«ТРУНОВ, АЙВАР И ПАРТНЁРЫ»

Международная Юридическая фирма

основана в 2001 году

+7(499)158-29-17

+7(499)158-85-81

+7(499)158-65-66

info@trunov.com

ФСБ пощупало кур

В пятницу, 9 декабря 2016 года, в 18 часов 40 минут следователь следственного отделения УФСБ России по Республике Марий Эл капитан юстиции Е.А.Одинцов поставил свою подпись под постановлением о возбуждении уголовного дела и принятии его к производству. Дело №601824 возбуждается по ч.4 ст.159 УК РФ, "Мошенничество" (копии этого и других документов в редакции имеются).

Обвиняемых по делу пока нет, но немудрено догадаться, кто может попасть в их число – руководство одной из крупнейших птицефабрик России «Акашевская». Если кратко, то следствие формулирует возбуждение уголовного дела по необоснованному получению субсидий, выделяемых государством в качестве меры господдержки сельхозтоваропроизводителей при закупке оборудования. В размере 89,97 млн рублей.

Но возникает сразу целая куча вопросов. Во-первых, причем здесь ФСБ? Тема финансовых споров – не предмет подследственности этой организации. Во-вторых, на каком основании было возбуждено дело? В постановлении мы видим крайне странную формулировку: на основании рапорта об обнаружении признаков преступления, предусмотренного вышеупомянутой статьей. Это что вообще за такое know how, если говорить серьезно? Хотя товарищей из ФСБ я в этом моменте даже как-то понимаю – есть такая лазейка в законодательстве, которая легализует принцип «кто выявил, тот и расследует». Скорее всего, здесь так и получилось.

Однако вопросы остаются. Что искало ФСБ на птицефабрике? Как вообще его сотрудники туда попали? Потому что, согласитесь, где ФСБ, а где АПК?

Отказать министру нельзя согласиться

Совпадение это или нет, но в ноябре 2016 года сотрудники ФСБ уже участвовали в делах, связанных с аграрной тематикой. И все они были завязаны на антикоррупционную борьбу. Именно тогда был снят с должности ректор Санкт-Петербургского государственного аграрного университета Сергей Широков, а против трех его сотрудников возбуждены уголовные дела. Но там речь шла о взятках и «содействии». Что никоим образом не противоречит положениям Федерального закона от 34 апреля 1995 года «О федеральной службе безопасности». В статье 12 этого ФЗ, посвященной обязанностям ФСБ, в пункте «е», в частности, говорится о том, что ФСБ обязано «разрабатывать и осуществлять во взаимодействии с другими государственными органами меры по борьбе с коррупцией».

Вообще, в конце прошлого года такое встречалось и в других сферах бизнеса. Например, в самом начале декабря эфэсбешники провели обыски на заводе ракетно-космического приборостроения в Москве. Впрочем, и тут искали документы по деньгам, ушедшим за оплату якобы выполненных работ. И здесь вопросы, в общем-то, не возникают – космос, оборонка, безопасность – это мы понимать можем.

Но что такого интересного и профильного для себя ФСБ нашло на птицефабрике в глухих марийских лесах? Базу подготовки террористов ИГИЛ (запрещена в РФ)? Явку агентов зарубежных разведок? Подпольную мастерскую по изготовлению и расфасовке гексогена? Или цех по производству наркотика? А может, спецназ висел на хвосте у группы диверсантов, которые пытались замаскироваться, прикинувшись куриными тушками, и попал на фабрику, где попутно и нашел что-то интересное?

Увы. Все до банального просто. Вместо выполнения своих прямых служебных обязанностей ФСБ, судя по всему, решило «поучаствовать» в ситуации вокруг этой птицефабрики. Конечно, куры - не профиль ведомства, да и законных оснований и повода для этого не было никакого. Но, видимо, очень сильно попросили или кто-то внутри Конторы решил поживиться… В любом случае, если чекисты влезли в тему АПК, то явно не без согласования сверху.

Мясистый актив

Итак, в Республике Марий Эл успешно работает ООО «Птицефабрика Акашевская» на предприятии создано 5000 рабочих мест. Один из лидеров производства мяса птицы в стране – 5% рынка. Качественная, натуральная продукция, которую оценили даже привередливые москвичи из числа завсегдатаев «Седьмого континента» и «Ашана». А от «Акашево» зависит судьба половины бройлерного птицеводства России, отмечает председатель Международного форума птицеводов Сергей Шабаев. Основная ценность «Акашево» – репродуктор первого порядка бройлерного кросса Cobb. Это «дедушки и бабушки» бройлеров, которые живут в «Акашево» и обеспечивают птицефабрики России и стран СНГ родительским стадом и инкубационным яйцом.

Согласно данным Kartoteka.ru, до 27 октября 2016 года 100% акций «Акашево» через «МарФинИнвест» владел гендиректор компании Николай Криваш, затем они перешли к «Агроактиву», зарегистрированному 1 августа 2016 года в Краснодаре. И сегодня фабрика принадлежит, через промежуточные структуры, «Агрокомплексу им.Н.И.Ткачева».

Именно г-н Криваш стал в свое время «мотором» перспективного проекта «Акашево». Более того, этот птицекомплекс является одним из крупнейших проектов «Россельхозбанка». Банк начал кредитовать компанию с ее основания в 2005 году, в 2014 году предправления РСХБ рассказывал президенту Владимиру Путину, что птицефабрика в Марий Эл (название он, правда, не уточнял) – крупнейший проект банка, в который на тот момент было вложено 30 млрд руб. Поддержка банка позволила птицефабрике построить и ввести в эксплуатацию завод по переработке мяса птицы, инкубатор, комбикормовый завод и площадки по выращиванию птицы. Показатели росли год от года, и в 2016 году предприятие произвело 203 000 тонны куриного мяса.

Вот где собака порылась

При ближайшем рассмотрении темы, на ум приходит именно этот перл Михаила Горбачева. Ситуация вокруг ООО «Птицефабрика Акашевская» проста до безобразия. И очень напоминает схемы отжима чужого, но прибыльного бизнеса, широко практиковавшиеся в конце 90-х-начале нулевых. Или, как минимум, шантажа.

В 2013 году «Акашево» берет в РСХБ очередной инвестиционный кредит на развитие. Сумма займа 5 миллиардов 630 миллионов 263 тысячи рублей. Деньги брались «на строительство, реконструкцию и модернизацию седьмой очереди птицеводческого комплекса». Был заключен ряд договоров с поставщиками, в том числе с ООО «Хартманн Электрик», через которое производилась поставка современного импортного оборудования. Сумма договора составила 1 929 785 000 рублей.

Поскольку это был инвестиционный проект, направленный на модернизацию перспективного производства, то, с учетом общей стратегии Правительства и Минсельхоза, основных лозунгов о поддержке российских аграриев и, конечно же, принимая во внимание наличие определенных мер господдержки, «Акашево» могло претендовать на субсидирование процентной ставки по своему кредиту. В итоге птичники субсидию получили. Но…

Тут-то с ним и приключилась беда. Дело в том, что в рамках этого кредита, а такие кредиты всегда целевые, заявленную сумму в 1 929 785 000 рублей они использовали не полностью. То есть в процессе выполнения контракта с немцами на поставку на что-то удалось сбить цену, взять менее дорогие комплектующие, снизить стоимость монтажных работ и т.д. В итоге всего на поставку и монтаж оборудования было затрачено 1 602 265 284 рублей. То есть на 327 519 826 рублей меньше полученного. А субсидии компания получила на исходную сумму. В результате, как сходу заявили сыщики из ФСБ, «вышеуказанных действий ООО «Птицефабрика Акашевская» за период с марта 2013 года по апрель 2016 года необоснованно получены субсидии в размере 89 971481,28 рубля». 28 копеек здесь, конечно, особенно трогательны…

Можно, конечно, удивиться наивным ребятам из «Акашево» - неужели они не знали о строгих требованиях к отчетности по целевому кредитованию, особенно если твоим кредитором выступает государственный банк? Наверняка знали. Но самое интересное, что эти 327 миллионов, сэкономленные на закупках, ушли отнюдь не на оффшорные счета. На них было закупленно дополнительное оборудование и расходные материалы у других поставщиков. Никто никаких цифр не скрывал. Более того, при подведении финансовых итогов года «Акашевцы» сами обратились в Минсельхоз Республики Марий Эл о возврате полученных субсидий. И, к чести тогдашнего руководства птицефабрики, надо сказать: они средства вернули.

Кроме того, как сообщили нашему изданию в коллегии адвокатов «Трунов, Айвар и партнеры», к которой обратились за юридической помощью бывшие собственники «Акашевской», «все денежные средства, поступавшие в виде субсидий на расчетный счет ООО «Птицефабрика «Акашевская» в предельно короткие сроки перечислялись в ОАО «Россельхозбанк» для погашения процентов по договору займа. Данные денежные средства ни на какие иные цели не расходовались и не могли быть израсходованы».

И тем не менее, уголовное дело возбудили все равно и дело это явно будет направлено против прежних владельцев «Акашево». Значит, вопрос был не в деньгах? Точнее, не в этих деньгах?

С завидным упорством

Казалось бы, никакого преступного замысла в этой ситуации нет. Да и говорить о причинении ущерба государству вообще некорректно, т.к. субсидии птицефабрике всегда выплачивались с большим опозданием и сальдо всегда было в пользу государства. Подобные вопросы, если и возникают, всегда решаются в рабочем порядке между сторонами. Тем более что были ситуации, когда, по отдельным подпроектам в рамках договоров с РСХБ, владельцы комплекса тратили гораздо больше, чем предполагала программа. Доплачивали из своего кармана. Например, при реализации седьмой очереди завод мясопереработки в п. Юбилейный обошелся дороже проекта на 468 000 000 рублей. Завод по мясопереработке в п. Куженер потребовал дополнительных 1 147 032 000 рублей. При этом в проекте банка было заложено 132 959 000 рублей. Всего же было построено и приобретено оборудования на сумму 39 миллиардов рублей при кредитной нагрузке в 28,7 миллиардов рублей. Поэтому не составило бы никакого труда поменять целевое назначение в рамках реализации данного проекта. Все эти позиции входят в проекты, утвержденные банком, и на них «Акашево» могло требовать субсидии как на дополнительное субсидирование. Но не требовало, понимая положение банка – ведь первоначально эти суммы не учитывались. Зачем создавать трудности РСХБ?

Но инициаторы внезапно появившегося уголовного дела №601824 (а таковые явно были) все эти моменты не учитывали. Перед ними стояла другая цель. Именно поэтому сценарий дальнейших событий пошел «по накатанной». 13 января 2017 года принимается постановление о производстве предварительного следствия. Ответственные все тот же капитан Одинцов и следователь СО УФСБ по Марий Эл лейтенант И.Аблинов. 14 января принимается решение о производстве следственных действий. «Необходимо провести обыски в помещениях бухгалтерии… административных и производственных помещениях ООО «Птицефабрика Акашевская»… в целях отыскания и изъятия документальных материалов и носителей информации», содержащих материалы по «необоснованно полученным субсидиям».

20 января проводятся обыски и изъятие документов и флешек, а 3 февраля капитан Одинцов просит продлить срок следствия еще на 4(!) месяца. Поскольку, мол, не успел изучить вещдоки и допросить свидетелей.

Напрашивается вопрос: отчего все-таки ФСБ так сильно вцепилось в это дело, не относящееся абсолютно к функционалу этой структуры? Тем более что никогда и никаких претензий финансового плана со стороны того же Финмониторинга к «Акашево» не было.

По данным СМИ, бывшие собственники птицефабрики, затеявшие проект, решили продать его достаточно давно, еще в 2015 году. Компания столкнулась с финансовыми трудностями, поскольку начала активно развиваться в сложный период, когда цены на мясо бройлера перестали расти. И хотя выручка «Акашево» в 2015 году составила 14,6 млрд рублей против около 8,9 млрд рублей в 2014-м, но чистая прибыль уменьшилась с 48,3 млн рублей до 25тыс.рублей. Но покупатель на этот актив, как мы видим, нашелся. Тем более что к моменту продажи цена его могла составлять, с учетом долговой нагрузки, не более 9 млрд рублей. Правда, бывших собственников «стимулировали» к расставанию с птицекомплексом и другими, весьма характерными действиями.

Согласно имеющейся у нас информации, уже с начала 2016 года в отношении «Акашево» и его партнеров шел активный прессинг со стороны ФСБ. Так в феврале-марте сотрудники службы в государственных учреждениях под видом сотрудников этих организаций приглашали в отдельный кабинет работников этих структур и, предъявив удостоверения работников ФСБ, требовали, подчас с угрозами, дать показания против Николая Криваша. Аналогичные действия проводились и с компаниями поставщиков. К ним зачастили псевдопроверки, в ходе которых также поднималась тема дачи показаний против прежнего руководства компании. Уголовное дело декабря 2016-го стало еще одним вариантом давления.

Правда, и здесь возникают новые вопросы – а дальше-то что? Особенно учитывая тот факт, что Николай Криваш является депутатом Госсобрания Республики, а потому его делом может заниматься только Следственный Комитет. Сторона незаинтересованная. Которой по каким-то причинам это дело не передают…

Вообще, схема действий в отношении «Акашево» очень хорошо ложится в матрицу давления на бизнес и преследования успешных бизнесменов, а может, кто-то в ФСБ преследует далеко идущие планы - политические. Вот только зачем? Организовать «охоту на ведьм» и расшатать стабильную ситуацию в регионе, как это стало модно в последнее время, или помочь экономике? Зато негативные последствия уже налицо: куриное мясо, когда-то самое доступное для россиян по цене, с осени очень сильно подорожало. По некоторым позициям аж в 1,5 раза! И сейчас куриные филе почти сравнялись по цене со свиным бескостным окороком, чего отродясь не было. И уже никто не вспоминает лозунги 3-4-летней давности о том, что в условиях санкций страну завалят хорошим и дешевым куриным мясом. О дешевизне речь уже не идет в принципе. Доступные цены на все для россиян – не приоритет для правительства и чиновников.

Да и у ФСБ, похоже, иной раз появляются совсем иные приоритеты. Раз его сотрудники без каких-либо законных оснований готовы работать над «вкусными» проектами. Может, пора остановиться? Или, как писал Достоевский, им все дозволено?



Фотоархив

Все