«ТРУНОВ, АЙВАР И ПАРТНЁРЫ»

Международная Юридическая фирма

основана в 2001 году

+7(499)158-29-17

+7(499)158-85-81

+7(499)158-65-66

info@trunov.com

Кто крайний: врачи ответят за суррогатных младенцев

В городе Видном продолжается суд по делу о признании потерпевшими 11 суррогатных младенцев, которых, по версии СКР, хотели продать. Обвиняемыми по этому делу проходят совладелец фирмы-посредника и четыре врача, благодаря которым эти дети вообще появились на свет. Уже три месяца доктора сидят в тюрьме.

В июне этого года на одной из московских квартир были обнаружены 5 суррогатных младенцев. Дети находились в сопровождении двух китайских нянь и ждали отправки в Китай к своим генетическим родителям. Те не смогли забрать малышей из-за введённого из-за пандемии карантина. Тем не менее, СКР возбудил уголовное дело о торговле людьми.

За полгода до этого в Одинцово на съёмной квартире умер новорожденный мальчик. Как выяснили прибывшие на вызов скорая и полиция, детей в квартире было трое. За ними ухаживала няня. Мальчик получил во время родов черепно-мозговую травму и лежал в Морозовской больнице. После выписки ребёнок находился с няней и ещё двумя младенцами. Следователи возбудили уголовное дело по неоказанию медицинской помощи больному.

Объединяло эта два дела то, что их генетические родители были клиентами компании «Росюрконсалтинг». Эта контора искала заказчиков для суррогатных младенцев за границей. Когда стало понятно, что речь идёт об одной и той же организации, в дело о филлипинских детях тоже добавили статью о торговле людьми. Младенцев отправили по детским домам при живых родителях. Защитники скреп в лице небезызвестной Елены Мизулиной тут же начали кампанию в Думе по отмене суррогатного материнства. А на врачей накатила волна российского правосудия, бессмысленного и беспощадного.

Хроника событий

Врачей арестовали первыми. 16 июля были взяты под стражу завотделением экстракорпорального оплодотворения ЦМП «Петровские ворота» Тарас Ашитков, акушер-гинеколог высшей категории с 30-летним стажем Лилия Панаиоти, врач-репродуктолог клиники NGC Юлианна Иванова и курьер Валентина Чернышёва.

На следующий день были арестованы Владислав Мельников, гендиректор Европейского центра суррогатного материнства и соучредитель компании «Росюрконсалтинг», юрист «Росюрконсалтинга» Роман Емашев, переводчик Кирилл Анисимов. Суррогатная мать умершего младенца Татьяна Блинова была отправлена под домашний арест.

Никто из арестованных вину не признал.

Гендиректора «Росюрконсалтинга» Константина Свитнева среди них не было. Свитнев находится до сих пор за границей и был объявлен в международный розыск.

9 сентября два фигуранта этих уголовных дел - юрист Емашев и курьер Чернышёва дали признательные показания.

Через день Басманный суд Москвы продлил арест врачам. Гендиректор частной клиники Владислав Мельников, уролог Артур Ашитков и гинекологи Юлианна Иванова и Лилия Панаиоти пробудут под стражей как минимум до 14 декабря.

Тем временем, в подмосковном Видном продолжился суд по признанию суррогатных младенцев потерпевшими по этим делам. 10 сентября были признаны потерпевшими трое детей. Вчера суд затребовал от следствия документы о рождении близнецов, чей биологический отец, бывший вице-спикер нижней палаты парламента Филлипин Фрединель Кастро уже несколько месяц пытается забрать детей домой.

Суррогатное материнство

Россия входит в число стран, где суррогатное материнство разрешено. Нужно сказать, что в большинстве стран вынашивание чужих детей за деньги запрещено законом. Там, где законодатель решил иначе, этот бизнес процветает. Бесплодие – болезнь, которая раньше была неизлечима. Если организм матери не производил яйцеклетку, а отца – сперматозоиды, или женщина не могла вынашивать детей, мечта о ребёнке оставалась несбыточной, или семья проходила все круги ада усыновления сирот. С появлением ЭКО – экстракорпорального оплодотворения - и банка половых клеток у бесплодных семей появился шанс на своих собственных детей. Поэтому поток людей, отчаянно желающих потомства, не иссякает в Россию, Украину и Грузию. Адвокат Фрединеля Кастро Игорь Трунов говорит, что, если 2 года назад в России было 169 фирм, предоставляющих услуги по суррогатному материнству, но в этом году их стало уже 300.

Как ни странно, отдельного закона о суррогатном материнстве в России нет. Есть отдельные положения, закреплённые в разных федеральных законах. Статья 55 федерального закона № 323 ««Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» описывает применение вспомогательных репродуктивных технологий. Медицинские показания для суррогатного материнства называет приказ Минздрава «О порядке использования вспомогательных репродуктивных технологий, противопоказаниях и ограничениях к их применению». В Семейном кодексе закреплены права не только биологических родителей суррогатного ребёнка, но и суррогатной матери. Поэтому при оформлении документов на новорожденного необходим официальный отказ суррогатной матери от ребёнка.

Процедура

Очевидно, что врачи не ищут клиентов и не имеют контакты с будущими суррогатными матерями. Этим занимаются посредники – медицинские центры и привлекаемые ими юридические компании. В данном случае, это Европейский Центр Суррогатного Материнства и «Росюрконсалтинг». Они заключают договоры с клиентами и суррогатными матерями и юридически и коммерчески сопровождают весь процесс от поиска заказчика до рождения ребёнка, оформления его документов до покупки памперсов, поиска нянь на время оформления и отправки детей к биологическим родителям. Как говорит адвокат Мельникова Людмила Айвар, её клиент отвечал только за российскую часть бизнеса, за иностранцев отвечал «Росюрконсалтинг» и находящийся в розыске Константин Свитнев:

- Мельников работал только с российскими гражданами, которые обращались за процедурой суррогатного материнства, и он же в программу по Кастро направлял суррогатных матерей, потому что суррогатные матери и доноры обращались в ЕЦСМ и «Росюрконсалтинг». У них были базы кандидатов. Они заключали договор с женщинами, которые становились либо донором, либо – суррогатной мамой. Он не заключал договоры и не вступал в контакты с иностранцами.

Процедура оформления документов на детей – иностранных граждан - достаточно сложная и длинная. Ею также занимался «Росюрконсалтинг». После рождения ребёнка в роддоме нужно получить соответствующие документы, которые родители или их доверенные лица направляют в ЗАГС, где выписывается свидетельство о рождении ребёнка. Свидетельство о рождении выдают на основании медицинского свидетельства о рождении из родильного дома. От суррогатной мамы получают отказ от ребёнка. После этого необходимо поставить апостиль – подтверждение легальности документа, поскольку ребёнок является иностранным гражданином. Когда эти документы готовы, на ребёнка оформляется заграничный паспорт и выездная виза. Вся эта процедура занимает несколько месяцев.

Филлипинские близнецы родились в прошлом октябре, поэтому в январе часть документов была получена.

- На каком этапе в январе находилось оформление, когда детей отобрали и отправили в детдом?

- Это было на этапе оформления заграничных паспортов. Уже были свидетельства о рождении, где дети были записаны детьми своих родителей и подданными другого государства. По законодательству Филиппин дети уже имели гражданство по принципу крови, поскольку родители являются гражданами Филиппин. Дети гражданство получают автоматически, - говорит адвокат Людмила Айвар.

Константин Свитнев и «Росюрконсалтинг»

Директор фирмы «Росюрконсалтинг» Константин Свитнев – фигура в области репродуктивной медицины известная. Он давно стал популяризатором ЭКО и суррогатного материнства. Как юрист, он знает все подводные камни этого непростого процесса. Господину Свитневу очень повезло, потому что когда над его бизнесом стали сгущаться тучи, он оказался вдали от Москвы.

Очевидно, когда по всему миру был объявлен карантин из-за пандемии, ситуация с суррогатными младенцами вышла из-под контроля. Мало того, что закрылись все границы, и биологические родители не могли сесть в самолет, прилететь и забрать детей. От сотрудников агентства и родители, и дети ожидали действенной поддержки.

«Обнаружены дети без документов. Скорее всего, суррогатные матери уже от них отказались, а генетические родители приехать не смогли, так как границы закрыты из-за пандемии. Они граждане другой страны. Я думаю, что в этом случае виновато агентство, они должны были продумать этот вопрос, предусмотреть шаги в условиях пандемии. Родители должны были оформить доверенности на своих представителей в России, чтобы те смогли оформить документы на детей. Где права на ребёнка, кто думает и заботится об этом? Я не вижу здесь никакого криминала, но это абсурдная ситуация, возникшая из-за пандемии и из-за пробелов в законодательстве». - считает Член Общественной палаты РФ, директор клиники «АРТ-ЭКО», доктор медицинских наук Елена Калинина.

Адвокат Константина Свитнева Игорь Трунов ссылается на то, что следователи изъяли всю документацию, и деятельность фирмы была заморожена, работать стало невозможно.

Свитнев через газеты из Праги то обещает вернуться и рассказать всё следствию, то опасается за свою судьбу и предпочитает общаться со следователями через журналистов. Он понимает, что без его участия в следствии и процессе остальные его участники становятся фактическими заложниками, но своя рубашка ближе к телу. Об этом Свитнев, не стесняясь, говорит в интервью:

«Я сейчас единственный человек, который может дать ответы на все вопросы, и без меня строить защиту этим семи задержанным людям сложно. У меня есть все основания опасаться, что я до Москвы или не доеду, или, будучи сразу арестованным, «заболею» ковидом и за пару дней умру. Мне не хочется за решетку. У меня четверо детей.»

Подробностей просачивается мало – следствие фактически засекретило дело, ссылаясь на то, что хочет защитить интересы детей. Остальные стороны рассказывают о деталях дела крайне скупо. Были ли оформлены паспорта на детей, неясно. Почему следствие не признало генетическую экспертизу родителей и детей – нет ответа. Была ли заморожена деятельность «Росюрконсалтинга» и изъяты все документы, как говорит адвокат Трунов, или сотрудники продолжали оформлять паспорта и бумаги на детей, привозить продукты и памперсы, как рассказывает адвокат Мельникова Айвар?

Особая завеса тайны окутала врачей. О них не известно практически ничего. А ведь именно они, помимо детей, оказались крайними в этой ситуации.

Врачи

Профессиональное сообщество может только гадать, что случилось с их уважаемыми коллегами. Ситуация крайне тревожная. Мало того, что у врачей на глазах рушится репутация, ведь речь идёт не просто о выпускниках мединститута, хотя и это было бы печально. Но доктор Ашитков и доктор Иванова – члены российской, европейской и американской ассоциации репродуктивной медицины. Доктор Панаиоти уже тридцать лет успешно принимает роды. Почему суд оставил их за решёткой, внятного объяснения нет. Чем так опасны для следствия люди, которые дарят жизни, представить себе невозможно. Вряд ли врачи даже знали родителей «суррогатных» малышей. Тем более они не имели отношения к оформлению на них документов.

Екатерина Померанцева, врач-генетик, кандидат биологических наук, член РАРЧ, рассказывает, что есть несколько предположений, почему Ашитков, Иванова и Панаиоти могли попасть в этот переплёт. Деньги за услуги получает больница, а не врачи, значит, отвечать должно медучреждение.

- Я подозреваю, что этих конкретных врачей сделали крайними. Должна была привлекаться клиника как медучреждение, а не конкретные врачи. Деньги получает медучреждение, а не конкретные врачи, - говорит Екатерина Померанцева.

Есть версия, что само по себе суррогатное материнство как способ преодоления бесплодия кому-то настолько встало поперёк горла, что, воспользовавшись этой ситуацией, громким поводом, его просто хотят запретить. Действительно, противников ЭКО и суррогатного материнства много. В первых рядах против него выступает церковь и поборники скреп. С 2017 года то в Думе, то в Совете Федерации были попытки провести законодательный запрет на использование других женщин для вынашивания чужих детей. Сразу после открытия уголовного дела о торговле людьми в Совфеде анонсировали разработку нового закона, запрещающего суррогатное материнство. Но только в России телега почти всегда стоит впереди лошади.

- Ситуация экзотическая. Есть закон, и есть уголовное дело. Может быть, можно это как-то объяснить? Для иностранцев это парадокс. Если есть желание регулировать, нужно принимать поправки в закон, а потом уже, когда поправки вступят в силу, включается следственный комитет для тех, кто не исполняет закон, а здесь всё наоборот – сначала Следственный Комитет работает, а потом законодатели наши типа Яровой начинают высказываться, что нужно менять закон. Но должно-то быть наоборот, - говорит адвокат Игорь Трунов.

Третья версия, которая обсуждается в профессиональных кругах – отцами были гомосексуалы, из-за этого началась охота на ведьм.

- Есть подозрение, что в этой ситуации за торговлю детьми попытались выдать такую практику, когда ребёнок рождается при помощи суррогатного материнства, где биологическим отцом будет фактический папа, а биологической мамой будет донор оацита. В том числе, беспокойство может вызывать то, что папа планирует воспитывать ребёнка один, в рамках автономного отцовства. Возможно, часть семей такого типа. Не факт, что все, коллеги обсуждают, что были и обычные семьи с другими типами бесплодия, - рассказывает Екатерина Померанцева.

Но к врачам это тоже не относится. Есть большие сомнения, что они вообще знали, одинокий отец у рождённого малыша или нет. И даже если бы они это знали, есть положительные решения российского суда. Но на этот раз эта ситуация могла быть истолкована в пользу ограничений, говорит доктор Померанцева.

И самая печальная версия – суррогатное материнство просто хотят из частной медицины перевести в государственную.

Эта версия тоже может иметь место, потому что стоимость одного суррогатного младенца составляет 70 тысяч долларов. Журналист Павел Пряников пишет:

«Чем заменят экспортную выручку от нефти и газа, которые мы всё меньше будем продавать? Считайте сами. Если вынашивать только для одного Китая по 1 млн. детей в год (а наверняка и из других стран будет спрос), то их продажа даст России 70 млрд. долларов. Это уже замена половины от потерянного экспорта за нефть. Половина уйдёт чинушам, посредникам, роддомам, в налоги, а половина достанется российским женщинам (обычно половину суммы отдают роженицам). За двух проданных детей в регионе можно купить нормальную квартиру (70 тыс. долларов – 5 млн. руб.).»

Дело о суррогатных младенцах стало настолько важным, что его курирует сам глава Следственного Комитета Александр Бастрыкин. Неизвестно, захотят ли следователи разбираться в хитросплетениях несовершенного законодательства или пойдут по проторенному пути – всех наказать, посадить и доложить об успехах. С их колокольни это выглядит просто: дети есть, деньги уплачены, значит, это торговля людьми.

Но это не так просто. От хитросплетений политических интересов, законодательной неразберихи и управленческого хаоса несовершеннолетние дети остались без родителей. Врачи, которых и так не хватает, сидят в тюрьме. Если следователи это называют справедливостью, то их Фемида слишком жестока и бесчеловечна.

Через месяц филлипинским близнецам исполняется год. День рождения они встретят в Видновском детском доме для детей с нарушениями психики. По данным адвокатов, в России «зависли» из-за карантина и правовой битвы около 2000 тысяч суррогатных малышей. Врачи будут сидеть в тюрьме, потому что подобные уголовные дела длятся до 5 лет и больше. Если их признают виновными, им грозит тюремное наказание от 3 до 10 лет.

Коллеги Ашиткова, Ивановой и Паниоти не хотят стоять в стороне и наблюдать, как врачей перемалывают жернова правосудия. Российская ассоциация репродукции человека и ряд других врачебных объединений готовят письмо в их поддержку. Они просят для начала заменить тюрьму на домашний арест. Коллеги опасаются, что это судилище нанесёт непоправимый ущерб всему направлению медицины. Уже сейчас роддома отказываются принимать рожениц, если узнают, что речь идёт о суррогатных матерях. От греха подальше.



Фотоархив

Все