Все помогут, вопрос — как: эксперты о правах пострадавших и потерпевших в Шереметьево - Международная Юридическая фирма «Трунов, Айвар и партнеры»
«ТРУНОВ, АЙВАР И ПАРТНЁРЫ»

Международная Юридическая фирма, основана в 2001 году

Все помогут, вопрос — как: эксперты о правах пострадавших и потерпевших в Шереметьево

6 мая 2019
131

 

Изображение внутри записи

Выплаты компенсаций пострадавшим и потерпевшим из-за аварийной посадки самолета в аэропорту "Шереметьево" будут производиться в соответствии с российским законодательством, в котором "все просто и понятно" прописано. Недопонимание у сторон может возникнуть только из-за размера компенсаций, которые, по мнению одних экспертов, не сильно отличаются от международной практики, а по мнению других, все же занижены.

Пассажирский самолет, следовавший сообщением Москва-Мурманск, загорелся при совершении аварийной посадки в аэропорту Шереметьево 5 мая. По последним данным, в результате случившегося погиб 41 человек. Возбуждено уголовное дело, следствие рассматривает несколько версий авиакатастрофы.

"Просто и понятно"

Адвокат Дмитрий Аграновский предполагает, что пассажиры совершившего аварийную посадку самолета наверняка были застрахованы. "Я не могу ни за кого ручаться, но лично я эти двести-четыреста рублей всегда плачу и надеюсь, что пассажиры "Аэрофлота" сделали то же самое. Но это добровольное страхование. Плюс они (погибшие и пострадавшие) застрахованы авиакомпанией — я не знаю, с кем именно она работает, но выплаты эти будут и в этом случае проблем не будет. Споры обычно возникают из-за размеров компенсаций. Причем как в рамках уголовного, так и в рамках гражданского судопроизводства. Ответчиками по уголовному делу будут конкретные частные лица, с которых много не возьмешь, а в гражданском кодексе вред, причиненный источником повышенной опасности, возмещается вне зависимости от вины, поэтому на "Аэрофлоте" все равно лежит эта ответственность и обязанность", – поясняет Аграновский.

По словам эксперта, как правило, с размерами компенсации сложно договориться, и после выплат родственники зачастую все равно потом обращаются в суд. "Но в идеале лучше договориться в досудебном порядке, конечно, поскольку иначе это снижает имиджевые издержки. Но тут я авиакомпании не могу ничего советовать, я не их представитель", – говорит Аграновский. Адвокат утверждает, что все процедуры с выплатами компенсаций "понятны и просты". Более того, по его мнению, российская практика по этому вопросу не сильно отличается от мировой, "другое дело, что погибших не вернешь, и по суммам будут споры". "С юридической точки зрения все понятно: пострадавшие имеют право на компенсацию вреда. Я не думаю, что наша практика сильно отличается от мировой, поэтому не думаю, что здесь будет что-то из ряда вон выходящее или что в России будет хуже, чем в других странах. Перевозчик берет на себя ответственность за жизнь и здоровье пассажира. Это для нас люди бесценны, но для хозяйствующего субъекта это ущерб и его задача минимизировать свои потери. И это стереотип, что у нас недооценивается жизнь человека, практика разнообразная и здесь как попадешь", – сказал Аграновский.

Эксперт призывает пострадавших обращаться к профессионалам и не пренебрегать помощью адвокатов. "Главное, правильно составить документы и все зафиксировать. Дело в том, что в рамках уголовного дела можно претензии предъявить только к частным лицам — это могут быть диспетчеры или пилоты, но с них нечего взять. А в рамках гражданского судопроизводства компенсации отсудить можно у компании. И именно она должна понести ответственность и у нее, без сомнения, средства есть", – заключил Аграновский.

Незаменимые потери

Известный адвокат Алексей Мельников напоминает, что вопросы компенсации регулируют Воздушный кодекс РФ и соответствующие постановления правительства. "В соответствии с ними компенсация при внутренней авиаперевозке составляет около двух миллионов рублей на каждого погибшего. Отдельно происходит возмещение ущерба за утраченное имущество, то есть багаж: грубо говоря, 600 рублей за килограмм веса. Обращаю внимание, что это была именно внутренняя перевозка, Если бы рейс был международным и катастрофа произошла бы не на территории России, то в этом случае применялась бы Монреальская конвенция, которая предусматривает компенсацию как минимум в 10 миллионов рублей", – говорит Мельников. В связи с этим эксперт не соглашается с адвокатом Аграновским, считая существенной разницу выплат в российской практике и мировой. "Это в очередной раз ставит вопрос о том, что внутренние правила давно нужно привести в соответствие с международными. Важно, что эти выплаты теперь хотя бы не облагаются налогом, что было до 2014 года и что немыслимо, конечно", – сказал Мельников, выразив надежду на то, что пассажиры самостоятельно страховали свою жизнь и здоровье в рамках добровольного страхования. Эксперт также отмечает, что рейс на Мурманск выполнялся совместно с другой авиакомпанией, а потому не исключено, что некоторые пассажиры имели международный билет и, в связи с этим, могут рассчитывать на компенсацию в большем размере. 

Кроме того, адвокат напоминает, что пассажиры других рейсов, не улетевшие по причине случившегося или понесшие какие-либо убытки по другой причине, связанной с произошедшим, имеют право обратиться в суд. 

Его коллега Сталина Гуревич также считает недостаточной компенсацию морального вреда, предусмотренную российским законодательством в таких случаях. "Безусловно, никакая вообще сумма не перекроет те потери, которые понесут люди, потерявшие родственников. Но моральный вред у нас оценивается в финансовом эквиваленте и у нас в стране он недостаточный. Я не о тех деньгах, которые выделяет бюджет, я о моральном вреде в рамках гражданского судопроизводства, которые взыскиваются с виновника", – сказала Гуревич.

"Жизнь и здоровье пассажиров застрахованы, поэтому им положены денежные компенсации. Кроме того, федеральные и региональные власти могут выделить потерпевшим дополнительные деньги. Насколько я знаю, мурманскими властями уже было принято решение о выплате пособий: семьям погибших – один миллион рублей, пострадавшим – 500 тысяч рублей. Кроме того, если в авиакатастрофе будет установлена чья-либо вина, то пострадавшие имеют право обратиться к нему с иском. Если будет установлено, что есть виновник, а не форс-мажор в виде молнии, то и другие лица, получившие материальный ущерб, будут вправе идти в суд и требовать компенсации. Но им нужно будет доказать связь между своими убытками и произошедшей катастрофой", – заключила Гуревич. 

Людмила Айвар также упоминает, что совершивший аварийную посадку самолет выполнял внутреннюю перевозку, в связи с чем, в данном случае, действуют нормы Воздушного кодекса РФ, согласно которым, семье погибшего полагается выплата в размере двух миллионов рублей, а потерпевшим – компенсация за утрату багажа и бесплатная медицинская и психологическая помощь. "Отдельные компенсации может выплатить компания «Аэрофлот» и правительство субъектов РФ. По сложившейся практике потерпевшим, которым был причинён вред здоровью, выплачивают порядка миллиона рублей, другим пассажирам – 500 тысяч рублей. Я думаю, что после ратификации Россией Монреальской конвенции авиакомпания должна более конструктивно подойти к помощи пострадавшим пассажирам. Кроме того, родственники погибших и пострадавшие будут признаны потерпевшими. Это даст им право в судебном порядке, если размер убытков превышает договор страхования, требовать компенсации», – сказала Айвар, добавив, что возмущена прозвучавшим в сети осуждением морального поведения пассажиров, спасавших, по данным СМИ, свой багаж. 

"Здесь надо исходить из того, что, во-первых, должна быть четко организована эвакуация, а, во-вторых, пассажиры должны знать от страховых компаний, что каждый получит компенсацию за свой багаж", – заключила Айвар.

Рубрики
СМИ