"Они начали разбегаться, но некуда было. Женщина накрыла одного ребенка" - Международная Юридическая фирма «Трунов, Айвар и партнеры»
«ТРУНОВ, АЙВАР И ПАРТНЁРЫ»

Международная Юридическая фирма, основана в 2001 году

“Они начали разбегаться, но некуда было. Женщина накрыла одного ребенка”

15 мая 2013
26

 

Изображение внутри записиСвидетель по делу об аварии на Минской улице, в которой погибли семь человек, считает, что прохожие могли устроить самосуд над водителем врезавшейся в автобусную остановку машины. А приятель подсудимого рассказал, что тот с утра выпил полбутылки водки, а за рулем мог и уснуть. Сам Александр Максимов пьянство за рулем признает, а наркотики, подтвержденные экспертизой, — нет: курил только пару раз.

– Он ехал [со скоростью] примерно в 140 км/ч, резко повернул в третий ряд, его начало заносить. И он резко с левой стороны вылетел на остановку, — рассказывал вчера свидетель Владимир Копусович в Никулинском райсуде Москвы на процессе 30-летнего Александра Максимова, которого обвиняют по ч.6 ст.264 УК РФ (нарушение правил дорожного движения лицом, управляющим автомобилем в состоянии опьянения, повлекшее по неосторожности смерть двух или более лиц, до девяти лет лишения свободы). Копусович также ехал по Минской улице в Москве в районе дома №1А, где случилось ДТП в результате которого погибли семь человек, но во втором ряду, а Toyota Crown Максимова обогнала его автомобиль справа.

– Он не справился с управлением? – уточнила адвокат Людмила Айвар, представляющая потерпевших. Ими признаны московский дом-интернат №7, где воспитывались пятеро погибших в ДТП подростков в возрасте от пятнадцати до 17 лет, а также родственники их педагога Ольги Ширшовой и ее мужа Сергея.

– Если была бы меньше скорость, не было бы ничего. Было ограничение 60 км/ч. Он резко перестроился, и его начало заносить.

– У них не было шансов вообще? — спросила сестра погибшего Сергея Ширшова, имя в виду тех, кто находился на автобусной остановке.

– Нет. Они начали разбегаться, но там некуда было. Женщина [Ольга Ширшова – "Право.Ru"] накрыла одного ребенка.

Второму свидетелю Елене Загородней несказанно повезло. Перед самой аварией она подходила к остановке, и ей до нее оставалось всего несколько метров. В нее даже попали обломки и она потеряла сознание. "Летели стекла, видела летающую надо мной крышу.  Остановка разлетелась, крыша полетела вперед, вся остановка назад", — вспоминала она.

– Водитель применял торможение? – поинтересовалась прокурор Елена Илюшина, хотя со стороны, наверняка, это было сложно определить.

– Нет. Его остановила остановка и бордюр.

Пожарный Сергей Егоренков рассказал в суде, что после ДТП Максимов оставался в машине, а когда из нее вышел пассажир (в Toyota Crown пассажирское место впереди с правой стороны — "Право.Ru"), прохожие приняли его за водителя и порывались учинить самосуд. Тогда тот сказал, что с водителем даже не знаком, и просто "поймал машину". И Максимова, и этого пассажира "отгородили" (свидетель не уточнил, кто — "Право.Ru") от толпы", а потом увезли на "Скорой".

Видимо, это пассажир действительно опасался собравшихся на месте аварии людей, потому что на самом деле он Максимова хорошо знает. Но в суд вчера он не явился, и показания давнего приятеля обвиняемого Николая Радова огласила прокурор. 

– Вечером они с Максимовым находились дома и употребляли спиртные напитки, — читала она. — Утром около девяти часов они проснулись. Он выпил пива, а Максимов — полбутылки водки. После этого они опять легли спать.

Около 15 часов Максимов разбудил Радова и сказал, что поедет к девушке, а его предложил подвезти до метро.

– Они вышли на улицу и в магазине около дома купили четыре банки пива, — продолжала прокурор. — После этого они сели в машину. В пути [Радов] выпил одну банку пива и задремал, а проснулся от удара [видимо, имеется в виду столкновение с отбойником, разделяющим транспортные потоки противоположных направлений — "Право.Ru"]. Посмотрев на Макcимова, увидел, что глаза у него закрыты. Возможно, тот заснул. Сразу после этого машина повернула вправо. Никаких действий по управлению автомобилем Максимов не предпринимал, рулем не управлял, не тормозил.

Завершилось заседание допросом подсудимого. Перед началом слушаний, когда в зал впустили телевизионщиков, он сидел, закрыв лицо капюшоном. А на вопросы прокурора и адвокатов отвечал очень тихо и был краток.

– Я раскаиваюсь. По существу дела ничего не помню.

– С какого момента не помните? – спросила адвокат Айвар.

– Помню, что выпивал дома с Радовым, — ответил Максимов и заявил, что готов "выплатить все, что потребует суд". Правда, тут же выяснилось, что никакого имущества у него нет, зато он работал электромонтером, и "может хорошо зарабатывать". Между тем общая сумма гражданских требований к Максимову, как говорил адвокат Игорь Трунов "Коммерсанту", превышает 80 млн руб. Правда, из чего она складывается, пока не совсем понятно. Интернат на прошлом заседании заявил о том, что просит взыскать 23 млн руб. компенсации за материальный вред ("чтобы человек, выйдя через девять лет, помнил о злодеянии до конца дней"), а сумму возмещения морального вреда его представители озвучивать не стали. Брат Ольги Ширшовой Роман Елецкий требует 3 млн руб. за моральный вред, мать — 7 млн руб., а сестра Сергея Ширшова — 1 млн руб.

Затем, после того как Максимов заявил, что согласен с предъявленным обвинением, прокурор напомнила, что ему вменяется совершение ДТП не только в состоянии алкогольного, но и наркотического опьянения, и это подтверждается экспертизой. На это подсудимый сказал, что наркотики не употреблял, а только "курил пару раз".

Они, кстати, могут стать причиной возбуждения еще одного уголовного дела на Максимова. По крайней мере, адвокат Игорь Трунов говорил журналистам, что собирается инициировать расследование. "В данном судебном производстве вопрос хранения и распространения наркотиков не рассматривается. Этот вопрос мы задаем отдельно, — сказал адвокат. — Сейчас нами подано соответствующее заявление".