человек в авиакатастрофе Ту 154 под Сочи. Больше двух недель назад подняли черные ящики. Однако семьи погибших до сих пор не знают, когда они смогут похоронить своих родных. Минобороны с близкими погибших на борту Ту 154 под Сочи не общается, пишет газета «Новые известия».

«Мы находимся в полном неведении. Нам никто не звонит. Ничего не сообщают…Родные погибших уже с ума сходят от этого молчания», – рассказал «НИ» близкий родственник погибшего артиста ансамбля им. А.В. Александрова. Он пожелал не называть своего имени. И это его право. «Минобороны только много всего обещали, а в итоге…Все как всегда, – поделился с «НИ» собеседник. – Никакой поддержки. Всеми документами и организационными вопросами занимаются оставшиеся ребята из ансамбля».

Кроме того, как выяснилось, родственников погибших в авиакатастрофе Ту 154 под Сочи не информируют о результатах генетической экспертизы. Никак. Только обещали звонить из Минобороны. И тишина…

«Сейчас высеивают ДНК. Для точного ответа нужно 99,9 % сходства с кровью матери и тем фрагментом, который найден. Должны были вчера позвонить и сказать уже точно по поводу похорон, но так и не звонили, – рассказала «НИ» Эмма Штуко, сестра погибшего артиста ансамбля имени Александрова Александра Штуко. – Мы очень тяжело переживаем. У мамы периодические срывы и истерики».Изображение внутри записи

На фото: артист ансамбля имени Александрова Александр Штуко

Друзья и знакомые 30-летнего Саши Штуко постоянно спрашивают у его сестры, когда будут похороны. Они хотят проститься с ним. Но Эмма и ее мама не представляют, когда это будет. Никто не звонит.

«Просто сходим с ума от этой неизвестности. Чем больше времени проходит, тем меньше вера в то, что найдут именно нашего родного человека», – сообщила в соцсети дочь погибшего майора Александра Долинского Марина Макарова.Изображение внутри записи

В таком же неведении оказалась и семья погибшего артиста ансамбля Александрова Оганеса Георгияна. «С экспертизой, ее сроками, ничего не ясно. Вроде бы она вот-вот должна начаться…», – рассказала «НИ» жена погибшего Татьяна Лачинова.Изображение внутри записи

«Информация отсутствует полностью. Как идет экспертиза нам не сообщают. Сказали ждать после 15 января», – рассказала «НИ» мама погибшего артиста ансамбля Александрова Кирилла Давиденко Елена Давиденко.Изображение внутри записи

В пресс-службе Минобороны «НИ» не смогли ответить на вопрос, почему родственников погибших в авиакатастрофе Ту 154 под Сочи не информируют об этапах экспертизы.

Семьи погибших обезумели от горя и неизвестности. Нет даже официальной версии крушения Ту 154. Они просто ждут, когда смогут похоронить своих родных. И мало кто из родственников думает о выплатах. Большинство из них не знает, а какую сумму они должны получить.

«Выплаты какие-то нам обещали, но пока ничего не пришло. Возникли проблемы со свидетельством о рождении Саши, мы думали, что он забрал его с собой в поездку, поэтому не смогли сразу подать все документы на получение выплат, но сейчас уже все документы найдены. Обещают начисления сделать вот-вот», – рассказала «НИ» сестра погибшего Александра Штуко Эмма Штуко.

«Я не знаю, все я получила или нет. Какие-то деньги пришли. Но мне сейчас не до этого», – поделилась с «НИ» мама погибшего Кирилла Давиденко Елена Давиденко.

И такая же история у многих семей, с кем удалось пообщаться.

В Красноярске трагедию приняли особенно остро. Трое погибших в авикатастрофе Ту 154 артистов прославленного ансамбля – Александр Разумов, Артём Тарасенко и Алексей Моргунов – родом из этих краев.
Молодые, яркие и талантливые – такими их запомнят родственники, друзья и коллеги.

Мама Артема Тарасенко, который пел в хоре последние четыре года, до сих пор не может поверить в гибель сына, пишет «АиФ». Пока тело не нашли, надеется, что ее ребенок жив.Изображение внутри записи

Артем Тарасенко. Фото: АиФ/ фото: Надежда Филатова

Леша Моргунов только в этом году окончил Красноярскую академию музыки и театра. Еще во время учебы его пригласили в известный красноярский коллектив «Тебе поёмъ».

Во время гастролей в Москве Алексей и попал на прослушивание в ансамбль им. Александрова. И его приняли! Талантливый вокалист сразу влился в именитый коллектив.

«Он сразу загорелся этой идеей. Мечтал жить в столице. Он был настоящим патриотом, любил самолеты и всю военную технику. Ему очень нравилась работа. Это его!», – рассказала девушка Алексея Валентина Калюжная.

На Новый год после концерта в Сирии они планировали ехать в Китай. Все планы порушила страшная трагедия. Дома, в селе Дзержинское, у него остались мама, брат и сестра.

В апреле готовился отметить 30-летие и танцор Александр Разумов.Изображение внутри записи

«Все ребята нашего колледжа были связаны духовной нитью. Буквально летом они собирались по случаю юбилея выпуска. А когда Александр приезжал в Красноярск с ансамблем на гастроли, я, зайдя за кулисы, слышала от руководителей только слова благодарности за него. В этом ансамбле работали только достойнейшие из достойных», – говорит классный руководитель погибшего, педагог – организатор красноярского хореографического колледжа Лариса Баринова.

Выплаты

Глава Минобороны РФ Сергей Шойгу 28 декабря 2016 года заявил , что выплаты начались, что страховая компания «Согаз» обязана выплатить компенсации семье каждого погибшего в авиакатастрофе Ту 154 под Сочи военнослужащего в размере более 5,8 млн рублей, из которых 2,337 млн рублей – страховая выплата и 3,506 млн рублей – единовременное пособие . И это не касается семей гражданских, которых было большинство на борту разбившегося Ту-154.

Регионы должны выплатить по одному миллиону рублей семьям жертв крушения самолета. Кроме того, родные погибших в авиакатастрофе должны получить около двух миллионов рублей по авиастрахованию. Таким образом, семьи пассажиров Ту 154 из числа гражданских лиц смогут рассчитывать на компенсации в размере около 3 млн руб.

10 января руководитель Роструда Всеволод Вуколов официально сообщил , что большинство родственников погибших в авиакатастрофе Ту 154 над Черным морем уже получили положенные по закону пособия и компенсации. Крушение самолета Минобороны России 25 декабря 2016 года привело к групповому несчастному случаю , отметили в ведомстве.

Вуколов сказал, что в рамках расследования группового несчастного случая все необходимые документы для осуществления страховых выплат оформлены и переданы родственникам погибших. В том числе на основании подготовленных документов произведены все выплаты по линии ФСС.

Также стало известно, что главы 20 регионов России приняли решение выделить помощь семьям погибших, но семья должна сама проявить инициативу для получения возмещения. "Выплаты носят заявительный характер, членам семей погибших оказана вся необходимая помощь в подготовке документов. Большинство заявителей уже получают все причитающиеся им пособия и компенсации. Данная работа налажена и находится на постоянном контроле", – уточнил Всеволод Вуколов.

Ранее мэр города Сергей Собянин заявил , что власти Москвы окажут всю необходимую помощь родственникам жертв авиакатастрофы над Черным морем. По его словам, семьям погибших будет оказана вся необходимая психологическая и материальная помощь.

Отмечается, что власти столицы активно работают с Минобороны РФ.

В то же время выясняется, что, как правило, до крупных выплат доходят буквально единицы по 10-15 человек. Родственники остальных пассажиров получают меньшую компенсацию и подписывают документы, что у них нет никаких претензий. Многое зависит от материального положения: кто-то хочет получить денежную сумму сразу, а кто-то готов несколько лет биться для того, чтобы эта сумма была больше в несколько раз, объясняет глава адвокатской компании «Трещев и партнеры» Александр Трещев.

Но есть и хорошая новость. Как рассказал в конце декабря РБК , Сбербанк принял решение списать долги и кредиты погибших в авиакатастрофе Ту-154, сообщил министр транспорта Максим Соколов. О мерах поддержки пострадавших объявил и банк ВТБ.

Стоит отметить, что в той же Америке выплаты родственникам погибших в авиакатастрофе порой достигают нескольких миллионов долларов.

Как рассказал председатель президиума коллегии адвокатов «Трунов, Айвар и партнеры» Игорь Трунов, страховая компания Allianz выплатила 110 миллионов долларов родственникам пассажиров «Боинга» «Малайзийских авиалиний», который пропал в начале прошлого года. Рейсом, следовавшим из Куала-Лумпура в Пекин, летело 239 пассажиров. Средний размер компенсации составил 460 тысяч долларов — то есть больше 28 миллионов рублей.

Жизнь каждого пассажира при международных перевозках по Монреальской конвенции застрахована на сумму около 300 тысяч долларов. Размер ответственности номинирован в специальных правах заимствования (250 000 прав специальных заимствований — SDR), поэтому сумма в долларах и евро немного меняется от года в год. Но не сильно. По текущему курсу это около 22 миллионов рублей. Но Россия эту конвенцию не подписала, единственная из G20 и стран БРИКС , говорит Игорь Трунов.

«Мы, наверное, сегодня единственная страна, которая живет по чикагской конвенции 30-х годов, когда еще аэропланы летали с этими устарелыми принципами страхования. Поэтому у нас столько проблем. Потому что материальная ответственность всегда стимулирует вложения в безопасность и в новый парк самолетов. Поэтому в случае с авиакатастрофой «аэробуса» в Египте, которую ФСБ признала терактом, выплаты родственникам составляют два миллиона рублей за пассажира. Это страховая выплата. Каждый авиаперевозчик обязан страховать свою ответственность. И в данном случае произошел страховой случай. Помимо этих денег, правительство Петербурга пообещало выплатить по миллиону рублей семьям погибших».

Здесь впору начать непростой разговор о так называемом институте репутации в России