«ТРУНОВ, АЙВАР И ПАРТНЁРЫ»

Международная Юридическая фирма

основана в 2001 году

+7(499)158-29-17

+7(499)158-85-81

+7(499)158-65-66

info@trunov.com

24.01.2013 14-00 Хорошевский суд Иск Министерства МВД Интерфаксу, избитому подростку и его матери.

 

Лого

КОЛЛЕГИЯ АДВОКАТОВ

«ТРУНОВ, АЙВАР И ПАРТНЕРЫ» г. МОСКВЫ

 

125080, г. Москва, Волоколамское шоссе, д. 15/22

тел/факс (499) 158-85-81 тел. 158-65-66

E-mail: info@trunov.com  сайт: www.trunov.com

 

 

В Хорошевский районный суд

г. Москвы

 

Представитель ответчиков:

Воротниковой Натальи Яковлевны,

Воротникова Сергея Сергеевича

г. Москва, ул. Бирюзова д. 3 кв. 6

адвокат Трунов И.Л.

 

                                                         По гражданскому делу №2-6109/2012

 

ВОЗРАЖЕНИЯ

Отделом МВД России по району Щукино подан иск о защите деловой репутации, к ЗАО «Интерфакс» и Воротниковой Наталье Яковлевне, Воротникову Сергею Сергеевичу.

Полагаем Иск необоснованным не соответствующим действующему законодательству, по следующим основаниям.

В соответствии Статьи 29 Конституции РФ, каждому гарантируется свобода мысли и слова. Никто не может быть принужден к выражению своих мнений и убеждений или отказу от них. Каждый имеет право свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом. Гарантируется свобода массовой информации.

Ответчик по данному делу Воротникова Наталья Яковлевна 21.04.2012  обратилась в правоохранительные органы с заявлением о возбуждении уголовного дела в отношении сотрудников милиции, которые по ее мнению незаконно задержали ее сына, незаконно доставили его в отделение милиции и причинили ему телесные повреждения. Указанные в заявлении сведения подтвердила при даче объяснений 23.04.2012.

Старшим следователем Хорошевского МСО СУ по СЗАО ГСУ СК РФ г. Москвы Мащенко Р.А. 21.05.2011 года было принято решение об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении сотрудников милиции Демчева О.Ю. и Брянцева М.В. за отсутствием в их действиях состава преступления, предусмотренного п. «а» ч. 3 ст. 286 УК РФ по п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ, т.е. в связи с отсутствием в их действиях состава преступления.

 23 мая 2011 года постановление следователя об отказе в возбуждении уголовного дела было отменено руководителем следственного отдела.

23 июня 2011 года по результатам проверки вновь было принято решение об отказе в возбуждении уголовного дела по п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ, т.е. в связи с отсутствием в действиях сотрудников милиции признаков состава преступления.

24 июня 2011 года данное решение также было отменено как преждевременное, материал проверки возвращен для проведения дополнительной проверки.

Постановлением следователя Хорошевского МСО СУ по СЗАО ГСУ СК РФ г. Москвы Мащенко Р.А. от 25 июля 2011 года вновь было принято решение об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении сотрудников милиции Демчева О.Ю. и Брянцева М.В. за отсутствием в их действиях состава преступления, предусмотренного п. «а» ч. 3 ст. 286 УК РФ по п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ, т.е. в связи с отсутствием в их действиях состава преступления.

Не согласившись с постановлением следователя об отказе в возбуждении уголовного дела, заявитель и защиту интересов своего несовершеннолетнего сына Воротникова Сергея Сергеевича, обратилась в Хорошевский районный суд г. Москвы с жалобой в порядке ст. 125 УПК РФ в которой просила постановление следователя признать незаконным и отменить.

28 сентября 2011 г. Хорошевский районный суд г. Москвы вынес постановление об отказе в удовлетворении жалобы;

На постановление была подана кассационная жалоба;

26 октября 2011 года судебная коллегия по уголовным делам Московского городского суда отменила постановление Хорошевского районного суда г. Москвы, материал направила на новое рассмотрение в тот же суд в ином составе судей;

22 декабря 2011 г. судья Хорошевского районного суда г. Москвы, рассмотрев жалобу заявителя, вновь принял решение об отказе в удовлетворении жалобы;

13 марта 2012 года судья Хорошевского районного суда г. Москвы принял решение об отказе в удовлетворении жалобы заявителя;

Судебная коллегия по уголовным делам 18 апреля 2012 года, рассмотрела кассационную жалобу заявителя, и оставила ее без удовлетворения, а постановление Хорошевского районного суда г. Москвы от 13 марта 2012 года, без изменения.

В Европейский Суд по правам человека в Страсбурге подана жалоба с требование признать нарушения Европейской конвенции, в отношении сына заявителя Воротникова С.С. нарушение статьи 5 – Право на свободу и личную неприкосновенность. Статьи 6 – право на справедливое судебное разбирательство.       В отношении заявителя Воротниковой Н.Я.  нарушение ст. 13 – Право на эффективные средства правовой защиты.

В соответствие Пленума Верховного Суда РФ от 24.02.2005 г. N 3: п. 10. Статьуй 33Конституции РФ закреплено право граждан направлять личные обращения в государственные органы и органы местного самоуправления, которые в пределах своей компетенции обязаны рассматривать эти обращения, принимать по ним решения и давать мотивированный ответ в установленный законом срок.

Судам необходимо иметь в виду, что в случае, когда гражданин обращается в названные органы с заявлением, в котором приводит те или иные сведения (например, в правоохранительные органы с сообщением о предполагаемом, по его мнению, или совершенном либо готовящемся преступлении), но эти сведения в ходе их проверки не нашли подтверждения, данное обстоятельство само по себе не может служить основанием для привлечения этого лица к гражданско-правовой ответственности, предусмотренной статьей 152 Гражданского кодекса РФ, поскольку в указанном случае имела место реализация гражданином конституционного права на обращение в органы, которые в силу закона обязаны проверять поступившую информацию, а не распространение не соответствующих действительности порочащих сведений.

Так же п.9 Судам следует иметь в виду, что в соответствии со статьями 3 и 4 Декларации о свободе политической дискуссии в СМИ, принятой 12 февраля 2004 г. на 872-м заседании Комитета Министров Совета Европы, Государственные должностные лица могут быть подвергнуты критике в СМИ в отношении того, как они исполняют свои обязанности, поскольку это необходимо для обеспечения гласного и ответственного исполнения ими своих полномочий.

Статья 10 Свобода выражения мнения Европейской конвенции по правам человека закрепляет. Каждый имеет право свободно выражать свое мнение. Это право включает свободу придерживаться своего мнения и свободу получать и распространять информацию и идеи без какого-либо вмешательства со стороны публичных властей и независимо от государственных границ.

 Европейский суд напоминает, что свобода выражения мнения составляет одну из основ демократического общества и одно из главных условий для его прогресса. Учитывая положения пункта 2 статьи 10, она распространяется не только на «информацию» или «идеи», которые благосклонно принимаются или считаются безвредными или нейтральными, но также на оскорбляющие, шокирующие или причиняющие беспокойство. Таковы требования плюрализма, терпимости и широты взглядов, без которых невозможно «демократическое общество» (см. Постановление Европейского суда от 07.12.1976 г. по делу «Хэндисайд против Соединенного Королевства», и Постановление Европейского суда от 23.09.1994 г. по делу «Ерсилд против Дании», по делу «Ддюльдин и Кислов против Российской Федерации», Жалоба N 25968/02).

Если бы государственным служащим было позволено обращаться в суд в связи с диффамацией на основании любого высказывания, критикующего управление государственными делами, журналисты были бы завалены исками. Это не только привело бы к возложению на средства массовой информации чрезмерного и несоразмерного бремени, затратам ресурсов и вовлечению их в бесконечное разбирательство, но и неизбежно имело бы сдерживающее воздействие на прессу при осуществлении ею задач распространителя информации и общественного контролера (см., mutatis mutandis <*>, Постановление Европейского суда по делу «Компания (Радио Твист, А.С.) против Словакии»).

В любом случае Европейский суд напоминает, что границы допустимой критики шире в отношении правительства (исполнительной власти), чем в отношении частного лица. В рамках демократической системы действия или бездействие правительства должны быть объектом пристального контроля не только со стороны законодательной и судебной властей, но также прессы и общественного мнения. Более того, главенствующее положение, занимаемое правительством, требует от него ограниченного использования исков по поводу диффамации, особенно если доступны иные средства для ответа на необоснованные нападки и критику со стороны оппозиции или средств массовой информации (см. Постановление Европейского суда от 09.06.1998 г. по делу «Инджал против Турции», и  Постановление Европейского суда по делу «Кастеллс против Испании»).

Европейский суд делу «Торгер Торгерсон против Исландии» от 25.06.1992 г.) Журналист в публикациях называл полицейских «дикими зверями в униформе» и употреблял в их адрес используя злой, ругательный и оскорбительный язык в целенаправленном порицании полиции, и это было признано судом Исландии подрывом деловой репутации полиции.

Европейский суд указал – Долг прессы распространять информацию и идеи по вопросам общественной значимости. Помимо того, что распространять такую информацию и идеи – задача прессы, общество также имеет право получать их. Если бы все было иначе, пресса была бы неспособна играть ее жизненно важную роль «сторожевого пса общества» (см. решение по делу «Обзервер и Гардиан против Соединенного Королевства» от 26.11.1991) Действия государственных служащих должны быть объектом постоянного пристального наблюдения, открытыми для критикитакже на сведения оскорбляющие, шокирующие или причиняющие беспокойство. Испания нарушила статью 10 Конвенции, признав действия журналиста противоправными.

В силу выше перечисленных обстоятельств полагаю Иск необоснованным не соответствующим действующему законодательству.

Прошу

Отделу МВД России по району Щукино в иске к ЗАО «Интерфакс» и Воротниковой Наталье Яковлевне, Воротникову Сергею Сергеевичу, отказать.

Взыскать с Отдела МВД России по району Щукино судебные издержки затраченные на юридическую помощь в размере15 тысяч рублей.

 

Представитель ответчиков:

Воротниковой Натальи Яковлевны,

Воротникова Сергея Сергеевича,                                                   

                                                                                               адвокат, д.ю.н., проф., Трунов И.Л.




 

Отдел МВД просит взыскать возмещение морального вреда (МВД испытывает физические и нравственные страдания). 100 тысяч с Интерфакса, по 10тысяч с подростка и его матери.

Несовершеннолетний Воротников Сергей, 21.04.2011 доставлен в УВД СЗАО отдела «Щукино», по его мнению, жестоко избитым сотрудниками полиции. Воротников был госпитализирован в 1 ГКБ им. Пирогова с тяжелыми травмами: закрытая черепно-мозговая травма, сотрясение головного мозга, ушибы мягких тканей лица, головы, туловища, разрыв связок голеностопного сустава, тупой ушиб живота. Мать пострадавшего подростка обратилась в правоохранительные органы с заявлением о возбуждении уголовного дела в отношении известных ей сотрудников УВД СЗАО, которые по ее мнению, незаконно задержали ее сына, незаконно доставили его в отделение милиции и причинили ему телесные повреждения. Следственный отдел по Хорошевскому району ГСУ СК РФ, 21.05.2011 после проверки отказал в возбуждении уголовного дела.

Не согласившись с постановлением следователя, адвокаты обратилась в Хорошевский районный суд, который вынес постановление об отказе в удовлетворении жалобы. Решением Судебной коллегии Мосгорсуда 18.04.2012 отказ вступил в силу. 20.10.2012 подана жалоба в Европейский Суд по правам человека в Страсбурге.

Ряд иностранных и российских СМИ писали о темных делах, не первое десятилетие творящихся в УВД СЗАО ГУ г.частью которого является отдел «Щукино» Москвы, которое «славится» не только угонами и похищениями людей, но и коррупционными скандалами, рейдерством и участием в делах теневого бизнеса.

Так, трое сотрудников УВД СЗАО похитили гражданина Азербайджана с целью получения выкупа, а потом убили его нанеся покойному почти 80 ударов ножом, закопав останки.

Своих должностей недавно лишились начальник и зам.начальника полиции, помощник начальника отдела по кадрам, командир взвода ППС районного ОВД. Трое сотрудников отдела полиции УВД по СЗАО ГУ МВД России по городу Москве сидят в тюрьме. Аттестация и реформы не помогают – ряды сотрудников полиции по-прежнему полны бандитов. По мнению СМИ сотрудники УВД по СЗАО ГУ МВД России создали преступную группировку, занимавшуюся угоном дорогих автомашин и продажей их на автозапчасти, и убийство было совершено из-за того, что подельники просто не поделили деньги. Впрочем, этим список деяний, вероятно, не ограничивается.

Сейчас открывается новая страница борьбы с преступностью в рядах МВД, попытки заткнуть рот СМИ, конечно «оригинальное» решение, однако окончательный вывод можно будет делать после решения суда.

Заседание Хорошевского суда г. Москвы назначено 14.30 час. 22.11.2012 г.

 

ИСКОВОЕ ЗАЯВЛЕНИЕ ...

 

 

 


 

 

 

 

 

 




 

 

ПРОТОКОЛ ОПРОСА

          

23 апреля  2011 г.

Место проведения опроса Городская клиническая больница №1 им. Пирогова

Начат «12» час. «50» мин.

Окончен «14» час. «00» мин.

Опрос проведен адвокатом Коллегии адвокатов «Трунов, Áйвар и партнеры» г. Москвы, ТРУНОВ Игорь Леонидович, регистрационный номер 50/5497 в реестре адвокатов Московской области, удостоверение №5802 выдано Управлением Федеральной регистрационной службы по Московской области 04 июня 2007 г.

Опросил в помещении палаты №3003

по адресу: г. Москва, Ленинский проспект д. 10

Ф.И.О. опрашиваемого В С С

Дата рождения 24 августа 1993 г.

Место рожденияг. Москва

Документ, подтверждающий личность паспорт 

Место жительства г. Москва

(подпись опрашиваемого лица)­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­________________________________________________

Перед началом опроса, опрашиваемое лицо ознакомлено со следующими нормами законодательства Российской Федерации:

«Адвокат вправе опрашивать с их согласия лиц, предположительно владеющих информацией, от­носящейся к делу, по которому адвокат оказывает юридическую помощь» - п. 2 ч. 3 ст. 6 Федерального Закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации».

«Защитник вправе собирать доказательства путем: 1. получения предметов, документов и иных све­дения; 2. опроса лиц с их согласия». - ч. 2 ст. 86 УПК РФ.

«Никто не обязан свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников» - ч. 1 ст. 51 Конституции РФ.

Ответственность за заведомо ложный донос о совершении преступления, предусмотрена ст. 306 УК РФ, которая устанавливает санкции от наложения штрафа до лишения свободы сроком до шести лет.

Ответственность за заведомо ложные показания свидетеля, потерпевшего, либо заключения экс­перта, предусмотрена ст. 307 УК РФ, которая устанавливает санкции от наложения штрафа до лишения свободы сроком до пяти лет.

С вышеуказанными нормами закона ознакомлен, показания буду давать добровольно

(подпись опрашиваемого лица) _____________________________________________

Подпись лица, производящего опрос_________________________________________

20.04.2011 года примерно в 16.30 час. я вышел из своего дома по адресу г. Москва, ул. Маршала Бирюзова, и направился в сторону м. Октябрьское поле, для того, чтобы добраться на занятия к репетитору, которая живет недалеко от Хорошевского районного суда г. Москвы. Пройдя некоторое расстояние по ул. М. Бирюзова, я увидел своего знакомого Киреева Владимира. Я остановился с ним пообщаться. Мы зашли во двор дома №12 по ул. М. Бирюзова г. Москвы. Точно номер дома я не помню, но, по моему, №12. Неподалеку от нас во дворе стояли еще двое молодых людей, когда мы входили во двор, поздоровались с ними и стояли поодаль. Мы поговорили примерно минут 10-15. Во двор дома, где мы стояли, заехала автомашина полиции, марки Жигули, возможно на ней было написано ППС. В автомашине полиции находились двое сотрудников. Машина остановилась и из нее вышел милиционер, который сидел за рулем. Он был в форме сотрудника полиции. Он подошел к нам и не представившись потребовал у нас документы. Лично у меня документов с собой не было и я сказал сотруднику, что документов у меня нет и я не вижу повода и каких-либо причин, чтобы сотрудники полиции требовали от нас документы. У Киреева В.В. паспорт был и он его отдал сотруднику. Сотрудник посмотрел данные паспорта, положил паспорт в свой карман, взял Киреева за руку, а меня за локоть и повел к патрульной автомашине. При этом, обращение сотрудника милиции доставило мне неудобства. Как только это произошло, двое парней, увидев происходящее, убежали. Когда мы дошли до автомашины с переднего пассажирского, вышел из автомашины второй сотрудник полиции. Оба сотрудника были крепкого телосложения и они потребовали, чтобы мы с Киреевым Владимиром сели в машину, при этом они не представлялись, не объяснили, что мы нарушили, зачем нужно садиться в автомашину и куда они нас повезут. Киреев В. сильно испугался и сел в машину. Я садиться в машину отказался, т.к. также сильно испугался их поведения и последствий и попросил дать мне возможность позвонить матери или в школу, на что сотрудники отказали мне в грубой форме. Рядом со мной стоял сотрудник милиции, который привел нас к автомашине. Когда я отказался сесть, ко мне подошел второй сотрудник полиции и они обе, применяя силу, начали запихивать меня в машину. Я испугался и не садился в их автомашину. Тогда один из сотрудников продолжал меня запихивать, а второй в это время снял бронежилет, бросил его на переднее водительское сидение, и стал бить меня кулаком в живот. Второй, обошел машину и через заднюю дверь, схватил меня за ремень и начал затягивать в машину, в это время он давал указания тому который меня бил, бить сильнее, «сложить» меня за шею и втолкнуть в автомашину. Потом, тот который меня тянул, вновь подошел ко мне и они оба начали бить меня по лицу. Ударов было несколько, били кулаками.При этом один из них сказал второму, что в лицо лучше не бить, чтобы не оставалось следов. От этих ударов у меня темнело в глазах, и было ощущение, что я теряю сознание. Я точно не помню, кто из них, говорил, чтобы продолжать меня бить. Потом сотрудник полиции, который по моложе ударил меня ногой, которая была в ботинке  в нижнюю часть моей ноги. Он специально метился вниз, видимо хотел, чтобы я упал. По ноге он меня ударил несколько раз. При избиении я ощущал физическую боль, которая была то сильнее, то слабее. В то время как первый бил меня по ноге, второй оттягивал меня от машины, пытаясь кинуть на землю. От причиненных мне побоев я упал на землю. Оба этих сотрудника продолжили мое избиение, когда я лежал на земле. Они били меня ногами в различные части тела. Один из них, который помоложе, сел своим задом мне на лицо и я начал задыхаться. Второй в это время надел на меня наручники. Когда он надевал мне наручники, несколько раз защемлял мне руки. Мне было очень больно. Меня закинули в машину. На протяжении всего времени моего избиения, сотрудники полиции угрожали мне тюрьмой и ругались матом, а на мои просьбы позвонить и вопросы, не реагировали.

Пока сотрудники полиции избивали меня, мимо проходило несколько человек, женщины и мужчины. Они останавливались и наблюдали. Сотрудники полиции кричали на прохожих и в грубой форме требовали их уйти и не смотреть. В шоковом состоянии меня посадили в автомашину, когда я немного пришел в себя и пока нас везли в неизвестном нам направлении, я достал телефон, и позвонил своей маме, Воротниковой Н.Я. на ее мобильный телефон номер 8-916-368-13-03. Я ей сказал, что меня увезли, якобы, сотрудники милиции, куда они меня везут я не знаю, за что они меня забрали и что они будут со мной делать, я тоже не знаю. Я стал кричать и требовать, чтобы сказали куда они нас везут, на что один из сотрудников сказал, в ОВД «Щукино». Эту информацию я передал матери.

Нас с Киреевым Владимиром привезли в отделение милиции и завели в дежурную часть. Я точно не помню, где и в какой момент, мне сняли наручники. Я находился в шоке и от случившегося и от причиненных мне телесных повреждений.

Моего друга увели, а меня оставили в дежурной части. Куда пошли эти двое сотрудников милиции, которые меня избили, я не знаю. Я начал метаться в разные стороны, ощутил сильную боль в шее, начал ее массировать и звонил маме, чтобы узнать когда приедут мои родители. Через короткий период времени 2-5 мин. в дежурную часть вошли мои мама и папа. Мама обратилась в дежурную часть и стала спрашивать, что произошло, и кто и за что меня избил. Ей никто ничего не ответил, а просто захлопнули перед ней окно. Я позвонил Кирееву Владимиру, чтобы узнать где он и что с ним. Он сказал, что он на 3-м этаже в 39 каб., и в этом же кабинете находится один из сотрудников, который меня избивал. Мы с родителями сразу же поднялись в каб. №39. Я сел на стул рядом с Киреевым. Мои родители также вошли в кабинет.

В кабинете находилась инспектор по делам несовершеннолетних и избивший меня милиционер, который управлял автомашиной ППС. Я заявил при инспекторе своим родителям, что это он меня избил, именно этот сотрудник полиции, но он начал все отрицать. Инспектор стала выгонять нас из кабинета, она заявила, что меня к ней вообще не доставляли, и она вообще не хочет знать, кто я такой, что со мной случилось и кто меня избил.

Когда я сидел на стуле в кабинете №39, я почувствовал, что  у меня опухает правая нога, по которой меня бил ногами сотрудник полиции. Я стал ощущать боль, попытался подняться, но не смог, т.к. было очень больно. Инспектор по делам несовершеннолетних нас продолжала выгонять из кабинета, но моя мама настояла, чтобы она вызвала Скорую помощь.

Когда приехала «Скорая помощь», врачи осмотрели меня, они видели на моем теле побои, ссадины и синяки. Они сделали мне какой-то укол, тут же в кабинете наложили на распухшую ногу шину и врачи настояли на том, чтобы меня отнесли в машину Скорой помощи на носилках. После этого, меня доставили в ГКБ №1 им. Пирогова, где зафиксировали все телесные повреждения, установили сотрясение головного мозга, тупую травму живота, разрыв связок и, возможно, сухожилия (точно про связки я не знаю) и наложили мне гипс. В настоящее время я нахожусь на лечении в ГКБ №1 им. Пирогова.

 

 

 

 

ПРОТОКОЛ ОПРОСА

       

23 апреля  2011 г.

Место проведения опроса Коллегия адвокатов «Трунов, Айвар и партнеры» г. Москвы

Начат «20.00» час.

Окончен «20.40» час.

Опрос проведен адвокатом Коллегии адвокатов «Трунов, Áйвар и партнеры» г. Москвы, ТРУНОВ Игорь Леонидович, регистрационный номер 50/5497 в реестре адвокатов Московской области, удостоверение №5802 выдано Управлением Федеральной регистрационной службы по Московской области 04 июня 2007 г.

Опросил по адресу: г. Москва, Волоколамское шоссе, д. 15/22

Ф.И.О. опрашиваемое В Н Я

Дата рождения 28.01.1973 г.

Место рожденияг. Москва

Документ, подтверждающий личность паспорт __________________________________

___________________________________________________________________________

Место жительства г. Москва

(подпись опрашиваемого лица)­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­________________________________________________

Перед началом опроса, опрашиваемое лицо ознакомлено со следующими нормами законодательства Российской Федерации:

«Адвокат вправе опрашивать с их согласия лиц, предположительно владеющих информацией, от­носящейся к делу, по которому адвокат оказывает юридическую помощь» - п. 2 ч. 3 ст. 6 Федерального Закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации».

«Защитник вправе собирать доказательства путем: 1. получения предметов, документов и иных све­дения; 2. опроса лиц с их согласия». - ч. 2 ст. 86 УПК РФ.

«Никто не обязан свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников» - ч. 1 ст. 51 Конституции РФ.

Ответственность за заведомо ложный донос о совершении преступления, предусмотрена ст. 306 УК РФ, которая устанавливает санкции от наложения штрафа до лишения свободы сроком до шести лет.

Ответственность за заведомо ложные показания свидетеля, потерпевшего, либо заключения экс­перта, предусмотрена ст. 307 УК РФ, которая устанавливает санкции от наложения штрафа до лишения свободы сроком до пяти лет.

С вышеуказанными нормами закона ознакомлен, показания буду давать добровольно

(подпись опрашиваемого лица) _____________________________________________

Подпись лица, производящего опрос_________________________________________

20.04.2011 года примерно в 16.30 час. мой сын В С С, 24.08.1993 г.р. вышел из дома по адресу г. Москва, ул. Маршала Бирюзова, и направился в сторону м. Октябрьское поле, для того, чтобы добраться на занятия к репетитору по физике по имени Сергей Павлович, которая живет по ул. Маршала Тухачевского, недалеко от Хорошевского районного суда г. Москвы.

Примерно через 20-30 мин., точно не помню, мне на мой мобильный телефон номер 8-916-368-13-03 со своего мобильного телефона номер 8-916-307-81-30, позвонил сын и испуганных, охрипшим голосом сообщил, что его везут люди в форме в милицейской машине, он не знает куда, но в данный момент они находятся возле торгово-развлекательного центра «Пятое Авеню». Сын начал кричать и спрашивать куда его везут, т.к. я в свою очередь начала кричать и спрашивать, что случилось и куда его везут. Ему ответили, что их везут в ОВД «Щукино» г. Москвы, что сын мне и передал и я сама это слышала.

Я сразу сообщила мужу, выбежала из дома, и мы на машине поехали в ОВД «Щукино».

Когда мы приехали, зашли в дежурную часть. Там стоял сын, прислонившись головой к стене, и держался за шею рукой. Мы увидели его избитое лицо. На нем были ссадины и синяки, на руках были следы наручников и руки были опухшие, как я поняла это от того, что ему передавили руки наручниками. Сын сказал, что его сильно избили, у него сильно болит шея и все тело, он плохо себя чувствует, его тошнило, и он сказал, что у него поврежден позвоночник.

Пообщавшись с сыном, я подошла к окошку дежурного. В дежурной части я увидела примерно 6 человек сотрудников полиции. Я стала интересоваться, что случилась, почему мой сын доставлен в полицию и кто его избил. На что мне сказали, что они ничего не знают и захлопнули передо мной окошко. При этом сотрудники ОВД «Щукино» разговаривали со мной на повышенных тонах.

Я спросила у сына, что случилось и с кем его привезли. Он сказал, что они находились с другом Вовой Киреевым во дворе дома, их забрали, его избили, привезли в отделение, а Вову куда-то увели. После чего он позвонил Вове и Вова сообщил, что он находится на 3-м этаже в каб. №39.

Мы все, я, сын и муж по лестнице поднялись на третий этаж. Мы зашли в каб. 39,  где находились женщина, которая потом сказала, что она инспектор по делам несовершеннолетних Афоничева Дарья Сергеевна, Киреев Владимир и сотрудник милиции. Точно не помню, он сразу находился там, или зашел позже. Сын, увидев этого сотрудника, сказал, что это один из тех, кто его избивал. Мой сын сел на стул, а вернее вытянулся, рядом с Киреевым Владимиром и сказал, что ему плохо.

Я начала спрашивать у Афоничевой Д.С., на каком основании задержан мой ребенок. На что она ответила, что моего ребенка она видит впервые, что к ней его не доставляли, что она не знает, и не хочет знать, кто его привез, и кто его избил, и чтобы этот вопрос я выясняла в дежурной части.

Сын при сотруднике полиции сказал, что это именно тот человек, который его привез и избил, на что тот начал все отрицать. Я начала спрашивать, как фамилия этого сотрудника, что он отказался представиться и показать свое удостоверение.

Пока сын находился в кабинете ему становилось все хуже и хуже, в какой-то момент мне даже показалось, что он теряет сознание. Я стала требовать вызвать скорую помощь. Инспектор вызвала Скорую помощь, примерно через 10 мин. они приехали.

Врачи осмотрели сына, доктор мужчина во время осмотра констатировал сотрясение головного мозга, ушиб шеи, ссадины и синяки на лице и теле, опухшие руки и следы от наручников. Врачи спросили, есть ли еще у сына какие-либо жалобы. Он сказал, что у него сильно болит нога и поднял штанину.  Когда сын поднял штанину все, в том числе и я, увидели, что у него сильно распухла нога, когда сыну сняли ботинок, то лично я, как и все находившиеся в кабинете, увидели, что нога сына черно-фиолетового цвета и сильно опухла в районе щиколотки и стопы.

Сыну сразу сделали какой-то укол и наложили на ногу шину. Врач сказал моему мужу сходить в машину Скорой помощи и принести носилки. Сына положили на носилки, отнесли в машину скорой помощи и отвезли в ГКБ №1 им. Н.И. Пирогова.

Все это время, в том числе и до момента, когда сына вынесли на носилках, в кабинете находилась инспектор Афоничева и Киреев Владимир.

Когда я приехала в больницу, мой сын лежал на каталке, а мужчина вез его на рентген.

В больнице сыну установили сотрясение головного мозга, разрыв связок, множественные ушибы мягких тканей головы, кистей рук, левого предплечья, ушиб переплета брюшной стенки, гематомы верхней полости пазух и другие повреждения.

В настоящее время сын лежит в больнице и проходит лечение.

В последствии мой сын Воротников С.С. рассказал мне, что когда он пошел к репетитору, он встретил по дороге Киреева Владимира. Они находились во дворе соседнего дома и разговаривали. Подъехала милицейская машина. Сотрудник полиции подошел к ним, не представился и в грубой форме потребовал документы. Сын сказал, что они ничего не сделали, и вообще у него с собой не было документов. Киреев Владимир дал свой паспорт, который сотрудник посмотрел и забрал. Потов, безо всяких причин двое сотрудников милиции  избили моего сына и насильственно доставили его в милицию. При этом сын говорил, что он неоднократно просил их дать позвонить матери. Однако они ему отказывали, оскорбляли, нецензурно выражались и только уже в машине он смог сообщить мне что с ним случилось.

 

 

 

АКТ ОПРОСА

 

г. Москва                                                                       «22» апреля 2011 года

 

Я, адвокат Трунов Игорь Леонидович, регистрационный номер 50/ 5569 в реестре адвокатов Московской области, удостоверение № 5896 от 03.09.2007 г., в соответствии Законом РФ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» получил объяснения от:

 

К В В, 03.07.1993 года рождения, уроженец г. Михайловка, Волгоградской области, русского.

 

К В.В. разъяснена необходимость рассказать правдиво все обстоятельства, имеющие отношения к делу. Ему разъяснены положения ст. 51 Конституции РФ, согласно которой он вправе не свидетельствовать против себя и своих близких родственников.

 

 

По существу поставленных вопросов хочу пояснить следующее:

 

20 апреля 2011 года я находился около станции метро «Октябрьское поле». Примерно 16 часов 30 минут я там же встретился со своим знакомым Воротниковым Сергеем. Встретились мы просто для того, чтобы пообщаться. Недалеко от нас стояли еще два наших знакомых парня, но их точные данные я не знаю - знаю только одного по имени - Александр. Сергей их также знает, так как они вместе учились в школе.

 

Примерно через десяти-пятнадцать минут после нашей встречи, около 16 часов 45 минут к нам подъехала автомашина Жигули со специальной раскраской милиции. Номер автомашины я не заметил. Опознавательных знаков, свидетельствующих о принадлежности какому-то ОВД я также на машине не заметил.

 

Из данной автомашины вышел сотрудник полиции в форме и подошел к нам. Звание его я не помню, так как не обращал внимания. Сразу после этого он подошел к нам и не представившись, не объясняя причин потребовал у нас документы. У меня оказался с собой паспорт и я протянул его сотруднику полиции. Бегло просмотрев его этот сотрудник сразу же положил его в карман куртки. После этого сотрудник полиции предложил нам пройти с ним, так как я стоял с бутылкой пива. Воротников Сергей сказал, что он пиво не пил, и идти не собирается.

 

После этого сотрудник милиции схватил Сергея под руку и меня за руку стал тащить к машине. В этот момент из автомашины вышел второй сотрудник полиции и стал помогать своему коллеге тащить нас в машину. Меня они провели и усадили в машину, а Сергей не хотел идти, так как причину его задержания никто не объяснял. Тогда два эти сотрудника полиции стали применять к нему насилие, которое выражалось в следующем:

 

-второй сотрудник, более пожилой, бил по ногам Сергея под коленки и сказал своему коллеге: «Ё...ни ему по животу», то есть ударь по животу. Они стали одевать на Сергея наручники, в процессе этого они повалили Сергея, и несколько раз ударили его по телу, уселись на него в районе шеи (кто именно я не разглядел) и несколько раз «повозили» по асфальту.

 

Применив насилие они затащили его в автомашину, где находился я и поместили на заднее сиденье. Хочу отметить, что недалеко от места происшествия на подъезде жилого дома находилась камера видеонаблюдения.

 

 

В автомашине я заметил, что у Сергея имеются телесные повреждения, которых ранее не было, а именно: ссадины на лице и шее.

 

После этого нас сотрудники полиции доставили в ОВД «Щукино». Меня сразу же отвели на третий этаж в инспекцию по делам несовершеннолетних, кабинет 39, а Сергей оставался внизу в фойе ОВД. Отводил меня в ИДИ молодой сотрудник. Меня отвели в кабинет, куда пришла инспектор. После этого, сотрудник полиции, который привел меня стал оформлять какие то документы. Во время этого он неоднократно выражался в мой адрес бранью, говорил, чтобы я молчал, когда я хотел выяснить обстоятельства и причины своего задержания. Минут через пять-десять на мой телефон позвонил Сергей и спросил, где я нахожусь. Я сказал, что в кабинете № 39, на третьем этаже. Спустя некоторое время туда поднялись родители Сергея и он сам. Родители Сергея стали выяснять, почему меня отвели в кабинет, а Сергея бросили избитого в фойе ОВД. На это инспектор по делам несовершеннолетних сказала, что ей сообщили только об одном задержанном - обо мне, а второго они (родители) неизвестно откуда привели, и, возможно, они (родители) его сами избили. Мама Сергея стала просить инспектора вызвать «Скорую помощь», так как ему стало плохо, он сидел бледный и имел признаки потери сознания. После неоднократных требований инспектор всё-таки вызвала «Скорую». До этого она отказывалась это сделать, мотивируя это тем, что она сильно занята, ей на следующий день необходимо сдавать экзамены, и т.п.

 

После приезда «Скорой» врачи осмотрели Сергея, сделали ему какой-то укол и сказали что он нуждается в госпитализации и увезли его с собой. В кабинете я находился до 20 часов, т.е. до того времени пока в ОВД не приехала моя мама и не забрала меня.



Фотоархив

Все