Особенности национальной реабилитации. // журнал "Свободная мысль" №2(1552) 2005 - Международная Юридическая фирма «Трунов, Айвар и партнеры»
«ТРУНОВ, АЙВАР И ПАРТНЁРЫ»

Международная Юридическая фирма, основана в 2001 году

Особенности национальной реабилитации. // журнал "Свободная мысль" №2(1552) 2005

К сожалению, материал недоступен

Материальная ответственность государства перед гражданами, которым неВ­законно и необоснованно был причинен вред уголовным преследованием, выражающаяся в возмещении этого вреда в полном объеме, представляет соВ­бой сдерживающий механизм для использования уголовного преследования в качестве способа разрешения материальных, конкурентных, политических споров. Сегодня российское государство компенсирует минимальную часть вреда, и, зная это, основная масса лиц, имеющих право на реабилитацию, не обращается в суды за выплатой соответствующего возмещения или не доводит судебные процессы явно заказного, противоправного характера до полного оправдания.

Невозможность компенсировать причиненный вред в полном объеме создаВ­ет питательную среду для безнаказанного противоправного использования уголовной юстиции, в особенности в отношении предпринимателей и бизнесВ­менов различных уровней. Прекрасно зная, что в случае реабилитации незаВ­конно арестованного предпринимателя ущерб для бюджета окажется миниВ­мальным, чиновники с большой охотой используют зачастую неоправданную жесткость при избрании меры пресечения содержание под стражей. ОтчасВ­ти именно поэтому иностранные государства так неохотно экстрадируют обВ­виняемых в Россию. Деформация рыночных отношений приводит к снижению эффективности российской рыночной системы и, как следствие, к снижеВ­нию конкурентоспособности России на мировых рынках.

В Конституции РФ звучит категорический императив: права государства не могут быть выше прав человека, а само государство не свободно от обязанноВ­стей перед личностью. Иными словами, государство существует для человека. Однако законодательство, регламентирующее вопросы возмещения вреда, причиненного незаконными действиями правоохранительных органов, не соответствует Конституции. Статья 34 Конституции РФ провозглашает: "КажВ­дый имеет право на свободное использование своих способностей и имущеВ­ства для предпринимательской и иной, не запрещенной законом экономической деятельности", а статья 35 устанавливает право каждого "иметь имущестВ­во в собственности, владеть, пользоваться и распоряжаться им как единоличВ­но, так и совместно с другими лицами".

Хотелось бы поднять вопросы, касающиеся нынешнего состояния правосоВ­знания, правотворчества и реализации права в России, с позиции не только того, что есть, но и того, что должно быть, имея в виду отдаленные последстВ­вия современной практики. В этом нам поможет использование так называеВ­мого опережающего отражения, когда опыт прошлого и настоящего проециВ­руется на будущее. При этом мы будем исходить из того, что современное праВ­во социологическое истолкование правовой реальности, воспроизводящее ее объективное состояние, изменение, развитие, совершенствование, в осВ­новном определяется экономической формацией и испытывает прямое возВ­действие морали, культуры и политики.

ПОНИМАЯ НЕСОВЕРШЕНСТВО И УЩЕРБНОСТЬ института реабилитации в уголовном процессе и основываясь на статьях 27, 251253 Гражданско-проВ­цессуального кодекса (ГПК) РФ, мы обратились в Верховный суд РФ с ходатайВ­ством о признании недействующими Указа Президиума Верховного Совета СССР от 18 мая 1981 года и Инструкции от 2 марта 1982 года "О порядке возВ­мещения ущерба, причиненного гражданину незаконными действиями оргаВ­нов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда" (утверждена Минюстом СССР, Прокуратурой СССР, Минфином СССР по согласованию с ВС СССР, МВД и КГБ СССР).

Определением Верховного суда РФ от 8 декабря 2003 года жалоба была приВ­нята к производству, заведено дело № ГКПИ 2003-1383, ответчикам по делу -Минюсту, Минфину и Генпрокуратуре РФ – было предложено представить письменный отзыв.

5 апреля 2004 года Верховный суд РФ признал законными наши требоваВ­ния. Суд вынес решение о признании недействующими и не подлежащими применению в части, нарушающей права и законные интересы граждан, ИнВ­струкции по применению Положения о порядке возмещения ущерба, причиВ­ненного гражданину незаконными действиями органов дознания, предвариВ­тельного следствия, прокуратуры и суда, пункта 7 в части, ограничивающей право на полное возмещение убытков, а также пункта 10 в части слов "шести месяцев", ограничивающих право на обращение в суд (судья Верховного суда РФ А. Н. Залепукин). Министерство финансов РФ принесло кассационную жаВ­лобу на решение Верховного суда. 1 июня 2004 года кассационная коллегия Верховного суда РФ в составе председательствующего – Федина А. И., членов коллегии – Толчеева Н. К., Лаврентьевой М. Н., определила: решение ВерВ­ховного суда РФ от 5 апреля 2004 года оставить без изменения, а кассациВ­онную жалобу Министерства финансов РФ – без удовлетворения (дело № КАС04-203).

Казалось бы, одержана победа. Но, к сожалению, не все так просто. Чтобы т деле изменить существующий порядок возмещения причиненного вреда, необходимо, в соответствии с действующим законодательством (ст. 1070 ГК РФ), принять специальный регламентирующий закон. Но на его разработку и принятие у законодательной власти, судя по всему, может уйти не один год. А значит, существующая правоприменительная практика будет, увы, сохраВ­няться…

В ГПК РФ, введенном в действие 1 февраля 2003 года, появилась глава 24, усВ­танавливающая порядок производства по делам об оспаривании нормативно-правовых актов признании их недействующими полностью или в части. В ГПК РСФСР аналогичной нормы не было. Особенностью оспаривания нормаВ­тивно-правовых актов заявителем является безотносительность к спору о заВ­щите субъективных прав конкретных лиц, в том числе и лица, обратившегося в суд. Суд выполняет функцию абстрактного "нормоконтроля", определяя соВ­ответствие (или несоответствие) конкретного нормативно-правового акта Конституции РФ, федеральному конституционному закону, международному договору РФ, федеральному закону или другому нормативно-правовому акту большей юридической силы. Данная категория дел возникает из публичных правоотношений, в соответствии с частью 3 статьи 246 ГПК РФ суд не связан основаниями и доводами заявленных требований и должен проверить законВ­ность оспариваемого акта (или его части) в полном объеме. Вопрос субъекВ­тивных прав заявителя, нарушенных в результате применения оспариваемого нормативного акта, разрешается в исковом производстве с соблюдением устаВ­новленных правил подведомственности и подсудности. В принятии искового заявления судья отказывает, если в заявлении оспариваются акты, не затрагиВ­вающие права, свободы или законные интересы заявителя (п. 1 ч. 1 ст. 134 ГПК РФ) или если заявление в защиту прав другого лица подается лицом, не наделенным законом такими полномочиями. С другой стороны, в защиту чуВ­жих интересов может предъявить иск прокурор, орган государственного упВ­равления. Нормативным правовым актом является изданный в установленном порядке акт уполномоченного на то органа государственной власти, органа местного самоуправления или должностного лица, уста-

А теперь приведем конкретный пример из моей адвокатской практики. Это дело гражданина И., которого в середине 1990-х годов необоснованно содержали под стражей три с половиной года. Определением судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда РФ от 28 октября 1998 года приговор Хорошевского суда города Москвы гражданину И., а также соотВ­ветствующие решения Московского городского суда отменены, и дело производством прекращено. То есть гражданин И. был оправдан и признан имеющим право на реабилитацию. На момент возбуждения и до окончаВ­ния уголовного дела на имущество гражданина И. следователь ХорошевВ­ской прокуратуры наложил арест. Наложение ареста выразилось в объявлеВ­нии запрета на распоряжение имуществом по усмотрению собственника, временное изъятие его из гражданского оборота. Арест был наложен в том числе на пять квартир, сдававшихся в аренду и приносивших доход гражВ­данину И.

Наложение запрета на пользование имуществом повлекло причинение ущерба в виде неполученных доходов, "которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушеВ­но ("упущенная выгода", ст. 15 ГК РФ)". Но на практике получилось совсем не так. В возмещении вреда гражданину И. решениями Хорошевского суда от 18 сентября 2002-го и Московского городского суда от 8 апреля 2003 года в чаВ­сти взыскания убытков в виде упущенной выгоды было отказано. Притом арВ­гументировали свое решение уважаемые суды тем, что по действующему закоВ­нодательству возмещаются только неполученные доходы, "основанные исВ­ключительно на личном труде". То есть они ссылались на действующие и поВ­ныне Указ Президиума Верховного Совета СССР от 18 мая 1981 года и ИнстВ­рукцию по применению "Положения о порядке возмещения ущерба, причиВ­ненного гражданину незаконными действиями органов дознания, предвариВ­тельного следствия, прокуратуры и суда".

Современный этап экономического развития Российской Федерации можВ­но охарактеризовать как переход к рыночной экономике или капитализм эпоВ­хи свободной конкуренции, характеризующийся частной собственностью на ресурсы и использованием системы рынков и цен для координации экономиВ­ческой деятельности и управления ею. Роль правительства в такой формации, по идее, ограничивается защитой частной собственности и установлением надлежащей правовой структуры, облегчающей функционирование свободВ­ных рынков. В такой системе одна из основных частей общего дохода прихоВ­дится на "капитал".

Некоторые собственники владеют акциями и получают доход в виде дивиВ­дендов. Многие владеют также облигациями и сберегательными счетами, коВ­торые приносят доход в виде процентов. Рентный доход получают люди и за предоставление компаниям в аренду недвижимости, земли и других природных ресурсов. Чем равномернее распределены доходы от владения средствами производства, тем устойчивее в социальном плане общество и эффективнее экономика. Каждый гражданин нашей страны, помимо зарплаты или вместо нее, имеет или будет иметь доход от владения "капиталом".

Таким образом, речь сегодня идет о кричащем несоответствии российской законодательной базы, доставшейся от эпохи социалистического хозяйства, реалиям сегодняшнего экономического устройства.

МЕЖДУ ТЕМ, ПРАВО "жертв судебно-следственных ошибок" на компенсаВ­цию вреда предусмотрено рядом международных нормативных актов, имеюВ­щих приоритет и являющихся составной частью правовой системы РФ.

29 ноября 1985 года Генеральной Ассамблеей ООН принята Декларация основных принципов для жертв преступлений и злоупотреблений властью. Под термином "жертва" в данном случае понимаются лица, которым индиВ­видуально или коллективно был причинен вред, включая телесные поврежВ­дения или моральный ущерб, эмоциональные страдания, материальный ущерб или существенное ущемление основных прав в результате действия или бездействия, нарушающего действующие национальные уголовные заВ­коны, включая преступное злоупотребление властью. В Декларации отмечаВ­ется, что жертвам необходимо обеспечить доступ к правосудию и справедВ­ливое обращение; они имеют право на скорейшую компенсацию за нанеВ­сенный им вред.

Право на реабилитацию жертве предусмотрено частью 5 статьи 5 ЕвропейВ­ской конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 года. Она гласит, что "каждый, кто был жертвой ареста или содержания под стражей, произведенных в нарушение положений данной Статьи, имеет право на комВ­пенсацию, обладающую исковой силой". Относящиеся к рассматриваемому институту положения содержатся также в статье 3 Протокола 7 к данной конВ­венции, в части 5 статьи 9 и части 6 статьи 14 Международного пакта о гражВ­данских и политических правах 1966 года, в статье 85 Римского статута МежВ­дународного уголовного суда 1998 года, в части 1 статьи 14 Конвенции против пыток и других жестоких и бесчеловечных или унижающих достоинство виВ­дов обращения и наказания 1984 года и в других документах.

Статья 52 Конституции РФ также устанавливает, что права потерпевших от преступлений и злоупотреблений властью охраняются законом; государство обеспечивает потерпевшим доступ к правосудию и компенсацию причиненВ­ного ущерба. Статья 53 гласит: "Каждый имеет право на возмещение государВ­ством вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) орВ­ганов государственной власти или их должностных лиц". В сфере уголовного судопроизводства реализация данной конституционной нормы обеспечиваВ­ется применением института реабилитации (гл. 18 УПК РФ). Под реабилитаВ­цией понимается порядок восстановления прав и свобод лица, незаконно или необоснованно подвергнутого уголовному преследованию, и возмещения причиненного ему вреда; а под реабилитированным лицо, имеющее в соотВ­ветствии с УПК РФ право на возмещение вреда, причиненного ему в связи с незаконным или необоснованным уголовным преследованием (п. 34, 35 ст. 5 УПК РФ). Понятие "реабилитация" в уголовном процессе связывается с двумя основополагающими категориями: "невиновность" и "справедливость". ГосуВ­дарство в данном случае выступает в качестве должника. Лицо, будучи невиВ­новным, подвергается лишениям несправедливо, "воздаяние" следует при отВ­сутствии противоправного деяния.

Можно выделить три основных функции реабилитации: политическую, компенсационную, нравственную. Политическая функция формирование в России правового государства, защищающего права и свободы личности, развитие и функционирование всех институтов демократического общества. Компенсационная обеспечение личности возмещения вреда государством в полном объеме и устранение последствий. И нравстВ­венная осознание личностью своей защищенности со стороны закона.

Норма, направленная на защиту граждан, пострадавших от незаконных действий органов государственной власти и должностных лиц, одновременно способствует укреплению законности в органах государственной власти. Особое значение это положение имеет в сфере уголовного судопроизводства, где решается вопрос о виновности в совершении преступления и о применении репрессии. Речь идет о чести, свободе, здоровье, имуществе, словом, о судьВ­бе человека.

Расширенный и более конкретизированный принцип такой ответственноВ­сти сформулирован в статьях Гражданского кодекса РФ 15, 16, 1064, 1069, 1070,1071 и 1082. Статья 1070 Гражданского кодекса предусматривает ответстВ­венность за вред, причиненный незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда. Все нормы Конституции, гражданского и уголовно-процессуального законодательства соответствуют реалиям сегодняшнего экономического и политического построения нашего общества. Есть только одно маленькое "но", о котором, кроме юристов-проВ­фессионалов, мало кто знает, ведь число оправдательных актов нашей уголовВ­ной юстиции самое маленькое в мире, около 0,4 процента.

Красивую картину декларативных норм, соответствующую международной практике, портит все то, что касается условий и порядка возмещения вреда (ущерба), и оказывается, что Уголовно-процессуальный кодекс отсылает к Гражданскому кодексу РФ, который в свою очередь в статье 1070 гласит, что вред, причиненный незаконными действиями органов дознания, предвариВ­тельного следствия, прокуратуры и суда, возмещается в порядке, установленВ­ном законом специальным федеральным законом, регламентирующим только порядок возмещения вреда. А поскольку такового закона до сих пор нет, на практике применялся подзаконный акт времен СССР, выходящий за рамки упомянутой статьи 1070 в виду того, что он регламентирует весь спектр правоотношений по реабилитации, а не только порядок возмещения вреда.

Основные параметры возмещения регулировались утвержденным Указом Президиума Верховного Совета СССР от 18 мая 1981 года "Положением о возмещении ущерба, причиненного гражданину незаконными действиями государственных и общественных организаций, а также должностных лиц" за подписью Председателя Президиума Верховного Совета СССР Л. И. БрежВ­нева и утвержденной этим указом Инструкцией от 2 марта 1982 года "О порядке возмещения ущерба, причиненного гражданину незаконными дейстВ­виями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда" за подписью Секретаря Президиума Верховного Совета СССР М. Георгадзе.

Положении от 18 мая 1981 года состав возмещаемого ущерба определен как заработок и другие трудовые доходы. При этом в примечаниях к пункту Инструкции о порядке применения Положения закреплялось понятие "трудовые доходы": к "другим трудовым доходам", являющимся основным источником средств к существованию, относились доходы от деятельности, основанной исключительно на личном труде. Причем Инструкция раскрыВ­вала понятие "личный труд" и давала закрытый перечень подлежащего возВ­мещению ущерба, не подлежащий расширенному толкованию (п. 7), что для социалистического государства 1981 года, владевшего всеми средстваВ­ми производства и характеризовавшегося практически полным отсутствием института частной собственности, было актуально, но что никак не соВ­ответствует реалиям сегодняшней формации рыночным отношениям, приватизации основных средств производства, частной собственности на землю, недвижимость, фондовому рынку и т. д. Невозможность возмещения вреда в полном объеме, безусловно, экономит средства федерального бюдВ­жета, но нарушает права и свободы граждан и открывает простор для злоВ­
употреблений властью.

Нормативные акты, по которым до 5 апреля 2004 года осуществлялась комВ­пенсация вреда, нанесенного незаконными актами уголовной юстиции, отноВ­сятся к социалистическому обществу, то есть к тому времени, когда средства производства (активы) находились в исключительной собственности государВ­ства, в личном распоряжении гражданина оставался лишь труд, который был основным и единственным источником получения доходов.

На основании механизма, созданного вышеуказанными Положением и Инструкцией, реабилитированному лицу после вынесения соответствующего постановления (определения) о прекращении дела или оправдательного приговора должно быть направлено извещение, в котором разъясняется праВ­во на возмещение ущерба и соответствующий порядок. После этого реабилиВ­тированный гражданин вправе в течение шести месяцев обратиться для опВ­ределения размера ущерба в соответствующее вышестоящее следственное подразделение или вышестоящую прокуратуру (при прекращении уголовноВ­го дела на стадии предварительного следствия) либо в суд, рассматривавший уголовное дело по первой инстанции, при оправдательном приговоре или соответствующем определении (постановлении) кассационной или надзорВ­ной инстанции. Эти органы, затребовав соответствующие документы, в меВ­сячный срок определяют размер ущерба, о чем выносится соответствующее постановление, копия которого в течение трех суток направляется реабилиВ­тированному лицу. А оно затем предъявляет полученный документ в орган федерального казначейства. Уголовно-процессуальный кодекс РФ (ст. 134) обязывает следователя, прокурора и суд направлять реабилитированному извещение с разъяснением порядка возмещения вреда, связанного с уголовным преследованием.

Практика свидетельствует, что в большинстве случаев соответствующие должностные лица не доводят до сведения реабилитированного даже содерВ­жание главы 18 УПК РФ "Реабилитация"; но даже если отдельные добросовестВ­ные судьи, следователи или прокуроры и разъясняют пострадавшим от правоВ­судия смысл вышеприведенных статей УПК, то с трудом верится, что они моВ­гут разъяснить им запутанную процедуру реализации права на возмещение ущерба, отсылающую к Гражданскому кодексу (а тот в свою очередь к регВ­ламентации и порядку, содержащимся в межведомственной Инструкции от 2 марта 1982 года, опубликованной с грифом "Для служебного пользования"). Процедура возмещения вреда в рамках УПК, не соответствующая самой приВ­роде данного уголовно-процессуального института, протекает с трудом: исВ­требование, сбор, представление, оценка доказательств той или иной суммы компенсации ущерба имеет общеисковой, регулируемый Гражданским кодекВ­сом порядок.

Правоохранительные органы в свое время упрекали суды в излишнем либерализме в условиях роста преступности. В 1960-е годы в СССР произоВ­шел коренной перелом уголовной практики судопроизводства: перестали выносить оправдательные приговоры, советская система судопроизводстВ­ва не могла ошибаться. Стандарты доказанности в судах стали снижаться. Сегодня подавляющее большинство судебных приговоров обвинительВ­ные (99,6 процента). Снижение числа оправдательных приговоров должно было якобы свидетельствовать об улучшении качества предварительного расследования. Изменилось за это время практически все: строй государстВ­ва, экономика, границы, название страны, но эта порочная практика остаВ­лась. В западноевропейских странах суды выносят 1215 процентов опВ­равдательных приговоров. В дореволюционной России их доля колебалась от 25 до 40 процентов. Если учесть соответствующую разницу цифр и слаВ­бый профессионализм сотрудников наших правоохранительных органов сравнительно с экономически развитыми странами Запада, то окажется, что, по самым скромным оценкам, под стражей в России содержится 20 процентов невиновных. Огромный ущерб для федерального бюджета: заВ­ключенных нужно кормить и одевать; расходы на свет, транспорт и медиВ­цину; еще большие расходы на охрану, включая квартиры, детские сады, школы, санатории, оружие, форменную одежду, денежное содержание для лиц, работающих в уголовно-исполнительной системе Министерства юсВ­тиции РФ. И все это вместо того, чтобы те и другие работали и платили наВ­логи, производя товары и услуги. В России сегодня около 1 миллиона осужВ­денных и содержащихся под стражей миллион здоровых, дееспособных мужчин и женщин (сейчас нами совместно с фондом "ИНДЕМ" готовится экономический расчет ущерба для бюджета России по вопросу содержания под стражей невиновных заключенных).

ОПРАВДАТЕЛЬНЫЙ ПРИГОВОР – это свидетельство независимости и высоВ­кого престижа суда, его стремления не идти на поводу у правоохранительных орВ­ганов, его способности защитить интересы граждан. Оправдательные приговоВ­ры свидетельствуют о неблагополучии в деятельности следственных органов, о неполноте и необъективности предварительного расследования, о допущенных при проведении расследования грубых нарушениях, что стимулирует работу по повышению профессионализма и качества следствия. Оправдательный пригоВ­вор гарантия того, что не будет осужден невиновный, и условие того, что следВ­ственным органам в конечном счете удастся обнаружить и изобличить подлинного преступника5. В перспективе ожидается рост числа оправдательных приговоров до западноевВ­ропейских стандартов, что соответственно увеличит количество исков о компенВ­сации вреда, причиненного незаконными действиями правоохранительных орВ­ганов. Сегодня, понимая надуманность, безосновательность, а подчас и противоВ­правность предъявляемых обвинений, суды манипулируют наказанием, назнаВ­чая наказание, не связанное с лишением свободы, либо ограничиваясь уже отбыВ­тым сроком на момент вынесения решения. Дальнейшая борьба в вышестоящих судебных инстанциях требует от человека времени, сил и финансовых затрат на юридическую помощь. В случае положительного исхода, оправдания и реабилиВ­тации, в связи с устаревшей нормативной базой, вернуть полностью затраченное и упущенное потерпевшему от правосудия гражданину все равно не удастся. Как результат процент оправдательных вердиктов суда остается предельно низВ­ким, как и во времена социализма, потому что регламентируется актами СССР. В связи с отменой нормативных актов времен СССР у граждан, незаконно привлеВ­ченных к уголовной ответственности, появляется стимул бороться до конца, возВ­мещая причиненный им ущерб в полном объеме.

ПЕРЕХОД РОССИИ К РЫНОЧНЫМ УСЛОВИЯМ ведения хозяйства еще не заВ­вершился. Продолжается приватизация государственной собственности, акВ­тивно идут формирование фондового рынка, инвестиционные процессы с привлечением средств частных граждан, все больше граждан получает приВ­быль от владения активами, недвижимостью и т. п.

Органы дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда в реВ­зультате незаконных действий, которые впоследствии называют не иначе как судебно-следственной ошибкой (хотя, на наш взгляд, в большинстве случаев ошибкой называют преступления, порожденные безнаказанностью), лишают гражданина возможности пользоваться своим имуществом, чем причиняют ему реальный ущерб. Так, к примеру, гражданин на праве собственности имеВ­ет квартиру или автотранспортное средство, которое им сдается в аренду и исВ­пользуется для извлечения дохода. Налагая арест на имущество гражданина, последнего лишают возможности получения доходов, что есть причинение ущерба в виде упущенной выгоды.

Надо также отметить недоработки законодателя в самом УПК, где содержитВ­ся исчерпывающий перечень незаконных действий органов дознания, следстВ­вия, прокуратуры и суда, совершение которых дает гражданину право требоВ­вать возмещения вреда. Вызывает удивление то обстоятельство, что в указанВ­ный перечень не вошли вред, причиненный незаконными действиями в ходе оперативно-розыскных мероприятий, в том числе выполняемых после возВ­буждения уголовного дела по поручению лица, ведущего расследование; полВ­ное или частичное уничтожение имущества, бывшего объектом экспертного исследования. Частичная отмена приговора по реабилитирующим основаниВ­ям дает право на реабилитацию не во всех случаях, а лишь когда лицо находиВ­лось под стражей или подвергалось любому виду наказания свыше срока или размера, назначенного по оставленному без изменения обвинительному приВ­говору. Требуется законодательно определить перечень случаев ответственноВ­сти государства при частичной отмене вступившего в законную силу обвиниВ­тельного приговора.

Не соответствует реалиям сегодняшнего дня норма Указа Президиума ВС СССР: "Ущерб не подлежит возмещению, если гражданин в процессе дознаВ­ния, предварительного следствия и судебного разбирательства путем самоогоВ­вора препятствовал установлению истины и тем самым способствовал наступВ­лению незаконных действий". Как показывает практика, самооговор является следствием применения к гражданину насилия, угроз, шантажа и иных незаВ­конных мер. О каком препятствовании установлению истины тем более что такого принципа уголовного судопроизводства больше нет может идти речь, если гражданина пытают?! Конституция РФ (ст. 53) также не упоминает исключение из возмещения вреда в виде самооговора. Человек либо виновен, либо нет на основании совокупности собранных и оцененных в соответствии с законом доказательств, выделение одного из возможных доказательств как критерия невозможности возмещения вреда соответствует сталинским вреВ­менам, когда царицей доказательств было добровольное признание вины, выВ­биваемое из обвиняемых вместе с зубами и иными не менее важными органаВ­ми. Содержание в СИЗО международными правозащитными организациями приравнивается к пыткам, и длительное содержание там (известны случаи соВ­держания в СИЗО Москвы по шесть и более лет) способствует самооговору, поскольку оно не только невыносимо, но и опасно для здоровья (туберкулез, СПИД, недоедание и т. п.). Зачастую, не выдержав давления со стороны правоВ­охранительных органов, обвиняемые оговаривали себя с целью поскорее отВ­быть в места лишения свободы. Российская юстиция изобрела эксклюзивный метод вымогательства: взятка платится не за то, чтобы уйти от ответственносВ­ти, а за то, чтобы суд вынес решение в установленные законом сроки.

Инструкция и Положение о возмещении ущерба не регламентируют возмеВ­щение вреда, связанного с применением иных мер уголовно-процессуальноВ­го принуждения. В частности, речь идет о мерах пресечения. Любая мера преВ­сечения ограничивает свободу человека и наносит вред. Даже такая мера пресечения, как залог. Денежные средства, вносимые на депозитный счет органа, избравшего меру пресечения, не приносят гражданину доход в виде банковВ­ского процента. И в случае возмещения должны подлежать компенсации упуВ­щенная выгода или неполученные доходы.

Пункт 15 Инструкции закрепляет правила возврата имущества или его стоВ­имости. Абзац 5 устанавливает, что стоимость имущества определяется по гоВ­сударственным ценам. Гражданский кодекс РФ перевел экономические отноВ­шения физических и юридических лиц с государственных цен на рыночную стоимость. Инструкция не соответствует ГК РФ, определяющему денежную компенсацию в гражданских правоотношениях, закрепляя положения о приВ­менении рыночной стоимости (ст. 255, 281,1115 ГК РФ).

Не ясно также, почему речь идет только о гражданах. А лица без гражданстВ­ва, иностранцы? Все нормативные акты времен СССР, регламентирующие возВ­мещение вреда, относятся только к гражданам Российской Федерации; достаВ­точно взглянуть на название самого Указа Президиума ВС СССР: "О возмещеВ­нии ущерба, причиненного гражданину незаконными действиями государстВ­венных и общественных организаций, а также должностных лиц при исполВ­нении ими служебных обязанностей". Следует отметить, что действие законов и подзаконных актов не может распространяться только на граждан России, не защищая права и законные интересы иностранных граждан и лиц без гражВ­данства, находящихся на территории страны (за исключениями, установленВ­ными действующим законодательством). В силу признания Россией основ правового статуса личности не только за своими гражданами, но и за граждаВ­нами других государств и лиц без гражданства Инструкция в этой части также не соответствует Федеральному закону "О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации" №115-ФЗ от 25 июля 2002 года. Статья 2 этого закона раскрывает понятия:

"иностранный гражданин" физическое лицо, не являющееся граждаВ­нином РФ и имеющее доказательства наличия гражданства (подданства) иноВ­странного государства;

"лицо без гражданства" физическое лицо, не являющееся гражданином РФ и не имеющее доказательств наличия гражданства (подданства) иностранВ­ного государства.

Не соответствует Федеральному закону "Об адвокатской деятельности и адВ­вокатуре" пункт 5 статьи 7 Инструкции, гласящий, что возмещению подлежат суммы, выплаченные гражданином юридической консультации за оказание юридической помощи. По ныне действующему закону юридическая консульВ­тация создается адвокатской палатой по представлению органа государственВ­ной власти субъекта РФ, если на территории одного судебного района общее число адвокатов составляет менее двух на одного судью. Это крайне редкое адВ­вокатское образование; на сегодняшний день в России не существует ни одВ­ной юридической консультации. По новому закону ответственность за оказаВ­ние юридической помощи несет адвокат, и суммы выплачиваются ему.

Учеными и практиками высказываются мнения о необходимости расширеВ­ния видов ущерба, подлежащего возмещению: необходимо возмещать расхоВ­ды на лечение, профессиональную переподготовку и т. д.

В Указе, Положении и Инструкции 1981 года вообще не упоминается о моВ­ральном вреде. Принцип возмещения морального вреда в материальной (деВ­нежной) форме появился с принятием Основ гражданского законодательства Союза ССР 31 мая 1991 года. Статья 131 Основ позволила возмещать моральВ­ный вред при наличии вины причинителя, и только с 1 марта 1996 года, с приВ­нятием второй части ГК РФ, реабилитированные получили законодательную базу для компенсации морального вреда (ст. 1100 ГК РФ). Однако и сегодня заВ­конодательная база в этом плане слаба и несовершенна. В уголовно-процессуВ­альном законодательстве она как таковая отсутствует. Существует отсылочная норма, согласно которой (ч. 2 ст. 136 УПК РФ) иски за причиненный моральВ­ный вред предъявляются в порядке гражданского судопроизводства. ЗаконоВ­датель отвел суду роль эксперта, определяющего размер возмещения, при отВ­сутствии внятных законодательных методик расчета. Наибольшие сложности возникают с определением морального вреда, связанного с гибелью человека или причинением ему физического ущерба. Верховный суд, неоднократно обВ­ращаясь к проблеме возмещения морального вреда, не взял на себя смелость систематизировать и обобщить соответствующую судебную практику с целью определить размеры компенсации; не получилось даже определить те конВ­кретные критерии, которые должны учитывать суды. Пленум Верховного суда в своем Постановлении № 10 от 20 декабря 1994 года "Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда" (с изменеВ­ниями и дополнениями) в пункте 8 указал: "Размер компенсации зависит от характера и объема причиненных истцу нравственных или физических страВ­даний, степени вины ответчика в каждом конкретном случае, иных заслуживаВ­ющих внимания обстоятельств. При определении размера компенсации вреВ­да должны учитываться требования разумности и справедливости". ОбтекаеВ­мые фразы, ничего конкретного, причем неоднократно отмечалась потребВ­ность судов России именно в указании конкретных критериев. Экспертов по экономическому эквиваленту жизни и здоровья человека в мире от силы 30 человек, в России 5 специалистов, научные разработки которых используВ­ются за рубежом (так, например, методики доктора Г. X. Харисова использоваВ­ли в ФРГ при расчетах экономического эквивалента жизни погибших пассаВ­жиров разбившегося самолета "Конкорд"). Законодатель возвел судей всей страны в ранг экспертов на все случаи. Как результат судьи не знают, что деВ­лать, и из осторожности минимизируют размер возмещения, "правильно" поВ­нимая слово "разумность" из Постановления Пленума ВС РФ № 10 и превраВ­щая в пустую декларацию институт возмещения морального вреда. Между тем в Великобритании по вопросам компенсации морального вреда создана и функционирует комиссия, применяющая Тарифную схему 1994 года, в котоВ­рой подробно описаны условия и реальные суммы выплат компенсаций в зависимости от случая. В германской статутной системе судопроизводства в отВ­ношении определения размера компенсации морального вреда, соответствуВ­ющего рыночным условиям, применяется принцип прецедента. При исчислеВ­нии принимаются во внимание суммы, определенные ранее решениями суВ­дов, вынесенными по аналогичным делам. Выписки из таких решений систеВ­матизируются и публикуются.

Таким образом, мы полагаем, что назрела необходимость дальнейшего пеВ­ресмотра законодательства по вопросам возмещения вреда, причиненного как гражданам, так и юридическим лицам, и приведения его в соответствие с Конституцией РФ, Гражданским кодексом РФ, международным законодательВ­ством, экономическими реалиями сегодняшнего дня. Решение Верховного суВ­да РФ от 5 апреля 2004 года бесспорно положительный шаг в этом направВ­лении. Декларативность российского законодательства, несоответствие его требованиям времени приводят к повсеместным нарушениям прав и свобод, к формированию "теневой" юстиции, способствуют процветанию "оборотней в погонах" разных мастей. Следствием этого становятся неэффективность экоВ­номики, бедность, высокая смертность…