Свежие научные публикации И.Л. Трунова и Л.К. Айвар в "Евразийском юридическом журнале" № 8 (159) 2021г. - Международная Юридическая фирма «Трунов, Айвар и партнеры»
«ТРУНОВ, АЙВАР И ПАРТНЁРЫ»

Международная Юридическая фирма, основана в 2001 году

Свежие научные публикации И.Л. Трунова и Л.К. Айвар в “Евразийском юридическом журнале” № 8 (159) 2021г.

7 октября 2021
53

 

№ 8 (159) 2021г. На сайте “Евразийского юридического журнала”

PDF-версия статей

PDF-версия выпуска журнала

Игорь Леонидович Трунов. ОТ «СТРАНЫ ТЮРЕМ» К ЛИБЕРАЛЬНОЙ И ГУМАННОЙ УГОЛОВНОЙ ПОЛИТИКЕ РОССИИ

Интервью с Игорем Труновым, Заслуженным адвокатом, доктором юридических наук, кандидатом экономических наук, профессором, президентом Союза адвокатов России, Заместителем председателя международного союза юристов.

Igor Leonidovich Trunov. FROM THE “COUNTRY OF PRISONS” TO THE LIBERAL AND HUMANE CRIMINAL POLICY OF RUSSIA.

Interview with Igor L. Trunov, Doctor of Judicial Science (S.J.D.), Candidate of Economic Sciences, Professor, Honorable Lawyer. Deputy Chairman of the International Union of lawyers. The President of the Union of Lawyers of Russia.

Визитная карточка

Трунов Игорь Леонидович, Председатель международной юридической фирмы «Трунов, Айвар и партнеры», по оценке Международного рейтинга — Legal 500, один из лучших юристов в мире. Статус адвоката Украины. Статус Bar Association of State New York. Национальный президент Всемирной Ассоциации юристов в РФ. Руководитель отделения проблем права Российской Академии Естественных наук, член Президиума РАЕН. Академик государственной академии Республики Сербская, Действительный член Международного Общества сравнительного законодательства (Париж Сорбонна). Член руководящего Совета Российского Института Избирательного Права (РОИИП). Докторскую диссертацию защитил в 2001 году в Московском институте МВД РФ по борьбе с организованной преступность на тему: «Современные проблемы защиты прав граждан в уголовном процессе». Звание профессора присвоено Министерством Образования РФ 17.11.2004 г. Автор более 500 научных работ.

Уважаемый Игорь Леонидович, благодарим Вас за желание принять участие в беседе с читателями на страницах «Евразийского юридического журнала». Основным лейтмотивом вашей профессиональной деятельности как научной так практической является защита прав и свобод человека. Что нового вы отмечаете в этом направлении.

  • Уголовная политика государства состоит из двух составляющих:
  1. Уголовная политика превентивная, охватываемая понятием социальная роль государства, профилактика преступности и устранение в том числе социальных причин противоправного поведения, таких как неравенство, бедность, неграмотность, безработица, пьянство, наркомания, беспризорность и т.п.
  2. Уголовная политика репрессивная. Основной задачей является борьба с преступностью. Огромные бюджетные средства и значительное количество экономически энергичных трудовых ресурсов вращается в сфере репрессивной уголовной политики. Правоохранительная, судебная, система исполнения наказаний. По состоянию на 2020 год в РФ насчитывается 2,6 млн сотрудников силовых структур, только сотрудников полиции МВД насчитывается 920 000 человек. Это третья по численности полицейская сила в мире, Китай — 1,6 млн человек и Индия – 1,5 млн. При этом по числу полицейских на 100 000 жителей Китай (120 человек) и Индия (128 человек), а в России (623 человека) больше приблизительно в пять раз. Отмечаю существенные различия и с развитыми странами так в США – 256 человек, в странах ЕС — от 300 до 360. Опережает нас союзное государство — Белоруссия. Причем отсутствует корреляция количества полицейских с уровнем преступности, либо ее раскрываемости[1]. Общемировое среднее значение количества полицейских в соответствии с рекомендациями ООН – 222 человек на 100 тысяч населения. В России полицейских – 623 на 100 тысяч населения.
  • Прокомментируйте, пожалуйста, что означает такое существенное различие?
  • Огромный монстр, состоящий из экономически активных, физически здоровых и грамотных людей, потребляющий значительную часть доходов и налогов, собираемых в государстве. Существенное значение имеет так же отвлечение значительной части трудовых ресурсов в не производительный сектор экономики.

Юридическим и политическим сообществами в России проделана огромная работа, трансформирующая Россию из «страны тюрем» в либеральное и гуманное государство. Длительное время уголовная политика России находилась в кризисе: в обществе росла доля судимых лиц, рост преступности и влияние организованной преступности на экономику и политику государства. Ложным был путь достижения безопасности путем усиления репрессии, уголовно-правового узаконенного насилия, как физического, так и психического, избыточного по интенсивности и целям которое вызывало ответное применение незаконного насилия.

  • Игорь Леонидович, как обстоит ситуация с преступностью на сегодняшний день?
  • В последние годы наметились радостные тренды. Согласно статистическим данным МВД РФ, количество зарегистрированных преступлений существенно сокращается. В 2019 г. Было зарегистрировано 1.527.700 преступлений, а в 2020 г. зарегистрировано 1.188.000 преступлений. Падение на более чем 300 тысяч в год и это устойчивая тенденция. К примеру, в 2002 г. – 2 миллиона 500 тысяч, в 2006 г. – 1 миллион 360 тысяч преступлений. В 2020 года уменьшилось число разбоев – на 21,7 %, грабежей – на 16,2 %, краж – на 3 %, в том числе квартирных – на 22,6 % и краж транспортных средств – на 27,1 %.
  • То есть, получается, что тюрьмы и колонии разгружаются?
  • Федеральная служба исполнения наказаний (ФСИН) сообщает о рекордном снижении количества заключенных. За последние 5 лет в места лишения свобода попали на 26 % меньше правонарушителей, нарушивших закон впервые. По данным ведомства, впервые в истории оно составило менее полумиллиона человек, а точнее на 01.09.2021 г. в учреждениях уголовно-исполнительной системы содержалось 471 490 чел., к примеру количество заключенных в тюрьмах России в 2013 году было – 701,9 тыс. человек. За последние десять лет тюремное население РФ сократилось более чем в полтора раза. Связано это с широким применением альтернативных наказаний, без лишения свободы, и в целом с либерализацией уголовно-исполнительной политики. Лидерами по количеству заключенных на 100 000 человек по-прежнему остаются США – 655 заключенных. На 2-м месте по этому показателю – Сальвадор с 566 заключенными. На 3-й позиции – Туркменистан с 552 заключенными. Россия ежегодно опускается в низ и в 2020 в этом списке на 24-м месте с 346 заключенными на 100 000 человек[2].
  • Игорь Леонидович, а что происходит с организованной преступностью?

Нанесен серьезный удар по организованной преступности, по сформировавшемуся институту «Воров в законе», в уголовном кодексе появилась рабочая статья 210.1 УК РФ «Занятие высшего положения в преступной иерархии» предусматривающая наказание от 8 до 15 лет лишения свободы. За последние 5 лет на треть сократилось и число неоднократно судимых, имеющих две, три и более судимостей.

Конечно, успокаиваться и говорить, что все хорошо преждевременно. По числу осужденных на душу населения Россия хоть и уступает США, Таиланду и Бразилии, но обгоняет многие цивилизованные государства и даже такие авторитарные, как Беларусь, Иран и Саудовская Аравия.

  • Возможно ли исправление лиц, совершивших преступления без тюремного наказания и длительного нахождения в изоляции от общества?

Главной целью наказания является, исправление преступника и обеспечение обществу безопасности. Несмотря на то, что анализ института тюремного лишения свободы подтверждает его опасность и бесполезность, но мировое сообщество не нашло иных мер социального контроля оно остается повсеместно, выполняя функции контроля и изоляции маргинального населения и стигматизации профессиональных преступников. Основным вопросом является количество тюремного населения. Безусловно, лица, совершившие особо тяжкие насильственные преступления (убийства, террористические акты, разбои, грабежи), заслуживают тюремного лишения свободы, но в общем количестве осужденных к лишению свободы число подобных преступников составляло последние годы в России не более 2 %.

Определенные вопросы вызывает действующий Уголовный кодекс Российской Федерации по предусмотренным в нем санкциям – самый жесткий и репрессивный за всю историю страны, даже по сравнению со сталинским режимом. Максимальный срок лишения свободы составляет 20 лет, тогда как в УК РСФСР 1926 г. – 10 лет, в УК РСФСР 1960 г. – не более 15 лет; по совокупности преступлений срок наказания может достигать 25 лет, а по совокупности приговоров – 30 лет (ст. 56 УК РФ). Даже сталинский Закон 1932 г. и его же Указы от 04.06.47 предусматривали срок лишения свободы не более 25 лет. При сохранении смертной казни (ст. 59 УК РФ) существует пожизненное лишение свободы (ст. 57 УК РФ), и эти виды наказания существуют одновременно, хотя пожизненное заключение, по замыслу законодателей, должно было заменить смертную казнь. Не удается установить хоть какую-то корреляцию между тяжестью преступления и временными отрезками лишения свободы. В разных странах однотипные преступления караются различными сроками и никакого различия в эффективности воздействия не наблюдается, но для бюджета государства и как следствие экономической эффективности разница есть.

  • Как вы считаете, соответствуют ли в нашей стране условия отбывания наказания хотя бы минимальным стандартам соблюдения прав человека?
  • Остаются нарекания к условиям отбывания наказания. Условия наказания в виде лишения свободы не существенно менялись со Сталинско-Ленинских времен, это по-прежнему колонии деревянно-барачного типа, отрядного содержания.

Необходимо продолжение либерализации правовой политики России с акцентом на превентивную уголовную политику. Устранение социальных причин противоправного поведения, таких как бедность, безработица, пьянство, наркомания, и т.п.

Либеральное изменение уголовного законодательства, в котором должен доминировать принцип экономии карательных средств. Значительное сокращение наказания, не отменяющее его неотвратимость. Широкое применение «депенализации», состоящей в замене уголовных санкций административными.

Репрессивная уголовная политика, неэффективна в части достижения главной цели – обеспечение обществу безопасности. Жесткое наказание правонарушителей не приводит к исправлению преступника. За многие века войны с преступностью были применены различные средства, включая — распятие, четвертование, сожжение, замуровывание живьем, колесование, забивание камнями, заливание расплавленного металла в горло обрезание ушей, носа, выкалывание глаз, обрубание рук, и т. п. Более позднее либеральное средство тюрьма. Лишение свободы, соединенное с трудом в аскетических условиях, задумывалось как средство постепенного исправления «нравственных изъянов». На протяжении четырех веков существующая исправительная тюремная система лишения свободы, основанная на реабилитационном мифе, выделявшая четыре категории, остающееся и сегодня неизменными: обязательный труд, обучение, дисциплина. Как показала история четырех столетий ни в одной стране мира эти средства воздействия, не достигали своей цели, что дискредитировало идею тюремной реабилитации. Угроза лишения свободы и степень строгости наказания как превентивное послание государства, как показывает криминалистический анализ, не влияют на уровень преступности. Наиболее кардинальные предложения вплоть до отмены репрессивного уголовного права, несовместимости нынешней уголовной политики с правами человека и гражданина раздаются в некоторых странах[3].

Несмотря на то что анализ института тюремного лишения свободы подтверждает его опасность и бесполезность, но общество не нашло иных мер социального контроля, и он остается повсеместно, выполняя функции контроля и изоляции маргинального населения, стигматизации профессиональных преступников, инструментом властных отношений. Основной вопрос – количество тюремного населения. Безусловно, лица, совершившие особо тяжкие насильственные преступления (убийства, террористические акты, разбои, грабежи), заслуживают тюремного лишения свободы, но в общем количестве преступлений их доля незначительна.

  • Игорь Леонидович, какие есть еще возможности для снижения количества преступлений?
  • Так же средством снижения преступности является ситуационная превенция – сокращение доступных возможностей совершения преступления путем усовершенствованного городского планирования и применения новых технологий.

Юридическая наука установила, что социально-экономическое неравенство является одним из факторов роста преступности. Этот фактор никак не коррелируется с жестокостью наказания или количеством сотрудников правоохранительной системы. Неравенство порождает зависть, неудовлетворенность, социальные конфликты, протестные реакции, принимающие форму различных девиаций. Высокий индекс неравенства влечет серьезные негативные последствия и является одним из серьезных источников преступности. Статистический показатель степени неравенства общества какого-либо государства определяется – Индексом Джини (Gini), это разрыв между элитой «включенными» (inclusive) и аутсайдерами «исключенными» (exclusive). Не удивительно, что максимальное количество убийств и тяжких преступлений в России приходится на годы максимального показателя индекса Джини. В 1994 индекс равнялся – 0,409 убийств совершено – 32,3 тысячи.

  • Спасибо за интересную информацию. Влияет ли социальный статус на количество и составы преступлений?
  • Статистика ежегодно показывает, что самый большой процент среди осужденных составляют безработные, так в 2020 г. – 65,12 %. Лучшей уголовной политикой является продуманная социальная политика, борьба с безработицей и бедностью. Социальная профилактическая работа, основанная на тщательном изучении взаимосвязи между преступным поведением, социальным положением и профессиональной подготовкой гражданина. В том числе необходимо сокращение штатной численности сотрудников правоохранительных органов. Перераспределение освободившихся огромных средств и человеческих ресурсов в сферу образования и науку, культуру, создание инфраструктуры.
  • В заключение наш традиционный вопрос: что бы Вы пожелали сотрудникам и читателям Евразийского юридического журнала?
  • Благодарю за предоставленную возможность выступить на страницах вашего авторитетного международного журнала, поговорить о важнейших проблемах защиты прав и свобод человека и о тенденциях развития правовой политики. На протяжении многих лет Евразийский юридический журнал держит высокую планку актуальности и востребованности. Стабильное издание качественного полноцветного периодического журнала, наполненного увлекательными и прогрессивными научными трудами по актуальным вопросам, дело, безусловно нужное, но тяжелое и кропотливое.

Редакция и авторы Евразийского юридического журнала бесспорно делают большой вклад в дальнейшее развитие современного права это большое общее дело, и вы делаете его правильно. Желаю Вам творческих достижений, здоровья и благополучия! Спасибо!

Интервью брали:

Бондаренко Александр Викторович Заместитель главного редактора Евразийского юридического журнала, кандидат философских наук, доцент.
Лукиянов Михаил Юрьевич. Ответственный редактор Евразийского юридического журнала, кандидат политических наук, доцент.

  1. Вывод сделан на 12 Конгрессе Организации Объединенных Наций по предупреждению преступности и уголовному правосудию, город Сальвадоре Бразилия.[2]
  2. Международная организация «За глобальную тюремную реформу», доклад за 2020 г. «Глобальные тренды тюремной системы».
  3. Jescheck H.-H. Lehrbuch des Strafrechts. Allgemeiner Teil. 4 Aufl., Berlin: Duncker&Humblot. 3.

 

 

 

КРИМИНОЛОГИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ СУРРОГАТНОГО МАТЕРИНСТВА

ТРУНОВ Игорь Леонидович

доктор юридических наук, профессор, адвокат, заместитель председателя Международного союза юристов, Председатель президиума международной юридической фирмы «Трунов Айвар и партнеры»

ÁЙВАР Людмила Константиновна

доктор юридических наук, адвокат, профессор Заместитель Председателя Союза адвокатов России

«Если бы ради ребенка потребовалось лететь на Северный полюс и жить девять месяцев в эскимосской хижине из снега, я бы отправилась без колебаний». Софи Лорен

В России впервые гражданско-правовой институт лечения бесплодия с применением суррогатного материнства квалифицирован как криминальное преступление.

В различных субъектах возбуждены однотипные уголовные дела по ст. 127.1 УК РФ «Торговля людьми».

Предполагается появление нового вида состава преступления по ст. 127.1 УК РФ – участие одиноких мужчин в программах Вспомогательных Репродуктивных Технологий с применением суррогатного материнства.

Ключевые слова: Вспомогательные Репродуктивные Технологии, торговля людьми, суррогатное материнство, донорский материал, одинокие мужчины, бесплодие.

 

CRIMINOLOGICAL ASPECTS OF SURROGACY

TRUNOV Igor Leonidovich

Ph.D. in Law, professor, Lawyer, Deputy Chairman of the International Union of Lawyers, Chairman of the Presidium of the international Law firm “Trunov Ivar and Partners”

AIVAR Lyudmila Konstantinovna

Ph.D. in Law, professor, lawyer, Deputy Chairman of the Union of Lawyers of Russia

In Russia for the first time, the civil institution of infertility treatment with the use of surrogate maternity is qualified as a criminal offense. In different regions of Russia, the same type of criminal cases of criminal law qualification was initiated under Art. 127.1 of the Criminal Code of the Russian Federation. A new type of crime “Trafficking in Human Beings” is expected to appear – the participation of single men in Assisted Reproductive Techniques programs with the use of surrogate maternity.

Keywords: Assisted Reproductive Techniques, traffic in human beings, surrogate maternity, donor material, single men.

 

 

Российская криминальная хроника — это бесконечный фильм ужасов, иногда удивляющий новизной. Впервые гражданско-правовой институт лечения бесплодия с применением суррогатного материнства квалифицирован как уголовное преступление – ст. 127.1 УК РФ торговля людьми.

В России, как и во многих цивилизованных странах, естественная убыль населения превышает рождаемость и доминируют два процесса, вымирание и вырождение. Прогрессирует эпидемия бесплодия. По разным оценкам коэффициент бесплодия в мире от 15 до 23%. Численность населения России к 2050 г. может сократиться более чем на 11 млн – до 132,7 млн. чел., говорится в докладе Департамента по экономическим и социальным вопросам ООН (ДЭСВ). Российское и зарубежное законодательство, регулирующее экстракорпоральные технологии, исходит из двух глобальных общественно-политических и социальных проблем. Появляется все больше людей, которые хотели бы иметь детей, но не могут по причинам медицинского и социального характера. Каждая третья семья в России бездетна, и эта пропорция увеличивается, порядка 15% населения сегодня имеют затруднение с наступлением беременности — это около 10 миллионов по статистике Минздрава.

Экстракорпоральное оплодотворение (ЭКО) для многих людей что-то новое современное, но оно используется в мировой практике с 1978 г. В России первый успешный протокол ЭКО состоялся в 1985 г.

Суррогатное материнство форма Вспомогательных Репродуктивных Технологий (ВРТ) – согласно пункту 9 статьи 55 ФЗ от 21.11.2011 №323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в РФ» суррогатное материнство представляет собой вынашивание и рождение ребенка по договору, заключаемому между суррогатной матерью (женщиной, вынашивающей плод после переноса донорского эмбриона) и потенциальными родителями, чьи половые клетки использовались для оплодотворения, либо одинокой женщиной, для которых вынашивание и рождение ребенка невозможно по медицинским показаниям. Мужчина и женщина, как состоящие, так и не состоящие в браке, имеют право на применение вспомогательных репродуктивных технологий при наличии обоюдного информированного добровольного согласия на медицинское вмешательство. Одинокая женщина также имеет право на применение вспомогательных репродуктивных технологий.

Порядок использования вспомогательных репродуктивных технологий, противопоказания и ограничения к их применению регулируются Приказом Министерства здравоохранения РФ от 30.08.2012 г. № 107н «О порядке использования вспомогательных репродуктивных технологий, противопоказаниях и ограничениях к их применению», а с 31.07.2020 Приказом №803н, с тем же названием.

Суррогатное материнство – один из современных способов преодоления бесплодия, который применяется во всем мире, к примеру, полностью легализовано в Израиле, в Греции, в Индии, в Канаде, в Австралии, в Южной Африке, в отдельных штатах США. В Великобритании разрешено только на некоммерческой основе.

Всеобщая декларация прав человека (ст. 25) гласит: «репродуктивные права и репродуктивное здоровье являются одной из составляющих права на охрану здоровья и медицинскую помощь»[1]. Конституция РФ также считает вопрос о материнстве и семье наиболее приоритетным для государства. Вспомогательные репродуктивные технологии более 25 лет достаточно четко регламентированы законом и подзаконными актами, судебной практикой гражданско-правового характера. В уголовном кодексе нет даже упоминаний подобной терминологии или подобных составов преступлений.

Острые дискуссии об этичности совместимости с религиозными канонами ведутся давно. Так, в «Основах социальной концепции Русской Православной церкви», принятой в 2000 г., записано: «Суррогатное материнство… противоестественно и морально недопустимо…».

14.01.2020 СК РФ возбуждает первое в истории мировой криминалистики уголовное дело о торговле младенцами, рожденными суррогатными матерями[2]. В Одинцовском районе Подмосковья в одной из квартир обнаружили трех младенцев генетические родители, которых иностранные граждане. Врачам, юристам и суррогатным матерям (всего привлечено по уголовному делу 9 чел., 12 эпизодов преступлений в отношении 14 детей. Инкриминируется торговля людьми – п. «в» ч. 3 ст. 127.1 УК РФ, то есть купля-продажа человека, совершенные в отношении двух и более лиц, в отношении несовершеннолетнего, с перемещением потерпевшего через Государственную границу РФ, в отношении лица, заведомо для виновного, находящегося в беспомощном состоянии, совершенные организованной группой.

Состав преступления по мнению СК РФ, заключается в том, что группа лиц, включая сотрудников юридических компаний, сопровождающих программы, а именно врачи, курьеры, переводчики, суррогатные матери, обвиняется в том, что за денежное вознаграждение, под видом лечения бесплодия, заключали с «заказчиками» договоры суррогатного материнства, подбирали суррогатных матерей и доноров ооцитов, затем, после рождения детей, получали на них свидетельства о рождении и передавали детей иностранным гражданам (по факту их генетическим родителям).

23.06.2020г. по факту обнаружения в квартире жилого дома, расположенного по улице Аргуновской в городе Москве пятерых младенцев, рожденных суррогатными матерями от генетических родителей, являющихся иностранцами, СК РФ по городу Москве возбуждается второе уголовное дело с теми же формулировками – п. «в» ч. 3 ст. 127.1 УК РФ.

16.12.2020г. появляется третье уголовное дело в Красноярске, где Главное следственное управление по Красноярску краю и Республике Хакасия возбудило уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного п. «в» ч. 3 ст. 127.1 УК РФ по фактам купли продажи человека. Фигурантами дела становятся 20 новорожденных детей, рожденных суррогатными матерями от генетических родителей, являющихся иностранцами.

Все эти дела сопровождаются громкой дискуссией об изменении законодательства о суррогатном материнстве, в которой участвует законодательная власть, Пресс-секретарь президента, центральные СМИ, сотрудники правоохранительных органов.

Инициированы законопроекты: № 1191971-7, подготовленный депутатами ГД РФ Петром Толстым в соавторстве с Депутатами Николаем Земцовым, Василием Пискаревым,

Ингой Юмашевой и сенатором Маргаритой Павловой. Так же законопроект, подготовленный депутатом Государственной Думы Мироновым С.М., в части регулирования отдельных вопросов, связанных с использованием вспомогательных репродуктивных технологий.

Но изменения в действующее законодательство — это вопрос будущего и отдельная дискуссия не менее интересная с учетом нововведений, предлагаемых законопроектами, не касающимися уголовного права.

Мы же коснемся растущего количества однотипных уголовных дел и их уголовно-правовой квалификации по ст. 127.1 УК РФ – Торговля людьми. Купля-продажа человека, где под куплей-продажей человека понимается совершение действий, состоящих в передаче человека одним лицом другому лицу (лицам) за денежное вознаграждение, совершенные в целях его эксплуатации вербовки…[3].

Торговля людьми является преступлением международного характера. Указанная статья УК соответствует международным принципам защиты общих прав и свобод человека, содержащихся в ряде международных документов. В частности: в Конвенции относительно рабства от 25.09.1926, в ст. 1, 3, 6, дающей понятия рабства, продажи, приобретения, обмена, перевозки невольников, обязывающей принять меры о строгом наказании за такие преступления; ст. 4 Всеобщей декларации прав человека (1948 г.), ст. 4 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (1950 г.), ст. 8 Международного пакта о гражданских и политических правах (1966 г.) о том, что никто не должен содержаться в рабстве и подневольном состоянии, что работорговля запрещается во всех их видах; Конвенции о борьбе с торговлей людьми и с эксплуатацией проституции третьими лицами от 02.12.1949, в преамбуле которой говорится, что торговля людьми и сопровождающая ее проституция несовместимы с достоинством и ценностью человеческой личности и угрожают благосостоянию человека, семьи и общества; ст. 9 Декларации прав ребенка от 20.11.1959 о том, что ребенок должен быть защищен от всех форм небрежного отношения, жестокости и эксплуатации, не должен быть объектом торговли; ст. 11, 19, 32-36 Конвенции о правах ребенка от 20.11.1989 о необходимости принятия мер для борьбы с незаконным перемещением и невозвращением детей из-за границы, защиты от сексуальных злоупотреблений, эксплуатации в проституции, порнографии, предотвращения похищения и торговли детьми, защиты от всех других форм эксплуатации, наносящих ущерб любому аспекту благосостояния ребенка[4].

Суррогатное материнство представляет собой вынашивание и рождение ребенка по договору за денежное вознаграждение или безвозмездно, заключаемому между суррогатной матерью и потенциальными родителями, чьи половые клетки использовались для оплодотворения. С последующей передачей ребенка генетическим родителям. И, казалось бы, причем тут торговля детьми? Суррогатная мать не отдает своего ребенка. Она рожает и передает потенциальным родителям чужого ей ребенка! Её можно сравнить с няней или кормилицей, которой родители на какое-то время доверяют своего малыша и которая, разумеется, должна передать его законным генетическим родителям. Уголовное право исключает ответственность в случаях, когда родители осуществляют меры, связанные с перемещением по отношению к своим малолетним детям.

Возбуждая уголовные дела следственные органы считают, что программа суррогатного материнства может использоваться исключительно при наличии медицинских показаний, указанных в подзаконных актах Минздрава. Использование же программы людьми при отсутствии показаний, следствие расценивает, как нарушение ведомственных приказов, что в свою очередь свидетельствует о наличии состава преступления – 127.1 УК РФ. Рассмотрим данный вопрос относительно положений Приказа Министерства здравоохранения РФ от 20.08.2012 г. № 107н, которым утвержден Порядок использования вспомогательных репродуктивных технологий, противопоказания и ограничения к их применению (приложение и инструкция к Приказу), и обновленного Приказа Минздрава от 31 июля 2020 г. № 803н.

Если считать за истинное утверждение о невозможности использования донорского материала в программах суррогатного материнства, очевидно это опровергается самим приказом, в котором хоть и не прямо, но предусмотрено использование донорского материала в суррогатном материнстве, что и применяли и применяют все без исключения медицинские клиники в России, занимающиеся ВРТ.

В частности, текст приказа содержит перечень показаний к применению суррогатного материнства, к которым относится отсутствие матки, возрастные показатели (менопауза), отсутствие овуляции, непроходимость семенных протоков, нарушение гормональных функций, сперматогенез и еще целый ряд заболеваний, приводящий к отсутствию собственных половых клеток, что приводит к бесплодию. Социальное одиночество женщины, т. е. отсутствие полового партнера также расценивается в качестве показаний к использованию донорского материала, в суррогатном материнстве. Не является исключением и несовместимость половых партнеров, бесплодие каждого из них, или бесплодие неясного генеза. В таком случае использование полностью донорского материала для преодоления бесплодия и рождения ребенка не может являться составом преступления. Следовательно, использование донорского материала в программах суррогатного материнства не запрещается, а напротив перечень показаний к использованию свидетельствует о необходимости применения донорского материала для достижения целей лечения бесплодия, а именно рождение ребенка.

Из текста Приказов Минздрава № 107н и № 803н следует, что использование донорского материала для одиноких женщин разрешено, а перечень показаний к донорству свидетельствует о возможности использования полностью донорского материала (например, отсутствие матки и отсутствие полового партнера), т.е. рождения полностью генетически чужого для женщины ребенка, что не образует состав преступления – ст. 127.1 УК РФ – торговля людьми, в том числе и для иностранных граждан. В то же время использование супружеской парой или мужчиной и женщиной, не состоящих в браке, или одинокой женщиной, донорского генетического материала, хотя бы частично, при отсутствии показаний, указанных в Приказах Минздрава № 107н и №803н, квалифицируется как торговля людьми.

Полемически встает вопрос, является ли нарушение отдельных положений ведомственного приказа составом преступления, предусмотренного ст. 127.1 УК РФ, если установлено, что рожденный при отсутствии показаний у родителей, с применением метода суррогатного материнства ребенок, является генетически родным? С точки зрения законодателя ответ очевиден. Нарушение ведомственных приказов влечет наступления дисциплинарной и административной ответственности, и само по себе не может квалифицироваться как уголовно наказуемое деяние.

Следственные органы настаивают, что одинокий мужчина даже при наличии медицинских показаний, не может принимать участие в программе суррогатного материнства и воспользоваться донорским материалом для деторождения и преодоления бесплодия. Одной из формулировок обвинения указано оказание услуг суррогатного материнства одиноким мужчинам-иностранцам. Исходя из процессуальных документов Следственного Комитета РФ пред-

Применительно к ст. 127.1 УК РФ непосредственный объект преступления – личная свобода потерпевшего. Дополнительным объектом квалифицированных видов могут выступать безопасность жизни и здоровья потерпевшего. Объективная сторона преступления выражается в совершении одного или нескольких указанных в законе альтернативных действий – купля-продажа человека, иные сделки в отношении человека, а равно совершенные в целях его эксплуатации вербовка, перевозка, передача, укрывательство или получение. Согласие потерпевшего правового значения не имеет.
полагается появление нового вида состава преступления ст. 127.1 УК РФ Торговля людьми – участие одиноких мужчин в программах суррогатного материнства. Наличие же генетического родства для правоохранительных органов не имеет доказательственного значения, а значит может последовать массовое возбуждение уголовных дел в отношении одиноких мужчин и не только таких известных, как Филипп Киркоров, Александр Лазарев, Андрей Миронов, но и менее звездных и многочисленных. Попытка уже имела место со стороны ГСУ СК РФ, но обращение Заместителя главы комитета Госдумы по вопросам семьи, женщин и детей Оксаны Пушкиной к генеральному прокурору и обращение Пресс-секретаря Президента РФ Дмитрия Пескова к Главе СК РФ, остановили дальнейшее развитие. Очевидна, дискриминация мужчин по половому признаку и отсутствие социального равенства в вопросах деторождения, преодоления бесплодия и создания семьи, которая, как известно может быть не полной. Данная несоответствующая Конституции РФ недоработка, на сегодняшний день успешно преодолевается судебной практикой и счастливые одинокие отцы, после судебной процедуры оформляют своих детей.

Под куплей человека понимается его приобретение за определенную плату, а под продажей соответственно передача за получение определенной платы в распоряжение других лиц. Покупатель несет ответственность лишь за куплю, а продавец лишь за продажу человека.

Под иными сделками в отношении человека понимаются другие действия, не являющиеся куплей-продажей, но относящиеся к ряду подобных действий, напр. обмен, дарение, передача в зачет выполнения каких-либо обязательств или их установления, изменения, прекращения и т.п.

Средствами платежа могут выступать деньги и любые материальные ценности, в том числе движимое и недвижимое имущество, услуги имущественного характера.

Состав преступления формальный, считается оконченным с момента совершения хотя бы одного из указанных в законе действий – фактической купли-продажи, иной сделки с человеком либо его вербовки, перевозки, передачи, укрывательства или получения.

Субъективная сторона торговли людьми характеризуется прямым умыслом.

Корреспондирующими правовым позициям Пленума Верховного Суда РФ о понятии торговли людьми стали предписания, которые содержатся в ратифицированном Федеральным законом от 26 апреля 2004 г. № 26-ФЗ Протоколе о предупреждении и пресечении торговли людьми, особенно женщинами и детьми, и наказании за нее[5], дополняющем Конвенцию ООН против транснациональной организованной преступности, в ст. 3 которого говорится, что «торговля людьми» означает осуществляемые в целях эксплуатации вербовку, перевозку, передачу, укрывательство или получение людей путем угрозы силой или ее применения или других форм принуждения, похищения, мошенничества, обмана, злоупотребления властью или уязвимостью положения либо путем подкупа, в виде платежей или выгод, для получения согласия лица, контролирующего другое лицо; эксплуатация включает, как минимум, эксплуатацию проституции других лиц или другие формы сексуальной эксплуатации, принудительный труд или услуги, рабство или обычаи, сходные с рабством, подневольное состояние или извлечение органов (подп. «a»); согласие жертвы торговли людьми на запланированную эксплуатацию, о которой говорится в подп. «a», не принимается во внимание, если было использовано любое из средств воздействия, указанных в подп. «a» (подп.

«b»).

Другим немаловажным вопросом квалификации торговли людьми в судебной практике следственных и судебных органов, требующим четкого понимания, стало уяснение содержания альтернативных признаков объективной стороны преступления, перечисленных в диспозиции правового предписания ст. 127.1 УК РФ (купля-продажа, иные сделки в отношении человека, а также вербовка, перевозка, передача, укрывательство, получение). Практическая проблема интерпретации указанных категорий состоит в том, что законодатель избрал гражданско-правовую терминологию при конструировании состава преступления торговли людьми, что не позволяет использовать нормы гражданского законодательства в понимании данных признаков, человек не может выступать в качестве товара по договору купли-продажи и прочих сделок, как следствие, любая такая сделка является незаконной[6].

Существенным несоответствием формулировки ст. 127.1 УК РФ по отношению к конкретным инкриминируемым деяниям в том, что целью продажи должна быть эксплуатация: сексуальная, трудовая, рабство. Однако в случае с возбужденными уголовными делами эти цели неочевидны. Декриминализованная в 2003 году ст. 152 УК Торговля несовершеннолетними, Купля-продажа несовершеннолетнего либо совершение иных сделок в отношении несовершеннолетнего в форме его передачи и завладения им, регламентировала куплю-продажу несовершеннолетних, совершаемую в любых целях.

Торговля людьми в России в официальной статистике отражена плохо. Преступления мало доказуемы.

К примеру, главврач роддома в Северной Осетии Е. приняла роды у обратившейся к ней неизвестной «в тяжелом материальном положении» и без документов при условии, что та оставит ребенка. После родов главврач по просьбе одного из подчиненных оформила историю беременности на другую женщину, которая забрала новорожденного из роддома как своего. Е. признали виновной по ст. 127.1 «Сделки в отношении несовершеннолетнего, заведомо для виновного, находящегося в беспомощном состоянии, с использованием своего служебного положения и поддельных документов» и с учетом раскаяния, возраста и положительной характеристики получила пять лет условно.

По мнению автора, не может квалифицироваться в качестве торговли людьми процедуры суррогатного материнства при использовании половых клеток генетически родных родителей и подтверждением родства между потенциальным родителем и появившемся на свет ребенком. Уголовное законодательство не регламентирует квалификацию преступления ст. 127.1 УК РФ по признаку гражданства. Существует опасная вероятность существенного увеличения количества уголовных дел в отношении россиян с сомнительными показаниями к применению суррогатного материнства содержащихся в подзаконных актах Минздрава и одиноких отцов. Так первый суррогатный ребенок появился 1995 году и по данным Европейского центра суррогатного материнства в России в год рождается как минимум 22000 детей от суррогатных матерей. При этом около 5 % рынка приходится на иностранцев[7][8]. Генеральный же директор ЕЦСМ Владислав Мельников, находится под стражей по первому уголовному делу, расследуемому ГСУ СК РФ находящемуся на контроле у Председателя СК РФ.

Возбужденные уголовные дела касаются генетических родителей иностранных граждан: Китая, Филиппин, Таиланда. Часть обвиняемых суррогатных матерей иностранки, казашки, украинки и т.д., в случае с Красноярским уголовным делом эмбрионы создавались и подсаживались в Камбодже, где действие Приказа Минздрава не очевидно. В результате анализа уголовных дел создается ощущение о новой практике, сначала возбуждаются уголовные дела, затем бурное общественное обсуждение, потом появляются законопроекты. Правоприменитель отчасти пытается подменить законодателя, устанавливает новые составы преступлений и опробуя их в правоприменении, судебная система, где обжалуются действия (бездействие) следствия, и основания для возбуждения уголовных дел и арестов соглашается с этой конструкцией.

Действия частной медицины имеющей своей целью извлечение прибыли безупречными назвать нельзя. Так, к примеру Санкт-Петербургская клиника репродукции имела правоотношения с гражданином Австрии. Суррогатная мать из Сыктывкара, родила 19.07.2020 года в СПб ГБУЗ «Родильный дом» двоих девочек. В общей сложности австриец оплатил 115 тыс. евро, но обязательства оформить все необходимые документы и получить в ЗАГСе свидетельства о рождении на его детей в течении года так и не выполнили, требуя дополнительные платежи, вымогая и угрожая. Используя детей как инструмент давления. Австриец обратился с заявлением к Председателю СК РФ с просьбой проверки фактов вымогательства и мошенничества.

Очевидно, что необходимы поправки в действующее законодательство с целью более четкой регламентации устранения дискриминации и наведение порядка.

Пристатейный библиографический список

  1. «Уголовный кодекс Российской Федерации» от 13.06.1996 № 63-ФЗ (ред. от 01.07.2021) (с изм. и доп., вступ. в силу с 22.08.2021). Издательство Проспект. 2021.
  2. «Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации» от 18.12.2001 № 174-ФЗ (ред. от 01.07.2021). Издательство Проспект.
  3. «Семейный кодекс Российской Федерации» от 29.12.1995 № 223-ФЗ (ред. от 02.07.2021). «Российская газета». № 17. 27.01.1996.
  4. «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации»
  5. (с изм. и доп., вступ. в силу с 13.07.2021) «Парламентская газета». № 50ю 24.11-01.12.2011.
  6. Приказ Минздрава России от 31.07.2020 № 803н «О порядке использования вспомогательных репродуктивных технологий, противопоказаниях и ограничениях к их применению» (Зарегистрировано в Минюсте России 19.10.2020 № 60457). Официальный интернет-портал правовой информации. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www. pravo.gov.ru, 19.10.2020.
  7. Михайлова Д.С., Тимергалина Г.Р. Гендерный аспект правового регулирования института суррогатного материнства в Российской Федерации // Современный юрист. 2021. № 2.
  8. Проект федерального закона «О внесении изменений в статью 55 Федерального закона «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» в части регулирования отдельных вопросов, связанных с использованием вспомогательных репродуктивных технологий». [Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://vademec.ru/news/2021/08/16.

[1] См.: Всеобщая декларация прав человека от 10 декабря 1948 г. ООН // Права человека: сборник универсальных и региональных международных документов. М., 1990.

[2] № 12002460008000005.

[3] Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24 декабря 2019 г. № 58 «О судебной практике по делам о похищении человека, незаконном лишении свободы и торговле людьми». СПС КонсультантПлюс.

[4] См.: Международная защита прав и свобод человека: Сборник документов. М., 1990. С. 32, 201, 211, 385-388. СПС КонсультантПлюс.

[5] Принят в городе Нью-Йорке 15 ноября 2000 г. Резолюцией 55/25 на 62-м пленарном заседании 55-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН. СПС КонсультантПлюс.

[6] Волков К.А. Торговля людьми и новое разъяснение Пленума ВС РФ // Российский судья. 2020. № 6.

[7] Российская Газета № 36 (8090) «Шанс стать мамой» от 02.2020

Рубрики

Оперативная юридическая консультация

Задайте вопрос нашим адвокатам и юристам и получите ответ сегодня. Это бесплатно.