Он никому ничего не сказал - Международная Юридическая фирма «Трунов, Айвар и партнеры»
«ТРУНОВ, АЙВАР И ПАРТНЁРЫ»

Международная Юридическая фирма, основана в 2001 году

Он никому ничего не сказал

23 мая 2013
20

Александра Максимова, задавившего на автобусной остановке семь человек, приговорили к 8,5 годам колонии

Изображение внутри записи

Никулинский районный суд Москвы приговорил Александра Максимова, по вине которого в ДТП на Минской улице погибли пять детей-инвалидов, их воспитатель и ее муж, приговорили к 8,5 годам колонии общего режима. Адвокаты обеих сторон собираются обжаловать приговор: защита пострадавших хочет добиться максимального срока в девять лет, адвокат Максимова — уменьшения срока и замены условий содержания на колонию-поселение. Сам Александр не произнес во время приговора ни слова.

 

Заседание суда должно было начаться в 12 часов, но подсудимого долго не везли из СИЗО. Несколько десятков журналистов с камерами и диктофонами метались от одного адвоката к другому. «Быстрее пиши синхрон, пока она плачет», — кивнул репортер в сторону матери погибшей воспитательницы Ольги Ширшовой. Заплаканная женщина в черной кофте о чем-то говорила с адвокатом и отказывалась отвечать на вопросы прессы до вынесения приговора.

Авария, в которой погибли сразу семь человек, произошла в сентябре 2012 года. 30-летний Александр Максимов, якобы уснувший за рулем своей Toyota Crown, врезался в автобусную остановку на скорости 120 километров в час. Среди погибших оказались пятеро воспитанников интерната для умственно отсталых детей и двое их сопровождающих — 31-летняя воспитательница Ольга Ширшова и ее муж Сергей. Они возвращались с церемонии награждения Московского фестиваля творчества детей с ограниченными возможностями «Мы вместе!». Поездки на общественном транспорте были частью программы по социализации подростков.

«Это были прекрасные талантливые дети, они очень хорошо рисовали. Им было по 13-14 лет», — сказала подруга погибшей воспитательницы Татьяна. На заседание суда она пришла, чтобы поддержать мать Ольги.

Как показала экспертиза, Максимов в тот день был пьян: накануне аварии он поссорился со своей девушкой и, по его же словам, «пил два дня». Выпив полбутылки водки, он предложил подбросить своего друга до дома в Ясенево. За рулем Максимов выпил бутылку пива, купленную по дороге. Что было дальше, он помнит смутно. На месте аварии его нашли без сознания и отправили в Боткинскую больницу. Во время экспертизы помимо алкоголя в крови Максимова нашли марихуану.

«Никакой срок, кроме максимального, нами принят не будет, хотя я считаю, что и девяти лет недостаточно», — заявил перед заседанием журналистам защитник родственников погибших Янис Юкша.

Адвокат Игорь Трунов, представлявший в суде интересы дома-интерната, в это время рассказывал, какую сумму его подзащитные планируют получить от Максимова. По мнению адвоката, 50 млн рубю должны компенсировать моральный ущерб сотрудникам детского дома. Предполагается, что часть этих денег пойдет на установку памятника погибшим детям и оплату пожизненного ухода за их могилами.

Со всех сторон на Максимова сыпались вопросы. Он не ответил ни на один, а только глубже натянул на лицо капюшон черной спортивной кофты

Максимов до ареста работал электромонтером и, как считают адвокаты родственников потерпевших, выплатить всю сумму не сможет. «Из имущества у него остались только обломки разбитой машины, но следователи выяснили, что раньше ему принадлежала квартира в Москве. Если выяснится, что квартира была переписана на его брата уже после аварии, это можно счесть попыткой скрыть имущество от ареста, и тогда мы обжалуем эту сделку», — заявил Трунов.

Спустя полтора часа в зал под вспышки фотокамер привели подсудимого. «Какого приговора вы ждете? Что вы хотели бы сказать родственникам погибших? Хотели бы вы что-то сказать прессе?» Со всех сторон на Максимова сыпались вопросы. Он не ответил ни на один, а только глубже натянул на лицо капюшон черной спортивной кофты.

Во время следствия Александр полностью признал вину, заявил, что раскаивается, и даже говорил своему адвокату, что собирается покончить с собой в изоляторе. Его адвокат рассчитывал, что признание вины поможет снизить срок: обвинение запросило для подсудимого девять лет колонии.

Пока судья готовился зачитать приговор, Максимов сидел, уставившись в пол. Фотографы, пытаясь сфотографировать его лицо, просовывали объективы сквозь прутья решетки. Когда все журналисты расселись по местам, подсудимый перекинулся несколькими фразами с адвокатом. Что он говорил, было не разобрать.

Оглашение приговора заняло у судьи Алексея Бобкова около часа. Материалы дела он читал практически скороговоркой. Когда судья упомянул, что у Максимова есть маленький сын и что виновник аварии не был судим, мать воспитательницы Ольги Ширшовой обеспокоенно посмотрела на своего адвоката: защита родственников требовала максимального наказания.

Наконец судья огласил приговор: 8,5 лет колонии общего режима. Суд учел срок, который Максимов провел под арестом. Суд обязал его выплатить по миллиону трем родственникам погибших — матери и брату воспитательницы Ольги, а также сестре Сергея Ширшова. Вопрос о многомиллионной компенсации для детского дома суд постановил передать в гражданское производство.

Сразу после оглашения приговора адвокат Максимова заявила, что собирается добиваться снижения срока и замены колонии общего режима на колонию-поселение.

Родственники и их адвокат отреагировали на приговор сдержанно, но позже заявили, что недовольны приговором, хотя и не уверены пока, будут ли добиваться максимальных девяти лет лишения свободы для Александра. Зато обжаловать приговор пообещал Игорь Трунов, представлявший интересы детского дома.

На протяжении всего заседания Максимов ни разу не поднял головы и не произнес ни одного слова. Прежде чем вывести его из арестантской клетки, конвой попросил всех покинуть зал заседания.

«Ни один приговор не вернет мне мою дочь, но этим сроком я частично довольна. Семь человек убито, а он жив, — сказала мать Ольги Ширшовой окружившим ее журналистам. — Справедливо, если бы он понес такое наказание, чтобы понял, что натворил. По-моему, он так ничего и не осознал». Извинившись, она ушла из суда под руку с подругой дочери.