"Трешечка" для иеромонаха - Международная Юридическая фирма «Трунов, Айвар и партнеры»
«ТРУНОВ, АЙВАР И ПАРТНЁРЫ»

Международная Юридическая фирма, основана в 2001 году

“Трешечка” для иеромонаха

1 июля 2013
49

Дорогомиловский районный суд Москвы приговорил иеромонаха Илию (Павла Семина) к трем годам колонии общего режима, признав его виновным в ДТП, повлекшим гибель двоих рабочих, с лишением права управлять транспортным средством на два года. Накануне прокурор просил приговорить Семина к шести годам лишения свободы. Потерпевшие остались недовольны столь мягким приговором и заявили о намерении его обжаловать с целью ужесточения.

Как следует из материалов дела, в ночь на 16 августа 2012 года Павел Семин, управляя личным автомобилем Mercedes-Benz G500, ехал по Кутузовскому проспекту со стороны Нового Арбата со скоростью не менее 140 км/ч. При этом он проигнорировал выставленные дорожные знаки "Дорожные работы", "Сужение дороги", "Объезд препятствия" и в районе дома 32 столкнулся с движущимся впереди в попутном направлении автомобилем Skoda Octavia. После столкновения Семин совершил наезд на троих дорожных рабочих. В результате двое из них погибли на месте, третий получил многочисленные травмы. Иеромонах бросил свой автомобиль и скрылся с места происшествия.

Изображение внутри записи

Как и ожидалось, приговор иеромонаху Илие вызвал большой ажиотаж у журналистов. В Дорогомиловский суд прибыли съемочные группы всех федеральных телеканалов. У входа в здание суда выстроилась внушительная очередь.

"Извините, не подскажете, почему здесь столько народа? Кого судят?", — интересовался стремящийся попасть внутрь мужчина лет пятидесяти. "Иеромонаха, который трех человек сбил, двоих насмерть. Вот, с каналов разных приехали снимать", — ответила ему Людмила Айвар, один из адвокатов потерпевших. "Я ничего не слышал об этом, — удивленно произнес мужчина, – странно".

Уже через несколько минут у дверей зала заседаний юрист с неохотой, будто боясь сглазить, отвечала на вопросы журналистов: "Если приговор будет меньше семи лет колонии, то мы, безусловно, будем его обжаловать и настаивать на суровом наказании. Любой другой вариант нас не устраивает".

Наконец, всех участников процесса пустили в зал, однако ждать подсудимого пришлось еще около 20 минут. Тем временем за окном неожиданно начался ливень, а в зале стало невероятно душно и жарко. "Мда, жарко тут, как в аду, сразу ясно, что иеромонаха судят", — шутили журналисты.

Как только конвоиры завели Павла Семина в "аквариум", защелкали фотокамеры, и посыпался град вопросов корреспондентов.

"Вы признаете свою вину?", — раздался женский голос. "Да, я и раньше говорил, что я признаю свою вину в ДТП".

"Вы не боитесь, что вас, как священнослужителя, настигнет Божья кара?", — спросил один из репортеров. Некоторые из присутствующих расценили этот вопрос как иронию, в зале послышались смешки, однако, похоже, его автор был серьезен. Тем неожиданнее был ответ подсудимого. Илия усмехнулся, задумался и через несколько мгновений ответил почему-то с широкой улыбкой: "На все воля Божья".

Последний вопрос, который удалось задать журналистам до прихода судьи, касался фактора, определяющего суть наказания: "Почему вы были пьяны в тот вечер?".

Павел Семин лишь пожал плечами и сказал то, что уже говорил не раз: "В тот вечер я был трезв".

"Суд считает, что вина Семина доказана совокупностью собранных по делу доказательств, достоверность которых сомнений не вызывает", — зачитывал приговор судья Антон Толстой. Затем, словно в противовес этому вердикту, он перечислил смягчающие обстоятельства: подозреваемый ранее не судим, лично явился в полицию с повинной, свою вину частично признал, по месту работы и жительства характеризуется исключительно положительно. Кроме того, сразу после ДТП иеромонах возместил моральный и материальный ущерб единственному выжившему потерпевшему Владимиру Волкову. Отягчающие же обстоятельства, к которым сторона обвинения пыталась отнести факт алкогольного опьянения, впоследствии опровергнутый защитой, судом не были установлены. Тем не менее, суд постановил, что любое другое наказание, кроме лишения свободы, "не будет способствовать исправлению подсудимого".

В итоге суд вынес вердикт: признать Павла Семина виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 5 статьи 264 УК РФ (действия, повлекшие по неосторожности смерть двух или более лиц), и назначить ему наказание сроком на три года с отбыванием наказания в колонии общего режима и лишением права управления транспортными средствами на два года. Срок отбывания наказания считается с момента фактического задержания подсудимого – с 16 августа 2012 года.

Изображение внутри записи

Родственницы погибших — Марина Лейкина и Татьяна Сергеева — ранее подавали иски о возмещении морального и материального ущерба на сумму в три миллиона и один миллион рублей соответственно. Суд счел их требования "чрезмерно завышенными", так как "преступление было совершено Семиным по неосторожности". Вдове погибшего на Кутузовском проспекте главного инженера Николая Сергеева суд постановил выплатить лишь 1/6 часть требуемой суммы – 558 тысяч рублей. Марине Лейкиной чуть больше – 938 тысяч.

Выражение лиц у потерпевших Марины Лейкиной и Татьяны Сергеевой почти не изменилось: они были ошарашены столь мягким приговором. Чуть позже, при выходе из здания суда, Татьяна Сергеева отвечала на вопросы журналистов растерянным голосом, фразами-обрывками:

"Я не понимаю. Вот девочкам из Pussy Riot за одну дурацкую песенку дали два года колонии, а этому…за убийство двух человек дали три года! При том, что он сейчас сможет выйти условно-досрочно. Зачем надо было тогда арестовывать его дорогие машины, квартиры?.. Для него деньги имеют огромное значение, но он же монах!" В завершение она сказала, что довольна хотя бы тем фактом, что "выдержала это все".

После оглашения приговора Павел Семин едва скрывал свою радость. По утверждению нескольких корреспондентов, он пробормотал себе под нос: "Всего три года. Слава Богу!".

Адвокат потерпевшей Лейкиной Людмила Айвар в комментариях журналистам назвала приговор иеромонаху "не совсем законным" и "чрезмерно мягким" и заявила, что непременно сторона обвинения будет его обжаловать и добиваться более сурового наказания. При этом она добавила, что добиться справедливости будет непросто, так как у Семина есть влиятельные покровители. По ее словам, духовный наставник Илии епископ Александр говорил о том, что его подопечный занимался автобизнесом, любит быструю езду, и вдобавок очень любит спиртное. Однако даже эту характеристику суд при вынесении приговора не учел, как, полагает она, не учтет ее и грядущий церковный суд, который решит вопрос о лишении Семина сана.

"Я думаю, что суд церковный, который ему предстоит, будет, как и суд юридический, к нему лоялен. С учетом срока наказания, не исключено, что церковный суд будет его оберегать. И не исключено, что уже осенью мы увидим Семина служащим какого-нибудь храма", — заявила адвокат, пояснив, что уже через месяц Семин может освободиться из-под стражи условно-досрочно.

Илия был арестован 17 августа прошлого года, и в связи с тем, что его преступление квалифицировано как "совершенное по неосторожности", имеет право получить УДО по истечении 1/3 приговора. Почти год иеромонах провел в одном из столичных СИЗО, и, соответственно, существует вероятность, что он попросту не успеет добраться до колонии.

"Самое страшное в этой ситуации то, что потерпевшие, которые пришли в суд для того, чтобы добиться справедливого приговора, в следующий раз уже не пойдут в суд, а подумают: "А может лучше просто взять деньги?" (известно, что Семин в ходе предварительного следствия предлагал потерпевшим деньги). В таком случае уголовники будут уходить от ответственности, откупаться от пострадавших. К тому же погибшие — дорожные рабочие. Теперь их коллеги прежде, чем выйти на работу, задумаются: "А идти ли нам ремонтировать трассу или какой-нибудь очередной монах собьет на смерть?", — резюмировала Айвар.

"У нас была надежда на справедливость. Надежда на тех людей, которые видели его пьяным. Надежда на то, что какая-то гражданская позиция проявится. В итоге пришел лишь один человек в суд, не побоялся. Мы боимся всего, так нельзя", — с грустью говорила вдова погибшего рабочего Павла Лейкина Марина.

Она рассказала также, что в период предварительного следствия следователь располагал информацией о том, что в ресторане, из которого вечером 15 августа, вышел Павел Семин, подсудимого обслуживала женщина-официантка. Сначала она подтверждала этот факт, а затем в деле ее "заменил" мужчина. "Я считаю, что в деле фигурирует какой-то подложный чек из ресторана на то же время — тот же ресторан, но совершенно на другой заказ. Семин говорит, что пил чай в гостинице "Украина", а в ресторане том совершенно другое меню, и никакого сока или чая там нет", — возмущалась женщина.

"На всех заседаниях суда было понятно, что он постоянно увертывается, уходит от прямого ответа. В его карточке – около 15 нарушений, и почти все — превышение скорости. Семин же заявляет в суде, что машиной управлял всегда водитель. У него не хватало мужества даже в этом сознаться. Для меня было неожиданно, что человек выбрал себе такой жизненный путь… монаха… и ведет себя таким образом".

Рубрики