Правовое государство - это государство судей (процессуальное законодательство на защите частной жизни и ее тайн) - Международная Юридическая фирма «Трунов, Айвар и партнеры»
«ТРУНОВ, АЙВАР И ПАРТНЁРЫ»

Международная Юридическая фирма, основана в 2001 году

Правовое государство – это государство судей (процессуальное законодательство на защите частной жизни и ее тайн)

(процессуальное законодательство на защите частной жизни и ее тайн)

Личные права и свободы граждан неотделимы от человеческой личности. Государство принимает на себя обязательство не вторгаться без особых поводов в сферу личной, интимной жизни человека, не посягать на его безопасность и индивидуальную свободу, уважать его человеческое достоинство, расценивать как высшие социальные приоритеты жизнь и здоровье человека, его духовную свободу и творческую оригинальность. Личные права – неотъемлемые блага, защищаемые государством. В действующей Конституции России звучит категорический императив – права государства не могут быть выше прав человека, а само оно не свободно от обязанностей перед личностью. Государство существует для человека.
В истории российской государственности веками оправдывала себя модель органической концепции государства как единого организма, стремящегося к приоритету идеальных целей над индивидуальными, и долгое время поддерживалась социальная стабильность при неверии в свои силы и способности, частная жизнь приносилась в жертву общественным интересам.
Сегодняшний переход к индивидуалистической концепции государства – это способ координации и защиты индивидуальных интересов отдельных граждан, принятый развитыми странами, где благополучие личности есть продукт собственного труда в условиях свободы и правопорядка, где политическая жизнь – система взаимовыгодных контрактов, цель – демократизация и избавление от бюрократической тирании государства и признании того, что люди должны иметь равные возможности для реализации своих способностей. Но способности различны и окончательные результаты не будут равны.
К числу главных компонентов индивидуальной концепции государства относятся права, свободы и частная жизнь индивида в противовес государственной власти. Защищая права индивида, закон использует понятия "неприкосновенность" и "тайна", разницы между которыми практически нет. Какие же правовые определения тайны мы имеем на сегодняшний день и какова возможность сохранения их целостности?
В Древнем Риме эмблемой тайны была роза, и, если над столом к потолку прикрепляли розу, все, что говорилось и делалось, не должно было разглашаться. Указом Президента РФ от 6 марта 1997 г. №188 утвержден "Перечень сведений конфиденциального характера", который включает: тайну телефонных и других переговоров, неприкосновенность жилища, тайну почтово-телеграфной корреспонденции, тайну усыновления и актов гражданского состояния (ЗАГС), коммерческую, банковскую, медицинскую, адвокатскую, нотариальную, журналистскую, религиозную тайну и др.
Человечество больше всего, как известно, любит чужие тайны и, естественно, не просто из любопытства. Тайна – это оружие, притом серьезное, и методы ее добычи разнообразны: прослушивание, слежка, доносы, сыск и проч.
Нас интересует правовое поле получения сведений, возможности ограничения и способы воздействия на незаконное вторжение.
В соответствии с законодательством сегодняшнего дня возможность добычи сведений о частной жизни допускается в трех сферах: уголовном процессе, оперативно-розыскной деятельности и частном сыске. И хотя регламентированный УПК РСФСР уголовный процесс сильно устарел, он не допускает прослушивания телефонных переговоров, установки средств скрытого наблюдения и прослушивания, контрольных закупок или поставок и множество того, что характерно для оперативно-розыскной деятельности.
Самая острая грань в отношениях таинства личной жизни и уголовного преследования – оперативно-розыскная деятельность, регламентированная Федеральным законом РФ "Об оперативно-розыскной деятельности" от 12 августа 1995 г. № 144-ФЗ, допускающим вмешательство в личную жизнь даже до возбуждения уголовного дела при отсутствии признаков преступления (ст. 2, 8). Не устанавливая какой-либо процессуальной формы осуществления вмешательства, Закон допускает использование полученных данных в качестве доказательств по уголовным делам. Оперативно-розыскная деятельность не урегулирована должным образом ни одной из отраслей права: ни уголовной, ни административной, ни уголовно – или административно-процессуальной.
Сегодня формируется самостоятельная отрасль права – уголовно-розыскная, пока официально не признанная. Эта отрасль предназначена для исследования связей между субъектами оперативно-розыскной деятельности по поводу совершения преступлений или вероятного совершения. В настоящий момент имеются существенные отличия оперативно-розыскной деятельности от уголовно-процессуальной. Оперативно-розыскная деятельность осуществляется оперативными подразделениями государственных органов, а уголовно-процессуальная – исключительно субъектами, указанными в УПК РСФСР (органами предварительного расследования, прокуратурой и судом). Оперативно-розыскная деятельность проводится в порядке, изложенном в секретных подведомственных актах, не предусмотренных в УПК РСФСР, с применением негласных сил и средств, которые в уголовно-процессуальной деятельности недопустимы.
В результате следственных и судебных действий могут быть получены уголовные доказательства, а в результате оперативно-розыскных мероприятий – только фактические данные, не имеющие доказательственной силы, но представляемые на основании Инструкции "О порядке представления результатов оперативно-розыскной деятельности органу дознания, следователю, прокурору или в суд" от 13 мая 1998 г. №175/226/336/201/410/56 и фактически используемые в качестве доказательств в основной массе расследуемых уголовных дел. Пробелы и нестыковки законодательства "врезаются в жизнь острыми зубами", которые ранят невиновных, налагая на них разные тяготы, отрывая от семей, нарушая душевное спокойствие, срывая покров частной жизни, обнажая тайны.
Оперативно-розыскная деятельность – это вотчина спецслужб ФСБ, МВД, внешней разведки, налоговой полиции, ФАПСИ, ФСО, Федеральной пограничной службы, которые весьма относительно подвластны даже прокурорскому и судебному надзору, поскольку организации, имена агентов, методика и тактика есть государственная тайна. Право на надзор и вынесение постановлений имеют вышестоящие органы на основании допуска, который выдается контролируемыми органами.
Государственная тайна – это достаточно узкая часть информационного потока, для которой устанавливаются специальные правила доступа и ответственности, регламентируемые законом "О государственной тайне" от 6 октября 1997 г. и рядом подзаконных актов. По общепризнанным принципам никто и никогда не оспаривает право государства на обладание тайной, прослеживается связь между возможностью хранить государственную тайну независимости и лидерством на международной арене. Поэтому институт государства издревле связан с понятием "государственная тайна", причем государство берет на себя определение двух параметров – предмета защиты и условий функционирования систем защиты с центральным звеном – людьми.
Любые правовые нормы, какими бы хорошими или плохими они ни были, работают в условиях общественной потребности, когда они восприняты, освоены и одобрены общественным сознанием. В России в период перехода к рыночным условиям хозяйствования, смены большого объема законодательной базы наблюдается рост преступности, падение законопослушности, ослабление морально-этических и сдерживающих факторов. У основной массы сложилось впечатление, что все, что продается, можно продать. Так, продан по заниженной цене стратегический запас цветных металлов, особо ловкие носители секретов стали патентовать за рубежом открытия, разработанные в структурах военно-промышленного комплекса.
Сегодня в цивилизованном мире существует три приоритета: право на информацию, право на защиту предпринимательства, право на защиту частной жизни. Задача государства – регламентация и координация, где спецслужбы – инструмент; для их нормальной работы необходимо правильно сформулировать цели и поставить задачи.
Аналитическая структура сведений, составляющих государственную тайну, согласно Указу Президента РФ "О перечне сведений, относящихся к государственной тайне" от 24 января 1998 г. состоит из 87 контрольных позиций: Министерство обороны – 60, Министерство внутренних дел – 28, Федеральная служба безопасности – 24, Министерство финансов – 13, Министерство образования – 11, Министерство атомной промышленности – 12, Российское космическое агентство – 9 и т.д.
В целом анализ законодательства, касающегося государственной тайны, показывает неполноту определений, излишнюю "милитаризованность"; многие аспекты деятельности государства в области новейших достижений науки и техники недооценены, существуют возможности утечки важной финансово-кредитной информации. А ряд положений весьма относительно можно причислить к понятию "государственная тайна", например засекреченный "Мосводоканал". Правовая безграмотность в вопросах тайны, засекречивания и рассекречивания приводит к значительным экономическим потерям. Существует мнение, что нужно уменьшить объем государственной тайны, чтобы облегчить возможность уследить за остатками. Назрела необходимость принятия отдельного закона о рассекречивании.
Знаменателен постоянный рост полномочий и усиление контроля и вмешательства в личную жизнь. На сегодняшний день разрабатываются еще более суровые и широкие по полномочиям законопроекты. В пункте 2 ст. 8 Закона "Об оперативно-розыскной деятельности" говорится, что основанием для проведения оперативно-розыскных мероприятий является противоправное деяние, под которое подпадает даже административное правонарушение, что дает право на вмешательство в личную жизнь кого угодно на смешных основаниях. Так, возможно проведение оперативно-розыскных мероприятий в отношении лиц, вступивших в контакт с объектом деятельности. Объясняется это тем, что задача оперативно-розыскной деятельности также предполагает установление "преступных" связей проверяемого.
Итак, что же можно применить к вам, например, если вы написали письмо, позвонили или, не дай бог, встретились с человеком, нарушившим правила дорожно-транспортного движения в рамках Кодекса об административных правонарушениях? Это опрос, наведение справок, сбор образцов для исследования, исследование документов и предметов, проверочная закупка, наблюдение, обследование помещений, зданий, сооружений, участков местности и транспортных средств, отождествление личности, контроль почтовых отправлений, телеграфных и иных сообщений, прослушивание телефонных переговоров, оперативное внедрение, оперативный эксперимент, контролируемая поставка (ст. 6 Федерального закона "Об оперативно-розыскной деятельности"). Причем в Законе не раскрывается содержание этих мероприятий, данный вопрос остается на усмотрение спецслужб.
По форме истинно демократическим было бы решение ввести в Закон РФ "Об оперативно-розыскной деятельности" норму о том, что действия, офаничивающие конституционные права граждан, проводятся только по судебному решению. Но это только по форме. А как на практике? Процедуры вынесения судебных решений нет, т.е. того, кто участвует, каков порядок, нужны ли объяснения, что из себя представляют реквизиты судебного решения. А ведь если нет обосновывающих материалов, решение суда безосновательно или незаконно. Но ч. 3 ст. 8 данного Закона позволяет вообще сначала провести оперативно-розыскные мероприятия, а уже потом вынести самостоятельное решение и уведомить об этом суд.
С помощью адвокатов люди находят ориентиры в сложной социальной жизни и в их лице имеют поддержку при защите своих законных интересов перед исполнительной властью и в суде. Кардинальное положение отношений адвоката с клиентом – доверие. Степень доверия непосредственно связана с правом и возможностью хранить тайну или употребить ее во вред с помощью заинтересованных сил. Неопровержима истина, что без адвоката нельзя всерьез говорить об охране правопорядка, а где адвокатура, там и адвокатская тайна. Очевидно, что адвокат сегодня требует законодательной защиты от возбуждения в отношении него надуманных, сфабрикованных уголовных дел и обеспечения сохранения адвокатской тайны.
Большим грузом на сознание россиян давит опыт прошлого. Если проанализировать историю этого вопроса, то можно сделать вывод, что в России у адвокатов никогда не было равных прав с правоохранительными органами. В дореволюционной России следователь мог провести обыск в кабинете присяжного поверенного (адвоката) для обнаружения бумаг, переданных ему обвиняемым или другими лицами (ст. 368, 369, 370 Устава уголовного судопроизводства 1864 г.). Адвокат имел право лишь присутствовать при этом.
Нередко и сегодня в следственных изоляторах перед свиданиями с подзащитными портфель и одежда адвоката подвергаются досмотру. Обыскать следователя или прокурора никому не придет в голову, а с адвокатами не церемонятся. В то же время документы и письма, передаваемые подзащитным адвокату, составляют тайну, и посягательство на нее тождественно принуждению подсудимого сделать признание. Адвокат даже в общении со своими коллегами-адвокатами не может поделиться тайной судебного представительства, ведь обвиняемый доверил тайну конкретному защитнику, который обязан хранить ее, как мы считаем, бессрочно. Даже после смерти клиента необходимо согласие правопреемников на разглашение его тайны. В новом законопроекте об адвокатуре, представленном Президентом РФ и принятом Государственной Думой в первом чтении, говорится, что уголовное дело против адвоката может возбудить лишь Генеральный прокурор РФ, прокурор субъекта Федерации или их заместители, а рассматривать такое дело может лишь Верховный Суд РФ.
Один из самых совершенных механизмов рыночных отношений создан на сегодняшний день в Японии, где самые жесткие отношения на внутреннем рынке гласят: "Не конкуренция, а война". Только в таких условиях рождается максимальная рентабельность и появляется возможность выйти на международные рынки. У нас в стране с имеющейся законодательной базой "рентабельны", если можно так выразиться, только приближенные либо ставленники правоохранительной системы. В этой ситуации не работает основной двигатель прогресса – разделение труда.
В ежегодном Послании Президента РФ Федеральному Собранию РФ отмечается, что давно нужно систематизировать законодательство с учетом новых экономических реалий, поскольку наряду с "теневой экономикой" у нас формируется "теневая юстиция", огромное число принятых декларативных норм с их противоречивостью открывают возможности для произвола и произвольного выбора, и все это подрывает доверие к государству.
Выход из положения – совершенствование судебных процедур, как сказал В.В. Путин на саммите в Брунее. Возможность повсеместного судебного контроля за всеми стадиями вмешательства в личную жизнь, полная прозрачность плюс судебная реформа и систематизация законодательства – это атрибуты правового государства, к которому мы стремимся. Есть глубокий смысл в выражении: "Правовое государство – это государство судей".

И.Л. ТРУНОВ, адвокат, профессор