Суд по делу иеромонаха Илии принял версию, которую не подтвердил ни один свидетель - Международная Юридическая фирма «Трунов, Айвар и партнеры»
«ТРУНОВ, АЙВАР И ПАРТНЁРЫ»

Международная Юридическая фирма, основана в 2001 году

Суд по делу иеромонаха Илии принял версию, которую не подтвердил ни один свидетель

26 июня 2013
75

 

Изображение внутри записи

Фото ИТАР-ТАСС
 

В виновности иеромонаха Илии в совершении ДТП с двумя погибшими никто не сомневался, даже его адвокаты: он несся по Кутузовскому проспекту на Mercedes G-Wagen, врезался в Skoda Octavia, и в результате аварии погибли два человека. Но ни защита, ни вдовы погибших не соглашались с версией обвинения. Они предлагали в приговоре переписать ее – каждая сторона на свой лад. Следствие посчитало, что монах сбил людей случайно – после столкновения с такси "шкода", и вменило ему ч.5 ст.264 (нарушение лицом, управляющим автомобилем, правил дорожного движения, повлекшее по неосторожности смерть двух или более лиц — до семи лет лишения свободы). Защита 26-летнего Павла Семина (мирское имя иеромонаха) пыталась доказать, что людей сбила отлетевшая после удара "шкода". А адвокаты вдов – что монах сбил людей, въехав в огражденную зону еще до столкновения со "шкодой". 

В результате судья Антон Толстой принял версию обвинения, которую в явном виде не подтвердил ни один свидетель, и назначил Семину три года колонии общего режима с лишением прав на два года. По словам адвоката потерпевших Людмилы Айвар, уже в августе треть наказания истечет (Семин находится в СИЗО с августа прошлого года), и он сможет подавать на УДО. Защитник же Семина Николай Каширцев говорит, что подавать на УДО он сможет только в конце года, так как должен хотя бы полгода отсидеть в колонии.

Дорогомиловский суд пять месяцев выяснял, какая из машин сбила людей. Видеозаписей аварии не было, стороне обвинения так и не удалось раздобыть видео ни с одной из 22 камер, расположенных по всему маршруту Семина от гостиницы "Украина" до места ДТП. Больше того, по словам адвоката потерпевших Игоря Трунова, при передаче дела от следователя третьего отдела СУ ГУ Следственного комитета по Москве Гришкова к следователю пятого отдела Богданову, из него неизвестным образом исчезли пять дисков с видеозаписями с камер наблюдения и видеорегистраторов. Восстанавливать картину произошедшего суду был вынужден, полагаясь на свидетелей и автотехническую экспертизу, к которой защита потерпевших относилась "критически".

Версию обвинения не подтвердил ни один свидетель

Следствие пришло к выводу, что в ночь на 16 августа в районе дома 30 по Кутузовскому проспекту Mercedes G-Wagen Семина на скорости 140 км/ч столкнулся со Skoda Octavia, после чего заехал в зону ремонтных работ, где насмерть сбил двух рабочих. При этом после столкновения и наезда на людей "мерседес" вынесло в противоположную сторону, а "шкода" полетела в ремонтную зону. Главный инженер участка "Гормоста" Николай Сергеев и сотрудник проектной организации "Точка опоры" Павел Лейкин скончались на месте. Еще несколько человек, в том числе пассажир и водитель такси, пострадали, рабочий Владимир Волков был госпитализирован.

Свои выводы следствие сделало на основании автотехнической экспертизы, проведенной в ЭКЦ МВД. Эксперты пришли к выводу, что "мерседес" иеромонаха перед тем, как врезаться в "шкоду", ехал с ней по одной оси. Эксперты так и не смогли ответить, какая из двух машин сбила людей, и указали, что для этого необходимо комплексное судебно-медицинское исследование. Однако, как рассказал защитник Семина Николай Каширцев в прениях, следователь Гришков назначать эту экспертизу отказался: монаху вменялось преступление средней тяжести, и его нельзя было держать в СИЗО больше полугода. "А кто мне разрешит выпустить его из-под стражи", — процитировал следователя адвокат. "Следователь простое дело сделал крайне сложным. С какой целью это делалось, по сей день понять не могу. То, как проводилось следствие, вызывает шок!", — охарактеризовал он качество расследования. Адвокаты потерпевших с ним не спорили – на одном из заседаний обе стороны просили вызвать следователя в суд, но этого так и не произошло.

После опроса всех свидетелей, ни один из которых не поддержал версию обвинения, ее придерживалась только прокурор Екатерина Фролова.

Сбил людей, а потом врезался в "шкоду"?

Адвокат вдов погибших – Татьяны Сергеевой и Марины Лейкиной Игорь Трунов в прениях попросил указать в описательной части приговора, что Семин въехал в огражденную зону по дугообразной траектории, сбил там людей и уже на выезде столкнулся со "шкодой". В таком ключе фабулу ДТП изложили двое очевидцев – ведущий инженер "Гормоста" Владимир Филатов и Максим Кравченко. "Я находился в зоне ремонтных работ, лицом в область. Впереди меня, метрах в 20-ти стояла "газель", возле которой находились Волков и Лейкин с Сергеевым, — рассказал в суде Филатов. — Я услышал грохот разбивающихся блоков и увидел, как автомобиль "гелендваген" на полной скорости врезается в "Газель", сбивает трех человек и вылетает обратно в сторону области". Прораб Максим Кравченко также рассказал, что внедорожник Семина "влетел" в ремонтную зону под углом в 45°, прорвавшись через ограждение из полимерных блоков с водой, сбил сначала Волкова, стоявшего возле "газели", потом Сергеева с Лейкиным, а потом под тем же углом 45° выехал из ремонтной зону и врезался в "шкоду".

Ее водитель Юрий Мурунов рассказал, что внедорожник Семина несся в сторону области слева от него, "вполне возможно, даже по разделительной полосе".  По его словам, "Мерседес" врезался в его машину, когда он ехал параллельно ремонтной зоне, а после столкновения машина Мурунова подлетела на 1,5-2 метра и перелетела огражденную зону, даже не задев оградительные блоки.

Людей могла сбить и "Шкода"?

Эту позицию адвокатов Семина подтвердил в суде единственный свидетель защиты — Георгий Зимин, водитель ООО "Деформационные швы и опорные тяги", который рассказал, что привез Владимира Волкова и во время ДТП сидел за рулем "Газели". Защита потерпевших настаивала, что, по словам других работников "Гормоста", его не было там во время аварии. Зимин рассказал, что видел, как "шкода" сбила сначала Волкова, а потом и Сергеева с Лейкиным. Впрочем, свидетель на ходу исправлял показания и в итоге пришел к тому, что так и не видел, что именно сбило людей. А на вопрос прокурора, что сбило Волкова, заявил, что этого тоже не видел, хотя разговаривал с ним и смотрел в его сторону.

В прениях адвокат Семина Каширцев, презентуя эту версию, ссылался в основном на автотехническую экспертизу: "мерседес" и "шкода" перед столкновением ехали по одной оси, на водоналивном блоке был след от "шкоды", и столкнулись автомобили примерно на уровне того места, где стояли Лейкин с Сергеевым. Волкова же, по мнению защиты, сбил не автомобиль – на "газели", возле которой он стоял, не было следов столкновения. "Если перепишут [обвинение] – мы согласимся с приговором, каким бы он ни был", — заявил адвокат Каширцев.

В наиболее явном виде эту версию подтвердила Екатерина Кучеба, которую Семин обогнал перед аварией. Она показала, что уступила Семину дорогу, "мерседес" обогнал ее, "качнулся" слегка вправо, потом влево и ударил "шкоду". Она предположила, что Семин врезался в нее, не сориентировавшись на дороге возле ремонтной зоны, и подтвердила, что в саму зону "мерседес" не заезжал.

"Людей не сбивал, в огражденную зону не въезжал"

Сам Павел Семин мало прояснил ситуацию. В суде он рассказал, что скорость потока на Кутузовском была 110-120 км/ч, и он ехал со скоростью потока, может, чуть больше. Увидев впереди "шкоду", он решил, что она его пропустит, "стал сигналить, моргать фарами, потому что машина тяжелая, резко ее не остановишь". Но реакции "шкоды" не было, и он врезался в нее. В этот момент, по его словам, он ударился головой – в то месте, где в детстве ему проводили трепанацию черепа, потерял сознание и очнулся, когда его вытаскивали из машины. С места аварии монаха спешно увез некий Адам, который его знал. Окончательно Семин пришел в себя дома, спустя не больше часа после ДТП, однако на вопрос судьи, почему не вернулся, сказал, что ему позвонили знакомые и сказали, что его машину эвакуировали на штраф-стоянку. На следующий день после аварии, "услышав по телевизору", что в ДТП погибли люди, он явился с повинной.

"Чувствую ответственность, но людей не сбивал, в огражденную зону не въезжал", — сказал он. На допросе он также сказал, что виновным считает себя только в превышении скорости и нарушении дистанции. "Хочу попросить прощения у всей Русской православной церкви за повод осуждения церкви в моем недостоинстве", — сказал Семин в последнем слове.

Пил ли иеромонах перед аварией?

Таинственное исчезновение Семина сразу после аварии вызвало подозрения, что таким образом он хотел скрыть состояние алкогольного опьянения — за это ему могли бы увеличить срок на два года. О том, что он был пьян, в суде рассказал тайный свидетель, вытаскивавший его из "мерседеса". "Он был нетрезв, я отчетливо чувствовал запах алкоголя. Он был жив, вменяем", — рассказал очевидец. По словам адвоката Трунова, из дела также пропало заявление свидетеля Елисея Ширшова, который тоже доставал его из внедорожника и рассказал, что он был "мертвецки пьян". Об этом же говорилось в рапорте автоинспектора, который звонил Семину после аварии: "Судя по разговору с гражданином, было понятно, что он находится в нетрезвом состоянии". Однако на следующий день состояние алкогольного опьянения у Семина установлено не было. Защитникам потерпевших так и не удалось вернуть дело в прокуратуру, чтобы к обвинениям были добавлены ст.125 УК "Оставление в опасности" (до года лишения свободы), в основной статье — 264 — ч.5 была заменена на ч.6 (деяние, совершенное в состоянии алкогольного опьянения — до девяти лет лишения свободы).

Монах попросился в колонию-поселение

Обвинитель на прениях требовала осудить Семина на шесть лет колонии общего режима с лишением прав на три года. Потерпевшие просили максимального срока — семь лет. Защитники подсудимого в этом вопросе разделились: Николай Каширцев попросил два года колонии-поселения. Сам Семин тоже просил отправить его в поселение. А второй его адвокат Виталий Веремчук счел, что хватит и условного срока.

Во время процесса к монаху предъявили шесть исков: вдовы погибших требовали по 3 млн руб. за моральный ущерб, а также за расходы на похороны. Еще по 3 млн руб. от него требовали родители и дочь погибшего Лейкина и 1 млн руб. — ООО "Стиль Моторс", которому принадлежала разбитая "шкода". В результате вдовам присудили по 500 000 руб. и расходы на похороны: Сергеевой — 59 000 руб., а Лейкиной 438 000 руб. Родители погибшего Лейкина получат за моральный вред по 100 000 руб. Марине Лейкиной, требовавшей возместить 500 000 руб. за адвокатов — Трунова и Айвар, — назначили 130 000 руб. Иск "Стиль Моторс" будет рассматриваться в отдельном производстве.