«ТРУНОВ, АЙВАР И ПАРТНЁРЫ»

Международная Юридическая фирма

основана в 2001 году

+7(499)158-29-17

+7(499)158-85-81

+7(499)158-65-66

info@trunov.com

Либерализация уголовной политики составная эффективной экономики.

 

Либерализация уголовной политики составная эффективной экономики.

Трунов Игорь Леонидович -  академик РАЕН., д.ю.н., к.э.н., профессор,                             Национальный президент Всемирной Ассоциации юристов.

Аннотация

Статья посвящена анализу уголовной политики России, ее влиянию на экономику и экономическое развитие. Автором предлагается ряд либеральных изменений с целью построения экономически эффективного правового государства Россия.

 

Ключевые слова

Огромный монстр правоохранительной системы, либерализация уголовной политики,репрессивная система, изоляция маргинального населения, количество тюремного населения, переход к стратегии превенции и профилактики.

 

Liberalization of criminal policy component of effective economy.

 

IgorL. Trunov- DoctorofLaw, PhD in economics, Professor, advocate 

The National President of the World Association of lawyers.

Deputy Chairman of the International Union of lawyers

 

Abstract

The article is devoted to the analysis of the criminal policy of Russia, its effect on the economy and economic development. The author offers a number of liberal changes with a view to building a cost-effective legal state of Russia.

 

Keywords

 

A huge monster of the law-enforcement system, the liberalization of criminal policy, the repressive system, insulation of marginal population, the number of the prison population, the transition to the strategy of prevention and prophylaxis.

 

В основе эффективной экономики современного государства, инновационный путь развития,создание привлекательного инвестиционного климата, что во многом зависит и от грамотной уголовной политики. Наличия образованных трудовых ресурсов, стабильности и предсказуемости правового регулирования экономических отношений, справедливой правоприменительной системы, которая способна гарантировать защиту основных экономических прав – таких как,  права собственности и свободы экономической деятельности. Немаловажное значение имеет грамотное распределение бюджетных средств, значительная часть которых должна инвестироваться в образование и науку, культуру, поддержку наукоемких инновационных проектов, развитие инфраструктуры.

Уголовная политика России находится на стадии кризиса, в обществе растет доля судимых лиц, рост преступности и влияние организованной преступности на экономику и политику государства. Инфляция уголовного правотворчества и возрастающие расходы общества. Негативные последствия современной уголовной политики в сфере демографических процессов. Как показывает мировой опыт, ложным является путь достижения безопасности путем усиления репрессии, уголовно-правовое узаконенное насилие, как физическое, так и психическое, избыточное по интенсивности и целям вызывает ответное применение незаконного насилия. В России образовался слой населения с повышенной агрессивностью, отчужденный от общества фактическим доказательством этого является большой рецидив преступлений, сформировавшийся институт «Воров в законе», преступные группировки сросшиеся с правоохранительной системой и контролирующие целые отрасли промышленности и регионы.

Уголовная политика государства состоит из двух составляющих. 1. Уголовная политика превентивная, охватываемая понятием социальная роль государства, профилактика преступности и устранение прежде всего социальных причин противоправного поведения, таких как бедность, неграмотность, безработица, пьянство, наркомания, беспризорность и т.п.  2. Уголовная политика репрессивная. Основной задачей которой является борьба с преступностью.

Сегодня в России огромные бюджетные средства и значительное количество экономически энергичных трудовых ресурсов вращается в сфере репрессивной уголовной политики. Правоохранительная, судебная, тюремная системы. Разросся огромный монстр, сжирающий значительную часть доходов и налогов собираемых в государстве. Расходы бюджета России за 2013 год на финансирование только полиции в 2,7 раза выше расходов на науку и образование.Из бюджета тратится на финансирование полиции России в 2013 году 1 091 100 169,2 тысяч рублейоколо 37 миллиарда долларов США.

Количество сотрудников правоохранительных органоводно из самых высоких в мире, штатная численность сотрудников МВД составляет 1,28 млн человек.Количество полицейских на 100 000  населения в России – 634, что значительно выше к примеру,   Китай – 120,Япония – 197.  Причем отсутствует корреляция количества полицейских с уровнем преступности, либо ее раскрываемости[1].Как яркий пример соотношение количества убийств к количеству полицейских на 100 тыс. населения; Россия полицейских - 634 убийств - 10,2; Япония, полицейских – 197, убийств - 0,4; Италия, полицейских - 376 убийств - 0,9; Германия, полицейских – 296, убийств 0,8[2].Наблюдается общая тенденция, больше полицейских выше преступность, ниже раскрываемость. В России это отчасти связано с системой регистрации и показателями эффективности работы. Сегодня, необходимо выявить и раскрыть больше преступлений, чем вчера. Так называемая в народе - «палочная система» отчетности, регламентируемая подзаконными внутриведомственными актами приводящая к большому проценту фальсификаций, осуждения невиновных. Пагубная «палочная система» отчетности является мультипликатором количества осужденных и содержащихся под стражей. Количество заключенных в тюрьмах России в 2013 году – 701,9 тыс. человек, что при пересчете на население СССР (143 млн., РФ против 200 млн., СССР) немного меньше чем в  1937 - 1938 годах сталинских репрессий. В страшном в ГУЛАГе тех лет находилось 1.881.570 человек. Система исполнения наказаний (ФСИН), на 2013 г. составляет штатную численность работников 350,7 тыс. человек[3]. Общий   объем   финансирования   ФСИН   России в 2013 году -215 746 809,5 тыс. рублей или 7 млрд долларов США, что в 2,3 раза больше финансирования Культуры России. Либерализация уголовной политики позволит значительно сократить количество заключенных и штатную численность сотрудников ФСИН России. Что в свою очередь позволит существенно увеличить финансирование Культуры. Каково культурно-нравственное состояние общества - таков и правопорядок.Право говорит человеку – ты должен, нравственность – я так хочу, право без существенного культурно-нравственного фундамента рассматривается в качестве  принудительной силы, господствующей над сопротивляющимся индивидом. Правопорядок в обществе создается именно культурой.

Для государства огромны затраты как на содержание репрессивного правоохранительного аппарата так же существенное значение имеет отвлечение значительной части трудовых ресурсов в не производительный сектор экономики.

В России существуют непомерно раздутые и как следствие чрезвычайно дорогие составляющие полицейского государства:                                                                       

В основном все сотрудники репрессивной системы правоохранительных органов экономически активные, грамотные люди. Но к существенным затратам государства нужно так же отнести армию бывших сотрудников пенсионеров.  Сокращение численности сотрудников дало бы государству кумулятивный эффект в виде снижения затрат бюджета, сокращение количество осужденных, увеличения налоговых поступлений и валового национального продукта, в виде пополнение экономически энергичных участников рыночных отношений.

Общемировое среднее значение количества полицейских в соответствии с рекомендациями ООН - 222 человек на 100 тысяч населения. В России полицейских - 634 на 100 тысяч населения. Такая же непродуманная раздутость штатной численности наблюдается и в остальных структурах правоохранительной системы. Боле чем на половину можно смело сокращать штаты всех правоохранительных органов. Приведение количества только полицейских в соответствие рекомендаций ООН высвободит почти миллион квалифицированных работников, налогоплательщиков. Неслучайна существенная разница в количестве полицейских на душу населения в стремительно экономически развивающемся Китае, показатели 120 полицейских на 100 тыс. населения, что меньше чем в объединённой Европе и США.

Главной целью наказания является, исправление преступника и доставление обществу безопасности. Сегодняшняя репрессивная уголовная политика России, неэффективна так же и в части достижения целей наказания правонарушителей. За многие века войны с преступностью были применены различные средства, включая — распятие, четвертование, сожжение, замуровывание живьем, колесование, забивание камнями, заливание расплавленного металла в горло обрезание ушей, носа, выкалывание глаз, обрубание рук, и т. п. Более позднее либеральное средство тюрьма. Лишение свободы, соединенное с трудом в аскетических условиях, задумывалось как средство постепенного исправления «нравственных изъянов». На протяжении четырех веков существующая исправительная тюремная система лишения свободы основанная на  реабилитационном мифе, выделявшая четыре категории, остающееся и сегодня неизменными: труд, обучение, этическое воспитание, дисциплина. Как показала история четырех столетий ни в одной стране мира эти средства воздействия, не достигали своей цели, что дискредитировало идею тюремной реабилитации.  Угроза лишения свободы и степень строгости наказания как превентивное послание государства, как показывает криминалистический анализ, не влияют на уровень преступности. Наиболее кардинальные предложения вплоть до отмены уголовного права, несовместимости нынешней уголовной политики с правами человека и гражданина раздаются развитых странах[5].

     Несмотря на то что анализ института тюремного лишения свободы подтверждает его опасность и бесполезность, но поскольку общество не нашло иных мер социального контроля он остается повсеместно выполняя функции контроля и изоляции маргинального населения, стигматизации профессиональных преступников, мощным инструментом властных отношений. Основной вопрос - количество тюремного населения. Безусловно, лица, совершившие тяжкие насильственныепреступления (убийства, террористические акты, разбои, грабежи), заслуживают тюремного лишения свободы, но в общем количестве осужденных к лишению свободы число подобных преступников составляло последние годы в России от 1,3 до 1,8%.

      Ныне действующий Уголовный кодекс Российской Федерации по предусмотренным в нем санкциям – самый жесткий и репрессивный за всю историю страны, даже по сравнению со сталинским режимом. Максимальный срок лишения свободы составляет 20 лет, тогда как в УК РСФСР 1926 г. – 10 лет, в УК РСФСР 1960 г. – не более 15 лет; по совокупности преступлений срок наказания может достигать 25 лет, а по совокупности приговоров – 30 лет (ст. 56 УК РФ). Даже сталинский Закон 1932 г. и его же Указы от 04.06.47 предусматривали срок лишения свободы не более 25 лет.  При сохранении смертной казни (ст. 59 УК РФ) впервые вводится пожизненное лишение свободы (ст. 57 УК РФ), и эти виды наказания существуют одновременно, хотя пожизненное заключение, по замыслу законодателей, должно было заменить смертную казнь. Яркий контраст Уголовный кодекс Нидерландов, отсчет лишения свободы ведет от одного дня. Число лиц, находящихся в местах лишения свободы больше, чем во всех европейских странах. Никакой корреляции между тяжестью преступления и временными отрезками лишения свободы, ученым установить не удается. В разных странах однотипные преступления караются различными сроками и никакого различия в эффективности воздействия не наблюдается, но для бюджета государства и как следствие экономической эффективности разница есть.

     Условия отбывания наказания в России очень плохие. Условия наказания в виде лишения свободы не менялись со Сталинско-Ленинских времен, это по-прежнему колонии деревянно-барачного типа, отрядного содержания.  Мучения осужденных не ведут к снижению преступности. Для оправдания такой практики серьезных аргументов нет. Граждане РФ не отличаются повышенной склонностью к совершению преступлений. К лишению свободы в России приговаривается около 40% всех осужденных. Надо заметить, что, например, в Японии такая мера наказания применяется лишь к 3% осужденных, остальные подвергаются другим санкциям; в ФРГ – 5%, в Англии – около 6%. В век экономического и философского меркантилизма  именно экономическая рациональность привела к необходимости сокращения тюремного населения, а не гуманизация уголовной политики. О вреде жестокости в деле наказания много кратно доказывал Монтескье. Жестокие законы и правоприменение  являются злом неисцелимым и это вид разврата. Короткие сроки наказания более эффективны, лишь деспотии вынуждены опираться на страх и жестокость. Законодателю необходимо обращать внимание не на наказание за преступления, а на предупреждение их[6].

      В экономически эффективных странах Западной Европы, Австралии, Канаде, Японии в отличии от России преобладает краткосрочное лишение свободы – до 0-2 лет, т.е. до наступления необратимых изменений психики. Был в истории России либеральный 1926 год, идеальный по статистическим показателям.Из общего числа осужденных к лишению свободы были осуждены на срок до 6 месяцев – 70,5%, всего до 1 года – 84,2%, а на срок свыше 5 лет – 1,8%.

    Российские тюрьмы сегодня переполнены до предела. Длительное (свыше 3-5 лет) нахождение в местах лишения свободы приводит к необратимым изменениям психики человека.Криминалисты называют данное явление «Эффект решетки» - длительное пребывание в местах лишения свободы стимулирует дальнейшую преступную деятельность.Оно губительно, а отнюдь не «исправительно» и «перевоспитательно», для психики и нравственности заключенных[7]. Исправительный эффект от тюремной системы очень низок. Количество рецидивов в стране, если учесть все меры наказания, составляет около 38,4%. Но после лишения свободы этот показатель гораздо выше: 52% тех, кто побывал в тюрьме, снова туда возвращаются; после условного осуждения - только 9%. Эти данные говорят о том, что тяжелые условия заключения не исправляют людей, а еще более портят их. Типичный портрет рецидивиста, бедный, необразованный, больной человек. Лишение свободы в особенности при отрядном способе содержания осужденных (в развитых странах камерное содержание) служит базой криминальной профессионализации, а не институтом исправления. Огромное число преступлений и число заключенных — есть результат непродуманной уголовной политики государства.

Юридическая наука достаточно давно установила критерии роста преступности, не связанные с жестокостью наказания или количеством сотрудников правоохранительной системы. Социально-экономическое неравенство - следствие рыночной экономики и общественного разделения труда. Высокий индекс неравенства влечет серьезные негативные последствия и является одним из основных источников преступности[8]. Статистический показатель степени неравенства общества какого-либо государства определяется «Индексом Джини». Не удивительно, что максимальное количество убийств и тяжких преступлений в России приходится на годы максимального показателя индекса Джини. В 1994 индекс равнялся - 0,409 убийств совершено – 32,3 тысячи.  Год с минимальным индексом Джини, 1990 индекс равен 0,218 соответственно наименьшее количество убийств – 15,6 тысячи[9]. Не продуманная политика, приводящая к большому расслоению общества, с ее контрастом между крайней нищетой и непомерным богатством, является соучастником высокой преступности и непомерных трат на репрессивный правоохранительный аппарат.

Законодателей, политиков, суды можно рассматривать как индикаторы, определяющие уровень обвинительного уклона в обществе. Сегодня, они зашкаливают. Слабая экономическая база, одно из самых высоких в мире социально-экономическое неравенство, политические конфликты, международный терроризм экономические кризисы, миграция, наркомания, непродуманное поведение СМИ, формируют спрос на ужесточение социального контроля, расширение системы тюрем простой ответ на сложный экономико-социальный вопрос усилению безопасности путем усиления репрессии. Политики используют уголовное право, чтобы завуалировать свою несостоятельность восстановить потерянное гражданами доверие к их способности решать экономические и социальные проблемы.

  Всякое проявление власти человека над человеком, которое не вызвано крайней необходимостью, — тирания[10]. Экономически необходима либерализация правовой политики России с акцентом на  превентивную уголовную политику. Переход от стратегии политики репрессий к стратегии превенции и профилактики преступности. Устранение прежде всего социальных причин противоправного поведения, таких как бедность, неграмотность, безработица, пьянство, наркомания, беспризорность и т.п. 

Кардинальное изменение уголовного законодательства в котором должен доминировать принцип экономии карательных средств[11]. Значительное сокращение наказания, не отменяющее его неотвратимость.Широкое применение "депенализации", состоящей в замене уголовных санкций административными.

Большое количество содержащихся под стражей, показатель отсталости в экономическом развитии.Влияние на потенциальных преступников оказывает не угроза тюремного заключения, а социальная составляющая, безработица, низкий уровень образования, алкоголизм, наркомания и т. п. Либерализация судебной системы уход от обвинительного уклона при вынесении приговоров связанных с лишением свободы. Социальная профилактическая работа, основанная на тщательном изучении взаимосвязи между преступным поведением, социальным положением и профессиональной подготовкой гражданина. Необходимо масштабное сокращение штатной численности сотрудников правоохранительных органов. Перераспределение освободившихся огромных средств в сферу образования и науку, культуру, инфраструктуру, создание рабочих мест.

 

 

 

Liberalization of criminal policyas acomponent of effective economy.

 

Igor L. Trunov - Doctor of Law, PhD in economics, Professor, advocate 

The National President of the World Association of lawyers.

Deputy Chairman of the International Union of lawyers

 

Abstract

The article is devoted to analysis of Russia’scriminal policy, its impact on the economy and economic development. The author offers a number of liberal changes with a view to create an economically effective and constitutional state in Russia.

 

Key words

 

A huge monster of the law-enforcement system, the liberalization of criminal policy, the repressive system, isolation of marginal population, the number of prison population, the transition to the strategy of prevention and prophylaxis.


The basis of the modern state’s economy is the innovative development and creating of an attractive investment climate, which depends on competent criminal policy. The latter includes availability of educated human resources, the stability and predictability of the legal regulation of economical relations, and fair enforcement system that can ensure the protection of basic economic rights - such as the right to property and freedom of economic activity.
Competent distribution of budget funds, most of which have to be invested in education and science, support of high-tech innovation projects and infrastructure development, is also important.



The criminal policy of Russia is in the state of crisis, percentage of convicted persons is growing, as well as are delinquency and influence of organized crime on the economy and government policy. Inflation of the criminal law-making and increasing the costs of society also exist.

The negative effects of modern penal policy can be seen in demographic processes. As international experience shows, the way of achieving security by increasing of repression is false, criminal law is a legalized violence, both physical and mental, excessive intensity of which causes growth of illegal violence. Russia has formed a section of the population with increased aggressiveness, alienated from society, the actual proof of this is the large-scaled recidivism, formed institute of "thieves in law", criminal groups impregnated into law enforcement and control bodies, who control entire industries and regions.

Criminal policy of the state consists of two components. 1. Preventive criminal policy covered by the concept of the social role of the state, crime prevention and elimination of primarily social causes of wrongful conduct, such as poverty, illiteracy, unemployment, alcoholism, drug addiction, homelessness, etc. 2. Criminal policy of repression, whose main objective is the fight against crime.

Today Russia has a huge budget and a significant number of economically active populace rotating around repressive criminal policy. Law enforcement, the judiciary, the prison system have grown into huge monster who devours a significant part of revenues and taxes collected in the state. Russia's budget expenditures for the police in 2013 are 2.7 times higher than those on science and education. Russia's budget expenditures for the police in 2013 consist of 1,091,100 169,200 rubles, i.e. about 37 billion U.S. dollars.
 

Number of law enforcement officers is one of the highest in the world, number of staff members of the MUP is 1.28 million. Number of police officers per 100 000 population in Russia is 634, which is much higher than for example, in China - 120, or Japan - 197. Moreover, there is no correlation between the number of policemen and crime rates. E.g. let us compare the number of murders per 100 thousand people to the number of policemen per 100 thousand people: Russia -  634 policemen and 10.2 murders, Japan - 197 policemen and 0, 4 murders, Italy - 376 policemen and 0,9  murders, Germany-  296 policemen and 0,8 murders[12].

There is a general trend:  the more police - crime above, detection below. In Russia, this is partly due to the system of registration and performance indicators. Today, the need to identify and uncover crimes is more than yesterday. The so-called "cane system" of statistics, which is covered by legislative acts leads to large percentage of fraud, conviction of the innocent. Pernicious "cane system" acts as a multiplier of prisoners and detainees.
 The number of prisoners in Russia in 2013 - 701.9 thousand, which is when calculated as for the population of the USSR (143 million against 200 million Russia, USSR) is only slightly less than in 1937 - 1938 years of Stalinist repression. In those terrible years in the Gulag was 1,881,570 people. Penal system (FPS) in the 2013 is a full-time headcount of 350.7 thousand. Total funding of FSIN of Russia in 2013 -215,746 809.5 thousand rubles or U.S. $ 7 billion, which is 2.3 times the funding of Russia’s culture. The liberalization of the criminal policy will significantly reduce the number of inmates and a staff headcount FPS Russia. Which in turn will substantially increase the funding of culture.
 

What is the cultural and moral condition of society, such is the law and order. The law says the man - you should, the morality - I want; the law without significant cultural and moral foundation is seen as coercive power, dominating the resisting individual. Law and order in the society is created by culture.

For the state the maintenance of repressive law enforcement machine costs a lot; distraction of the labor force in non-productive sectors of the economy is also essential.

In Russia there are bloated and therefore extremely expensive components of a police state:

  • • Investigative Committee 25,831 796.65 thousandrubles
  • • Federal Drug Control 25 973 370.4 thousandrubles
  • • Prosecutors 47,351 981.6 thousandrubles
  • • The Federal Migration Service 31,040 408.5 thousandrubles
  • • Federal Bailiff 43,913 991.1 thousandrubles
  • • Federal Security 1468 439.1 thousandrubles
  • • Federal Security Service 629 023.5 thousandrubles[13].

Basically, all the employees of the repressive system of law are economically active and literate people. But the substantial costs to the state as well include the army of pensioners (former members). Reducing the number of employees would give the state a cumulative effect in terms of reduced costs of the budget, reducing the number of prisoners, increasing tax revenue and gross domestic product, in the form of replenishment of active participants of market relations.

The worldwide average number of police in accordance with the recommendations of the UN is 222 people per 100,000 population. In Russia, there are 634 policemen per 100 thousand. The same ill-conceived staff number is  observed in other structures of law enforcement. Spanning more than half can safely downsize all law enforcement agencies. Reduction of the number of police officers to match of the UN recommendations alone will release nearly a million of skilled workers, taxpayers. By no accident there is a significant difference in the number of police per capita in China which is rapidly developing economically; 120 policemen per 100 thousand population, which is less than in the United Europe and the U.S..

The main purpose of punishment is correctional rehabilitation and public safety. Today's repressive criminal policy of Russia is just as well ineffective in achieving the objectives of the punishment of offenders. For many centuries of war with the crime various means were used, including crucifixion, quartering, burning, immurement, breaking on the wheel, stoning, pouring the molten metal into the throat, cutting of ears, nose, arms, eye gouging, etc; later liberal means - prisons. Imprisonment, coupled with labour in ascetic conditions, wasintended as a means of gradual correction of "moral flaws".
For four centuries, existing correctional prison system  is based on prison rehabilitation myth; it identifies four categories, which remain unchanged today: work, education, ethics education, discipline. As the history of four centuries has showed, no country in the world reached the goal by these means of influence, which discredited the idea of ​​prison rehabilitation. The threat of imprisonment and severity of punishment as a preventive message of the state, as the forensic analysis shows, has no effect on crime. The most radical proposals, including the abolition of criminal law, criminal policy, its incompatibility with human rights and civil rights, are heard in developed countries[14].

     Though the analysis of the institute of incarceration in prisonconfirms its danger and useless, society has not found other measures of social control, so it persists, serving function of social control, isolation of marginal population, professional criminals stigma and powerful instrument of power relations. The main issue is the number of the prison population. Certainly, those who have committed felony (homicide, terrorism, robbery) deserve detention in prison but the total number of convicted and criminals has lately been in Russia from 1.3 to 1.8%..

      The current Criminal Code of the Russian Federation provides sanctions that are  the strictest and the most repressive in history of the country even in comparison with the Stalinist regime. The maximum term of imprisonmentis 20 years, whereas the RSFSR Criminal Code of 1926 established 10 years, RSFSR Criminal Code of 1960 provided the term less than 15 years. Now for multiple counts the term of punishment can be up to 25 years and for cumulative sentences up to 30 years (Art. 56 of the Criminal Code). Even Stalin's Act 1932 and the Decree of 06/04/47 established the term of punishment less than 25 years. The death penalty (Art. 59 of the Criminal Code) persists,  and the life imprisonment is installed (Article 57 of the Criminal Code) in the same time (life imprisonment was introduced for the first time), although life imprisonment was to replace the death penalty according to the plan of legislator. Dutch Criminal Code provides the other approach, the count of deprivation of liberty starts from the one day. The number of convicted is higher than in all European countries. Researchers are unable to establish correlation between the gravity of offence and the time line of imprisonment. In different countries the same types of crimes are punishable by various terms and there in no difference in the effectiveness of the impact but there is a difference for the state's budget and economical efficiency.

Conditions for serving punishment is very bad in Russia. Conditions of imprisonment hasn`t changed since the Stalin’s and Lenin's time. It's still a colony with barracks and companies. The torment of prisoners does not lead to the decrease in crime. There are no serious arguments to justify such practice. Russian citizens are not more inclined to commit crimes than any other. About 40% of all convicted are sentenced to prison in Russia. It should be mentioned that, for example, in Japan, such penalty is applied only to 3% of the convicted, and the rest are subjected to other sanctions, in Germany only 5%, in the UK about 6%. In an age of economic and philosophical mercantilism it was the economic rationale that led to the need to reduce the prison population, not the humanization of criminal policy. Montesquieu proved the damage from the violence in punishment many times. Cruel laws and enforcement are incurable evil and is a kind of debauch. Short terms are more effective and only despotism is forced to rely on fear and brutality. Legislator must pay attention not to the punishment for the crime, but to its prevention[15].

In economically effective countries of Western Europe, Australia, Canada, Japan, in contrast to Russia, short-term-imprisonment (till 0-2 years) dominates, id est before irreversible changes in mind. A liberal act was enacted in 1926 in Russia that was ideal according to statistics. Of all convicts were sentenced to prison up to 6 months 70.5%, up to 1 year - 84.2%, and for more than 5 years - 1.8%.

Russian prisons today are overcrowded.  Long term incarceration (over 3-5 years) leads to irreversible changes in the human psyche. Criminal lawyers call this phenomenon "lattice effect" that means a long stay in prison stimulates further criminal activity. It is destructive, and not "curative" and "reeducative" for the mind and morals of the prisoners. Prison system has very low curative effects. The number of recidive in the country, when you consider all the penalties, is about 38.4%. But after the prison this figure is much higher: 52% of those who has been in prison, return there again, and after probation - only 9%. These statistics suggest that severe conditions do not correct people, but spoil them even more. Poorness,  ignorance, sickness are characteristics of typical recidivist. Deprivation of freedom especially in companies (in developed countries detainees are held in separate chambers) is a base of criminal professionalism, not a curative institute. Large number of crimes and prisoners is the result of indigested criminal policy of the government.

The Criteria of increase in crime unrelated with strict punishment or number of the law enforcement officers were established by Jurisprudence a long time ago. Socioeconomic inequality is a consequence of the market economy and the social division of labor. High Inequality Index causes serious negative consequences and is a major source of crime. "Gini Index" determines statistical measure of social inequality in any State. It’s no wonder that in Russia the maximum number of murders and felony took  place when Gini Index fixed high rate of the crime. In 1994 the index was 409, murder rate  was 32.3 thousand people. 1900 was the year with the minimal Gini Index. Index amounted to 0.218 in 1990, respectively, the lowest murder rate was 15.6 thousand people.  Ill-considered policy that leads to greater stratification of society with its contrast between extreme poverty and excessive wealth is an accomplice to high crime and excessive spending on repressive law enforcement staff.
 

Legislators, policy makers, the courts can be seen as indicators of  accusatory level in society. Today, they are going through the roof.



[1]
Вывод сделан на 12 Конгрессе Организации Объединенных Наций по предупреждению преступности и уголовному правосудию,  город Сальвадоре Бразилия  12-19. 04.2010г.

[2] Данные интернет портал http://slon.ru  «Россия – полицейское государство?»

 

[3] Официальный сайт ФСИН России - http://фсин.рф

[4] Данные: ФЗ РФ 03.12. 2012  N 216-ФЗ «О федеральном бюджете на 2013г.»

 

[5]Jescheck H.-H. Lehrbuch des Strafrechts. Allgemeiner Teil. 4 Aufl., Berlin: Duncker&Humblot, 1998. S. 3.

[6]Montesquieu. Esprit des lois. 1748 L,VI ch. 5. P. 31-32.

[7]ГернетМ. Н. Втюрьме: Очеркитюремнойпсихологии. Юр. Издат. Украины, 1930.

 

[8] Гернет М.Н. Избранные произведения. М. 1974. С. 111, 119.

[9] Ольков С.Г. О пользе и вреде неравенства (криминологическое исследование) Государство и право. 2004 №8 С. 73-78.

[10] Чезаре Беккариа. О преступлениях и наказаниях. М. 1995. С. 69.

[11] М.П. Чубинский «Очерки уголовной политики»  М. 2012 ИНФРА-М  Ст. 194.

[12]The data of an Internet portal http://slon.ru «Russia is a police state?»

[13]Data: the Federal law of the Russian Federation 03.12. 2012 N 216-FZ «on the Federal budget for 2013.»

[14]Jescheck H.-H. Lehrbuch des Strafrechts. Allgemeiner Teil. 4 Aufl., Berlin: Duncker&Humblot, 1998. S. 3.

[15]Montesquieu. Esprit des lois. 1748 L,VI ch. 5. P. 31-32.



Фотоархив

Все