Актуальные проблемы защиты государственной тайны Право и политика, 2002, № 7 - Международная Юридическая фирма «Трунов, Айвар и партнеры»
«ТРУНОВ, АЙВАР И ПАРТНЁРЫ»

Международная Юридическая фирма, основана в 2001 году

Актуальные проблемы защиты государственной тайны Право и политика, 2002, № 7

К сожалению, материал недоступен

И.Трунов, Л. Трунова
Опубликовано: Право и политика, 2002, № 7. С. 33-35.

В последнее время защита государственной тайны привлекает к себе особое внимание не только со стороны государства, органы которого стоят на страже ее сохранения, но и общества в целом, в свете многочисленных уголовных дел, связанных с разглашением государственной тайны. Вопросы, связанные с государственной тайной, ее охраной, а также вопросы разглашения государственной тайны были и остаются актуальными во все времена. Объектом тяготения иностранных разведок являются защищаемые государством важнейшие сведения (государственная тайна) о состоянии обороноспособности страны, ее внешнеполитическом, экономическом, разведывательном, контрразведывательном и научно-техническом потенциале. Защита государственной тайны является одним из наиболее важных направлений деятельности государственных органов. Россия, тратит огромные бюджетные средства на обеспечение и защиту безопасности страны и ее граждан. За понятием государственной тайны стоят огромные финансовые средства и активы, труд множества поколений ученых, учебных заведений, научно-исследовательских институтов, экспериментальных баз, инфраструктура и т.д. Огромных бюджетных вложений требует сегодня разработка научного открытия, это деньги, которые государство отрывает у пенсионеров, детских учебных заведений и многих других ради завтрашнего дня, поскольку завтрашнее благополучие неразрывно связано с инвестициями в научно-технический процесс сегодня.
К сожалению, приходится констатировать, что, во-первых, правоохранительные органы не умеют или не хотят пресекать распродажу государственных секретов, которая принимает массовый рыночный характер, во-вторых, должностные лица, стоящие на страже государственной тайны, до конца сами не понимают всей важности возложенных на них ответственности, обязанностей и необходимости соблюдения всех защитных мер (отсутствие классификатора, методик расчета ущерба, причиненного преступными посягательствами, что не позволяет оценить тяжесть последствий и надлежаще квалифицировать деяние и т.д.), в-третьих, правовая база, регламентирующая охрану и защиту государственной тайны, не доработана и не соответствует имеющейся нормативной базе: Закону "О государственной тайне" и Указу Президента РФ №1203 "Об утверждении перечня сведений, отнесенных к государственной тайне" от 30 ноября 1995 г. (с изм. и доп. от 24 января 1998 г., 6 июня, 10 сентября 2001 г.)
Так, как следует из п. 3 ст. 4 Федерального закона №5485-1 "О государственной тайне" от 21 июля 1993 г., в редакции Федерального закона "О внесении изменений и дополнений в закон РФ №131-ФЗ "О государственной тайне" от б октября 1997 г., Правительство РФ "устанавливает порядок определения размеров ущерба, наступившего в результате несанкционированного распространения сведений, составляющих государственную тайну, а также ущерба, наносимого собственнику информации в результате ее засекречивания", т.е. определить методики, согласно которым можно рассчитать размер ущерба как, к примеру, крупный, особо крупный и т.д. в зависимости от степени секретности – "особой важности", "совершенно секретно", "секретно", "для служебного пользования".
При знакомстве с материалами одного уголовного дела бросилась в глаза фраза из заключения экспертной комиссии по определению степени секретности документов. Эксперты писали: определить размер ущерба не представляется возможным, поскольку до настоящего времени не существует методики расчета ущерба…
На сегодняшний день отсутствие таких методик приводит к незащищенности государственной тайны. Одним из основных квалифицирующих признаков таких преступлений, как; государственная измена (ст. 275 УК РФ) и шпионаж (ст. 276 УК РФ), является наличие ущерба, определить который на сегодняшний день не представляется возможным из-за нерасторопности чиновников.
Отсутствует четкое законодательное регулирование: что есть государственная измена (ст. 275), а что – разглашение государственной тайны (ст. 283), кто несет ответственность (субъект преступления), направленность умысла, когда вообще отсутствует состав вышеперечисленных преступлений, какой ущерб причинен безопасности и обороноспособности страны.
К сожалению, пока ответ на эти важные вопросы, от которых зависят не только государственные интересы, но и судьбы граждан, решаются по усмотрению или настроению суда, а не четких и однозначных регламентации в законе. Данные обстоятельства позволяют квалифицировать деяния, что называется, "от вольного". А как результат – сомнительная отчетность о раскрытии "громких" преступлений, связанных с государственными секретами, и – вынесение неправосудных приговоров.
Примером может послужить дело Виктора Калядина, который был признан виновным в шпионаже, В обосновании его вины суд сослался на экспертные заключения, базирующиеся на Приказе министра Обороны №055. Недавнее решение Верховного Суда от 12 февраля 2002 г., принятое по нашей жалобе в его интересах о признании незаконным и не подлежащим применению Перечня сведений, подлежащих засекречиванию в Вооруженных Силах Российской Федерации от 10 августа 1996 г., утвержденного Приказом №055 министра Обороны РФ, Приказ был признан незаконным и не действующим с момента вступления решения в законную силу.
7 мая 2002 г. кассационная коллегия Верховного Суда РФ отменила решение и констатировала сомнительность правомерности применения данного ненормативного документа, разработанного для внутреннего пользования, в уголовном судопроизводстве. Абсолютно четко обозначилась позиция оппонентов Министерства Обороны РФ и Главной Военной прокуратуры: "Если рассматривать приказ №055 как внутриведомственный акт, он не должен и не может распространяться на гражданских лиц, и они не могут нести никакой ответственности, согласно данному приказу, поскольку не являются его субъектами и не могут быть с ним знакомы". Суд признал Перечень ведомственным, ненормативным актом, предназначенным для внутреннего применения.
Парадоксальная ситуация. Закон РФ №5485-1 "О государственной тайне" от 21 июля 1993 г. гласит, что: "Органами государственной власти, руководители которых наделены полномочиями по отнесению сведений к государственной тайне, в соответствии с Перечнем сведений, отнесенных к государственной тайне, утвержденным Указом Президента №1203 от 30 ноября 1995 г. разрабатываются развернутые перечни сведений, подлежащих засекречиванию. В эти перечни включаются сведения, полномочиями по распоряжению которыми наделены указанные органы, и устанавливается степень их секретности. В рамках целевых программ по разработке и модернизации вооружения и военной техники, опытно-конструкторских и научно-исследовательских работ по решению заказчиков указанных образцов и работ могут разрабатываться отдельные перечни сведений, подлежащих засекречиванию. Эти перечни утверждаются соответствующими руководителями органов государственной власти. Целесообразность засекречивания таких перечней определяется их содержанием" (ст. 10).
И закон, и перечень носят общий характер сведений, и определить, какой объект является секретным, а какой нет, можно лишь при наличии развернутого перечня, который, как выяснилось, носит межведомственный характер и не подлежит государственной регистрации и опубликованию. Таким образом, рядовой гражданин, не знакомый с перечнями министерств, ведомств и других субъектов, наделенных правом засекречивания сведений, не в состоянии определить, что есть секрет, а что нет.
Феноменальная вещь: мелкая кража мешка картошки или мелочи из кармана уголовным законодательством более урегулированы, чем противоправная продажа государственной тайны стоимостью в миллионы долларов. Огромный аппарат чиновников Вооруженных Сил не в состоянии урегулировать вопросы защиты государственной тайны. Итог неутешителен. Не затрагивая вопроса о виновности или невиновности Виктора Калядина, который, кстати, не являлся носителем государственных секретов, нельзя ни обратить внимания на это дело как на яркий прецедент дела о шпионаже и рассмотреть данный вопрос в свете целей и задач, стоящих перед уголовным процессом.
Уголовная политика правового, демократического государства России провозгласила, что целями уголовного наказания являются восстановление социальной справедливости, исправление осужденного и предупреждение совершения новых преступлений (ч. 2 ст. 43 УК РФ). Достигнуты ли в нашем случае те цели уголовного наказания, которые поставлены государством перед судом?
Социальная справедливость в обществе заключается в том, что граждане убеждаются, что государственные органы способны обеспечить наказание преступника, и наказывают его в строгом соответствии с законом с целью предотвращения дальнейших, возможных аналогичных преступлений. Однако в нашем случае они не достигнуты. Истинные виновные – секретоносители, субъекты преступления – не пострадали, шпионы совершенно спокойно, ничего не опасаясь, живут и работают по профилю, в том числе и в Москве. Правоохранительная система в связи с правовой неурегулированностью пока не может расставить препоны для предотвращения утечки государственной тайны и государственных секретов, не может достичь поставленных перед ней государством целей и задач. Не устранена первопричина, зародыш, вероятность совершения очередных преступлений, связанных с государственными секретами. Безнаказанность истинных виновных является благодатной почвой для совершения преступлений такого рода вновь и вновь, и подобные прецеденты создают питательную среду для широкой, повсеместной распродажи государственной тайны.
Создается впечатление, что можно безнаказанно продать все, что продается, и пошел за рубеж по заниженной стоимости наш стратегический запас цветных металлов, особо ловкие носители секретов за рубежом стали патентовать открытия, разработанные в структурах военно-промышленного комплекса. Например, некто В. Авражков получил два патента в США на изобретение "прямоточные воздушно-реактивные двигатели для полетов со сверхзвуковыми скоростями". Перечисления можно продолжать.
Нам, гражданам страны, не безразлично, есть в России государственная тайна или нет, как она охраняется и почему существует возможность ее утечки. Беда в том, что министерства и ведомства не в состоянии, во-первых, разработать и реализовать нормативную базу, которая надлежащим образом регулировала и защищала бы в соответствии с Законом РФ "О государственной тайне" их деятельность по защите государственных секретов, во-вторых, нежелание и неумение соблюдать требования далеких от совершенства, но существующих федеральных законов. Как результат, огромные затраты бюджетных средств, средств граждан – налогоплательщиков, на содержание аппаратов министерств и ведомств, не реализующих свое непосредственное назначение, однако ответственность за это несут не чиновники, а простые граждане. Это одна сторона. Другая – то, что оборонная промышленность ежегодно поглощает большую часть бюджетных средств на огромные наукоемкие и капиталоемкие вложения в оборону, научно-технический и экономический потенциал за счет пенсионеров, учителей, врачей и т.д. Оправданно ли это, если внутриведомственные структуры не в состоянии охранять российские секреты.