Беспрецедентный мотив для отказа // газета эж-Юрист №12 (366) 2005 г. - 0,5 п.л. - Международная Юридическая фирма «Трунов, Айвар и партнеры»
«ТРУНОВ, АЙВАР И ПАРТНЁРЫ»

Международная Юридическая фирма, основана в 2001 году

Беспрецедентный мотив для отказа // газета эж-Юрист №12 (366) 2005 г. – 0,5 п.л.

К сожалению, материал недоступен

Беспрецедентный мотив для отказа

Профессиональных юристов удивил недавний отказ КС РФ принять в производство и рассмотреть по существу обращение группы граждан на нарушение их конституционных прав по мотиву наличия в Госдуме закоВ­нопроекта "на заданную тему". Ведь даже если оспариваемые гражданами нормы будут отменены, нарушение их прав ранее действующими не исчезВ­нет. Как оценивать этот новый мотив КС РФ? Не станет ли он обычВ­ной практикой удобных ссылок на те или иные этапы слушаний или разВ­личных "вето", которые особенно популярны со стороны государства, коВ­гда ему приходится возмещать причиненный вред?

Игорь ТРУНОВ,

д. ю. н., профессор, почетный адвокат России

Тверским районным судом г. Москвы рассмотрены гражданские дела по искам заявителей М. и др. к субъекту Федерации (Правительству Москвы и Департаменту финансов Москвы) о возмещении материального ущерб; и морального вреда, причинений го в результате террористической акции 2326 октября 2002 г. в мюзикле "Норд-Ост" Решением Тверского районного суда от 29.04.2003 в иске М. и М о возмещении моральной вреда отказано в силу тоге что ответчик не является причинителем вреда, а поэтому ж может нести ответственность перед потерпевшими. \\ Надзорная жалоба на hmi Председателя Верховного Суд РФ также осталась без удовлетворения.

Басманным районным судом г. Москвы были рассмотрены иски иностранных граждан: Ж. в своих интересах и интересах не совершеннолетних детей Б., Ю Г., Б. к Министерству финансов РФ о возмещении материальной ущерба и морального вреда, при чиненного указанным террористическим актом.

Решением Басманного районного суда от 06.082003 в исках Ж., Б., Ю., Г. о возмещении морального вреда отказано.

Тверской районный суд расВ­смотрел выделенные в отдельВ­ное производство иски постраВ­давших к субъекту Федерации (Правительству Москвы) о возВ­мещении материального ущерба, причиненного смертью кормильВ­ца. 26.09.2003 было принято реВ­шение о возмещении истцам укаВ­занного ущерба. 18.12.2003 реВ­шение суда оставлено без измеВ­нения кассационной коллегией Московского городского суда. При вынесении решения ТверВ­ской районный суд ссылался на правовые нормы ст. 17 ФедеВ­рального закона "О борьбе с терроризмом" и главу 59 ГК РФ.

Гражданин Королевства НиВ­дерланды Ж. в своих интересах и интересах несовершеннолетВ­них детей обратился в БасманВ­ный районный суд г. Москвы с иском к Министерству финансов РФ (федеральный бюджет ч. 3 ст. 17 ФЗ "О борьбе с терроВ­ризмом") о возмещении материВ­ального ущерба, причиненного в связи со смертью кормильца, и расходов на захоронение. Басманным судом г. Москвы в иске отказано Решение от 26.12.2003. При этом суд ссыВ­лался на те же, что и Тверской районный суд, правовые нормы ст. 17 Федерального закона "О борьбе с терроризмом", главу 59 ГК РФ. Определением судебной коллегии по гражданВ­ским делам Московского городВ­ского суда от 20.04.2004 в удовВ­летворении кассационной жалоВ­бы на указанное решение БасВ­манного суда отказано.

Б. обратилась в Басманный суд г. Москвы с иском о возмещеВ­нии морального вреда и материВ­ального ущерба, причиненного гибелью мужа, утратой имущестВ­ва и повреждением здоровья.

28.06.2004 Басманным судом было принято решение об отказе в удовлетворении иска Б. ОпреВ­делением судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 16.03.2005 в удовлетворении кассационной жалобы на указанное решение отказано.

При вынесении перечисленВ­ных решений судами во всех случаях применялась и аналиВ­зировалась одна и та же норВ­ма ст. 17 ФЗ "О борьбе с терВ­роризмом", глава 59 ГК РФ. Между тем в одних случаях исВ­ки удовлетворялись, а в друВ­гих, аналогичных, в удовлеВ­творении исков отказано. ПриВ­чем решения прошли кассационВ­ные и надзорные инстанции и осВ­тавлены без изменения.

Можно и должно возмещать

Из определения террористичеВ­ской акции (ст. 3 ФЗ "О борьбе с терроризмом") следует, что законодатель в основу указанВ­ного понятия включил и само насилие, и угрозу его применеВ­ния. Все это, безусловно, не моВ­жет не вызвать физических и нравственных страданий у люВ­дей, в отношении которых осуВ­ществляется террористическая акция.

Именно такими действиями им причиняется колоссальный моральный вред, который моВ­жет быть возмещен и должен возмещаться по правилам, соВ­держащимся в ст. 17 ФЗ "О борьбе с терроризмом".

Возмещение вреда, причиВ­ненного террористической акВ­цией, производится в конечном итоге за счет террористов. Субъект РФ в этих правоотноВ­шениях выступает в качестве органа, помогающего граждаВ­нину реализовать его права, что полностью соответствует как букве, так и духу КонституВ­ции РФ, и не только ей, а всем международным актам и норВ­мам-принципам Европейского суда по правам человека, касаВ­ющимся борьбы с терроризмом.

Механизм возмещения

На международном уровне был создан ряд нормативных актов, предписывающих создание поВ­добных механизмов возмещения вреда потерпевшему, которые в соответствии с Конституцией РФ (ст. 15) являются составной чаВ­стью правовой системы и имеют приоритет в применении (МеждуВ­народная конвенция о борьбе с финансированием терроризма ст. 8. Конвенция ратифицироваВ­на РФ). По российскому законоВ­дательству ответственность гоВ­сударства не наступает, если причинение вреда потерпевшим носило законный характер. ЕвроВ­пейский суд, решения которого обязательны для России и имеют приоритет, исходит из принциВ­пов: государство обязано делать все для обеспечения в обВ­ществе порядка и безопасноВ­сти и в случае нарушения кем-либо общественного порядка и безопасности государство обязано компенсировать вред пострадавшим только из факВ­та причинения вреда. УказанВ­ная позиция Европейского суда высказана им в ряде дел, и решеВ­ния Европейского суда обязаВ­тельны для России.

Путем полного игнорирования

Тем не менее правопримениВ­тельная практика показала, что суды решили толкование опредеВ­ленных в законе формулировок возмещения вреда и проблему стоимости жизни путем их полноВ­го игнорирования.

Говоря о компенсационных гаВ­рантиях Российской Федерации жертвам терактов, обратимся к Конституции РФ. Государство берет на себя обязательства обеспечить каждому потерпевВ­шему не только доступ к правосудию, но и компенсацию причиВ­ненного ущерба (ст. 52).

Неопределенность толковаВ­ния правовой нормы ст. 17 ФЗ "О борьбе с терроризмом" приВ­вела к ее произвольному примеВ­нению.

Применительно к настоящей жалобе необходимо констатиВ­ровать следующее: удовлетвоВ­ряя требования о возмещении ущерба, причиненного смертью кормильца, по искам С, А. и др. Тверской районный суд сослалВ­ся на ч. 1 ст. 17 Закона "О борьВ­бе с терроризмом"; ст. 1088 и 1089 ГК РФ).

Отказывая в удовлетворении иска Ж. в своих интересах и инВ­тересах несовершеннолетних деВ­тей, Басманный суд г. Москвы в решении также сослался на укаВ­занные нормы, но при этом принял противоположное решеВ­ние отказал в иске.

Из вышеизложенного следует, что произвольное толкование правовой нормы чревато как неВ­равенством последствий реалиВ­зации конституционного права, так и неравенством, возникаюВ­щим при реализации конституциВ­онных прав и свобод, и фактичеВ­ски является дискриминацией и отказом в судебной защите, а поВ­тому не соответствует ст. 19 (ч. 1) и 52 Конституции РФ.

Неопределенность толкования

По сути, в данном деле неопреВ­деленность толкования нормы затруднила выполнение функции адресной помощи, нарушило ст. 7 Конституции РФ, согласно котоВ­рой Российская Федерация являВ­ется социальным государством и берет на себя обязательство оказания помощи нуждающимся в этом гражданам. Статья 46 (ч. 1) гарантирует каждому суВ­дебную защиту его прав и свобод; ст. 52 закрепляет охрану прав потерпевших от преступлеВ­ний и злоупотреблений властью. Государство гарантирует потерВ­певшим доступ к правосудию и компенсацию причиненного ущерба.

Принимая решения об отказе в удовлетворении исков о возмеВ­щении морального вреда, ТверВ­ской и Басманный районные суВ­ды г. Москвы также по-разному истолковывали норму ст. 17 ЗаВ­кона "О борьбе с терроризмом". На основании вышеизложенноВ­го, руководствуясь частями перВ­вой и четвертой ст. 125 КонстиВ­туции РФ, ст. 36, 96, 97, 99 ФКЗ "О Конституционном Суде РФ", граждане просили признать ст. 17 ФЗ "О борьбе с терроризВ­мом" не соответствующей ст. 2, 15,18,19 (ч. 1), 46 (ч. 1), 52 КонВ­ституции РФ.

Единственный и странный аргумент

9 марта 2005 г. получен ответ – Конституционного Суда РФ от 01.03.2005 № 1128, содержащий отказ в принятии к рассмотреВ­нию жалобы потерпевших от терроризма и их адвокатов. Единственным аргументом, соВ­держащимся в ответе, является такой: "Сообщаю, что 17 декабря 2004 года в первом чтении приВ­нят проект № 115259-4 ФедеВ­рального закона "О противодейВ­ствии терроризму", который суВ­щественно изменяет правовое регулирование возмещения ущерба, нанесенного в результаВ­те террористической акции. СоВ­гласно ст. 31 этого проекта возВ­мещение значительного материВ­ального ущерба, нанесенного в результате террористической акции физическим лицам, осущеВ­ствляется за счет средств федеВ­рального бюджета в порядке, опВ­ределяемом Правительством РФ, с последующим взысканием сумм этого возмещения с причинителя вреда в порядке, предуВ­смотренном гражданско-процесВ­суальным законодательством Российской Федерации; выплаты компенсаций лицам, пострадавВ­шим в результате террористичеВ­ской акции, или членам их семей могут производиться также за счет средств конфискованного и реализованного имущества, поВ­лученного в результате террориВ­стической деятельности либо исВ­пользуемого для террористичеВ­ской или содействующей ей деяВ­тельности. В данной ситуации, с учетом стадии законодательного процесса, в которой находится законопроект, заявленное вами требование о проверке конституВ­ционности положений ст. 17 ФеВ­дерального закона "О борьбе с терроризмом" о возмещении вреда лицам, пострадавшим в результате террористической акции, фактически бы означало вмешательство КонституционноВ­го Суда РФ в эту деятельность и осуществление предварительноВ­го конституционного контроля, что не входит в полномочия КонВ­ституционного Суда РФ".

Однако

Согласно ч. 1 ст. 3 ФКЗ "О КонВ­ституционном Суде РФ" в целях защиты основных прав и свобод человека и гражданина, обеспеВ­чения верховенства и прямого действия Конституции РФ КонВ­ституционный Суд РФ разрешает дела о соответствии КонституВ­ции РФ федеральных законов. В случае, если оспариваемый акт был отменен или утратил силу к началу или в период рассмотреВ­ния дела, производство может быть прекращено, за исключениВ­ем случаев, когда действием этоВ­го акта были нарушены конституВ­ционные права и свободы гражВ­дан (ч. 3 ст 43 ФКЗ).

Возвращая жалобу, КС РФ не исключил возможность последуВ­ющего обращения в КонституциВ­онный Суд РФ с жалобой о проВ­верке конституционности соотВ­ветствующих законоположений. Итак, КС РФ поставил нас в изВ­вестность, что в силу части втоВ­рой ст. 40 ФКЗ "О Конституционном Суде РФ" мы не лишены права потребовать принятия Конституционным Судом РФ реВ­шения по данному вопросу. Что адвокаты и намерены сделать.