«ТРУНОВ, АЙВАР И ПАРТНЁРЫ»

Международная Юридическая фирма

основана в 2001 году

+7(499)158-29-17

+7(499)158-85-81

+7(499)158-65-66

info@trunov.com

«А мужики и не знали»

Адвокат заявил, что раскрыл ОПС, которое 15 лет зарабатывало на бюджете Челябинской области

Информация об уголовном деле в отношении экс-губернатора Челябинской области Бориса Дубровского, которая появилась в пятницу, 11 октября, вечером, имела эффект разорвавшейся бомбы. Чуть позже адвокат Игорь Трунов, первым сообщивший об уголовном деле, заявил, что в регионе с 2003 года действовало организованное преступное сообщество, которое воровало бюджетные деньги на дорожных контрактах. Юрист обратился в генеральную прокуратуру с просьбой объединить четыре уголовных дела, в которых отражаются разные эпизоды деятельности этого ОПС, в одно производство. Znak.com попытался разобраться, о чем идет речь и почему экс-губернаторы, которых всегда противопоставляли друг другу, могут стать сообщниками.

Первым о возбуждении уголовного дела в отношении бывшего губернатора Челябинской области Бориса Дубровского, который покинул пост в марте 2019 года и с тех пор, по данным СМИ, преимущественно проживает в Швейцарии, сообщил Игорь Трунов — адвокат другого экс-губернатора, Михаила Юревича. 

По данным Трунова, в отношении Дубровского следственным департаментом МВД России возбуждено уголовное дело по статье 285 УК РФ «Злоупотреблении должностными полномочиями». В основу дела легли материалы расследования ФАС России, которая доказала сговор на дорожных торгах в Челябинской области. Тогда антимонопольщики прибегли к нестандартной практике, когда центром сговора назвали персонально действовавшего губернатора Дубровского: якобы он ограничил конкуренцию и способствовал тому, что многомиллиардные контракты получала одна и та же фирма («Южуралмост»), связанная с предпринимателем Сергеем Вильшенко. Судя по всему, ФАС пользовалась оперативной поддержкой полиции, так как в материалах фигурировали распечатки переписки чиновников министерства дорожного хозяйства и транспорта Челябинской области и сотрудников фирмы-подрядчика, которые обсуждали совместную стратегию в общении с ФАС, а также данные о движении денег фирмы, выигравшей контракт. После того, как ФАС в начале 2019 года окончательно «засилила» сговор, материалы антимонопольного дела были переданы в МВД и генпрокуратуру. 

Официально МВД России до сих пор не дало комментариев по поводу уголовного дела в отношении Бориса Дубровского. На свой запрос в пресс-службу МВД РФ Znak.com ответа пока не получил. 

Ряд медиа в Челябинской области приводят слова сына Бориса Дубровского Александра, который является руководителем ряда бизнес-структур отца. Так, Александр Дубровский заявил, что считает сообщения об уголовном деле фейком, отмечая, что журналисты не обратились за информацией к нему, а пользовались данными Трунова, который является адвокатом другого экс-губернатора —  Михаила Юревича. 

На звонок корреспондента Znak.com Александр Дубровский не ответил, смс-сообщение с предложением представить свою позицию также проигнорировал. 

По словам адвоката Бориса Дубровского Рустама Курмаева, который сотрудничал с экс-губернатором в рамках спора с ФАС, уголовного дела в отношении его доверителя нет.

«Насколько нам известно, такого дела нет, если оно где-то в каких-то тайниках и есть, нам о нем ничего не известно, — сообщил Znak.com Рустам Курмаев. — Никто официально не уведомлялся, для участия в следственных действиях не приглашался. Трунов не имеет отношения к Дубровскому, он — адвокат Юревича. Мы — в недоумении по поводу этой ситуации. В том числе и по поводу слухов, что Дубровский скрылся в Швейцарии. Я Дубровского видел в Москве на прошлой неделе».

По словам Курмаева, он сделал запрос в следственный департамент МВД РФ, но ответа пока не получил. Также адвокат отрицает факт какого бы то ни было общения Дубровского и силовиков, даже в статусе свидетеля.

«Мой доверитель никогда никем не приглашался ни для дачи объяснений, ни для дачи показаний, — отметил адвокат. — Что касается личного отношения к этой истории, то надо понять, есть ли эта история в принципе, а потом будем говорить о нашем отношении». 

Кроме того, в Сети появились скриншоты экрана телефона, якобы предоставленные Александром Дубровским. В переписке бывший уполномоченный по правам человека в Челябинской области, а ныне сотрудник бюро «Трунов, Айвар и партнеры» Алексей Севастьянов якобы предлагает семье Дубровских услуги Игоря Трунова. Сам Трунов считает такую информацию провокацией, так как не может представлять двух людей, чьи интересы пересекаются.

«Я не могу представлять интересы двух клиентов, которые находятся в одном деле, — сказал Znak.com Игорь Трунов. — Для тех, кто разбирается в юриспруденции, это прекрасно понятно. С одной стороны, я требую объединить дела своего доверителя Юревича и Дубровского, и тут же предлагаю услуги Дубровскому. Это же стопроцентные основания для отвода. Ничего глупее не придумаешь. Что касается факта наличия уголовного дела, то сейчас новости идут с колес. Поэтому можно уходить от ответа, говоря: нас не вызывали, поэтому Трунов все придумал. Как будто та сторона не знала, что ФАС вынесла свои решения на основе материалов МВД, а потом все это было передано в следственные органы. Еще не вызывали? Ну, вызовут, не волнуйтесь».

Откуда взялось ОПС?

По мнению Игоря Трунова, эпизоды, которые легли в основу на сегодня отдельных уголовных дел Дубровского, Юревича и Вильшенко,  — это все часть одной истории, которая происходила в регионе с 2003 года. 

Валерий Шопов
Валерий ШоповИА «Доступ»

По мнению адвоката, старт деятельности ОПС дал Валерий Шопов, который при ныне покойном губернаторе Петре Сумине был начальником главного управления дорожного хозяйства Челябинской области, а с 2004 года руководил министерством строительства, инфраструктуры и дорожного хозяйства региона. По данным Трунова, в отношении Шопова расследовалось уголовное дело об откатах с дорожных аукционов, которые выигрывали фирмы, близкие Вильшенко. Отметим, Шопов скончался в сентябре 2009 года. Доступ к этим материалам у Трунова возник в связи с работой по делу Михаила Юревича, который обвиняется в том же самом, но уже в годы своего руководства регионом.

«В 2006 году ФСБ собрала ряд доказательств и направила справку-меморандум, в которой сообщалось о получении взяток министром Шоповым от Вильшенко за распределение госзаказов на подконтрольные фирмы и хищении этих средств, — сообщил Znak.com Игорь Трунов. — В материалах фигурировали прослушка и биллинг. Затем был рапорт обнаружения признаков преступления на имя прокурора области по статьям 290, 291, 285 УК РФ („Получение взятки“, „Дача взятки“ и „Злоупотребление должностными полномочиями“). Информация у меня именно оттуда — из этих документов. Но я считаю, что этим фактам не дана оценка. Преступная группа существовала с 2003 года по, предположительно, 2019 год. По статье 210 УК РФ („Создание преступного сообщества“) сроки не вышли. Поэтому я считаю, что в рамках четырех уголовных дел должны быть даны оценка и анализ».

Трунов предлагает объединить в одно производство четыре уголовных дела, которые расследуются разными ведомствами в разных регионах. 

Это дело в отношении Дубровского, которое возбудило МВД России (Москва), два дела в отношении Юревича (4-й отдел ГСУ СУ СК РФ, Екатеринбург и СУ СК РФ по Челябинской области), а также дело Вильшенко и его бухгалтера Екатерины Краснихиной (по статье 210 УК РФ о создании ОПС и статье 159 УК РФ о мошенничестве), которое находится в производстве МВД России.

Сергей Вильшенко
Сергей Вильшенко

Сергей Вильшенко, по данным нескольких собеседников Znak.com, действительно, был близок с Валерием Шоповым и начал работать по дорожным контрактам в регионе именно при нем. Вильшенко также является фигурантом другого дела — вокруг растраты в «Нерудной компании „Бердяуш“», которую несколько лет назад приобрел Артем Чайка. «НК Бердяуш» (сейчас она переименована в «ПНК-Урал») занимается производством щебня и является крупным поставщиком РЖД. Растрата, по данным следствия, была вскрыта в ходе аудита после того, как Чайка в 2014 году приобрел «НК Бердяуш» у Сергея Вильшенко. «ПНК-Урал» стала заявителем по делу и потерпевшей стороной. Вильшенко уехал из страны. В итоге по делу проходили только его бывшие подчиненные — Екатерина Краснихина, Елена Дорожевич и Дмитрий Супрун. 

Источники Znak.com говорят, что никакой растраты не было — уголовное дело стало местью за то, что Вильшенко отсудил крупную сумму у Чайки.  Больше года стороны — Вильшенко и Чайка — вели переговоры об урегулировании конфликта, они даже разделили совместные активы, но уголовное преследование Вильшенко и его подчиненных продолжилось — дело об ОПС было возбуждено в июне этого года. «Возвращаться в Россию они не собираются, живут в Лондоне», — говорит один из наших источников. 

Мотивация защиты Юревича

В этой ситуации интересна мотивация защиты Михаила Юревича, которая требует объединить дела под более тяжкой статьей, чем уже есть в обвинении. 

Напомним, Юревича обвиняют по ряду не связанных друг с другом эпизодов: подстрекательство к клевете на экс-председателя Челябинского областного суда Федора Вяткина, получение взятки от экс-министра здравоохранения региона, который был пойман на откате с поставки томографа, хранение оружия, которое на самом деле является подарочным историческим пистолетом.

Михаил Юревич и Игорь Трунов
Михаил Юревич и Игорь Труновсайт коллегии Игоря Трунова

Но главные по масштабу эпизоды — это как раз откаты за «дорожную революцию». Те самые контракты на строительство и ремонт дорог. По этим эпизодам с Юревичам также проходят его бывший партнер по компании «Макфа» депутат Госудмы Вадим Белоусов, его теща, бывший главбух Первого хлебокомбината Маргарита Бутакова и еще ряд сотрудников фирмы, которая принадлежала Юревичу до того, как он ушел в политику. 

По словам адвоката Юревича, который не признает вину, объединение дел и его объективное расследование подтвердят невиновность его подзащитного.

«Мы считаем, что в нашем деле ряд доказательств добыты незаконно. То есть несколько фигурантов закрыли по надуманному преступлению, им грозило до 8 лет, и, когда они дали показания, их отпустили, а дело „потеряли“ куда-то, — говорит Игорь Трунов. — Таким образом добывали доказательства. Надо понимать, что это местная элита, у некоторых есть родственники, которые встроены в правоохранительную систему. Все это трансформирует дело — на него влияют чиновники, родственники. Поэтому мы и говорим, что все должно расследоваться в Москве. Потому что сейчас это расследуют разные ведомства, надзирают разные прокуроры. Рано или поздно это пойдет в суды, и как это будет рассматриваться? Надо объединять и прекращать чехарду. Тогда будет единая картина. Пока никто не систематизировал эти дела. Это одно и то же дело, одни и те же фигуранты. Даже прокуратура с учетом того, что объем работы большой и в разных регионах, этого не видела. Я собрал этот пазл. И да, для кого-то это может быть откровением и открытием. А мужики-то и не знают».



Фотоархив

Все