О процентах за пользование чужими денежными средствами Современное право, 2002, № 4 - Международная Юридическая фирма «Трунов, Айвар и партнеры»
«ТРУНОВ, АЙВАР И ПАРТНЁРЫ»

Международная Юридическая фирма, основана в 2001 году

О процентах за пользование чужими денежными средствами Современное право, 2002, № 4

И. Трунов, доктор юридических наук, кандидат экономических наук, профессор МГОУ,
Л. Трунова, кандидат юридических наук, Почетный адвокат России
Опубликовано: Современное право, 2002, № 4. С. 7-9.

Гражданский кодекс РФ (далее – ГК РФ, Кодекс) закрепляет обязательственное право как одну из основных разновидностей гражданских правоотношений. Пункт 1 ст. 307 Кодекса гласит: "В силу обязательства одно лицо (должник) обязано совершить в пользу другого лица (кредитора) определенное действие, как-то: передать имущество, выполнить работу, уплатить деньги и т.п., либо воздержаться от определенного действия, а кредитор имеет право требовать от должника исполнения его обязанности". Эта простейшая модель обязательственных правоотношений в гражданском обороте может принимать такие различные формы, как купля-продажа, подряд, аренда и другие отношения, которые влекут за собой обязательства уплаты денег, передачи имущества, выполнения работ и т. п. Как правило, такие обязательства фиксируются договором, в котором устанавливаются условия их выполнения: обязанности, ответственность и пр. Однако нередки случаи, когда обязательства не выполняются или выполняются сторонами ненадлежащим образом (к примеру, по договору купли-продажи одна из сторон не оплачивает вовремя товар, по договору кредитования заемщик не выполняет обязательства возврата денежных средств и процентов, по договору оказания услуг одна из сторон уклоняется от оговоренного выполнения обязательств). Подобных случаев в гражданском обороте встречается много, и, чтобы защитить "добросовестную" сторону, Кодексом предусмотрен ряд мер, направленных на принуждение должника к исполнению гражданско-правовых обязательств, в частности:
 неустойка (штраф, пеня) (статьи 330-333);
 залог (статьи 334-358);
 удержание имущества должника (статьи 359-360);
 задаток (статьи 361-367);
 банковская гарантия (статьи 368-379);
 поручительство (статьи 380-381).
Кроме этого Кодекс предусматривает иные меры, направленные либо на обеспечение исполнения обязательств, либо на компенсацию имущественных потерь, понесенных потерпевшей стороной (гл. 25 "Ответственность за нарушение обязательств").
С введением в действие части первой ГК РФ в нашем законодательстве появилось универсальное средство защиты интересов кредиторов по денежным обязательствам: возможность взыскания процентов за пользование чужими денежными средствами (ст. 395). Речь идет о годовых процентах, подлежащих уплате кредитору по денежному обязательству, исполнение которого просрочено из-за неправомерного удержания средств кредитора, уклонения от их возврата, иной просрочки в их уплате либо неосновательного получения или сбережения за счет другого лица.
Размер процентов определяется исходя из учетной ставки банковского процента (п. 1 ст. 395 ГК РФ) на день предъявления иска или вынесения судом решения, если иное прямо не установлено законом или соглашением сторон.
Как справедливо заметил в своей публикации "Ответственность за неправомерное пользование чужими деньгами" В. Савельев[1], с принятием ГК РФ статья 395, с одной стороны, получила широкое практическое применение, а с другой – стала предметом многочисленных дискуссий среди юристов. Об актуальности и важности этого вопроса говорили многие специалисты.
Проблеме применения положений ГК РФ о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами было посвящено Постановление Пленума Верховного суда РФ и Пленума Высшего арбитражного суда РФ от 08.10.98 г. № 13/14 (в ред. от 04.12.2000 г.; далее – Постановление № 13/14), в котором, с целью обеспечения правильного и единообразного применения норм ст. 395 ГК РФ, даны подробные разъяснения по этому поводу. Как правило, проценты за пользование чужими денежными средствами взыскиваются наряду с неустойкой, предусмотренной законом и договором, однако лишь после исполнения основного денежного обязательства.
Ранее за пользование чужими денежными средствами взималось 3 или 5%, но в условиях инфляции процент стал "плавающим", т. е. зависящим от ставки рефинансирования. Согласно п. 51 Постановления Пленума ВС РФ и Пленума ВАС РФ от 01.07.96 г. № 6/8 размер процентов определяется учетной ставкой банковского процента (ставкой рефинансирования), если иное прямо не предусмотрено договором (п. 1 ст. 809 ГК РФ).
Плата за пользование чужими денежными средствами должна взиматься за фактическое их использование независимо от того, происходит ли оно на законных (договорных) основаниях, или является результатом неправомерных действий должника. Проценты же взыскиваются независимо от вины должника в размере, предусмотренном законом или договором, а при отсутствии таких правил – в размере, установленном п. 1 ст. 395 ГК РФ. То есть при просрочке денежного обязательства должник обязан заплатить проценты за все время пользования чужими денежными средствами исходя из учетной ставки банковского процента на день исполнения денежного обязательства.
Если по соглашению сторон или в силу решения суда обязанность исполнить обязательство в натуре (передать вещь, произвести работы, оказать услуги) заменяется обязанностью должника уплатить определенную сумму, то с истечением срока уплаты суммы, определенного законом или соглашением сторон, на сумму долга начисляются проценты (п. 25 Постановления № 13/14).
Приведем пример. Решением суда в пользу П. с общества с ограниченной ответственностью взыскана стоимость доли в имуществе этого общества, в том числе проценты за несвоевременное исполнение денежного обязательства по выплате стоимости доли.
Президиум областного суда, отменяя это решение и направляя дело на новое рассмотрение, указал, что применение ст. 395 ГК РФ, регулирующей ответственность за неисполнение денежного обязательства, к правоотношению, связанному с взысканием доли в имуществе общества в стоимостном выражении, недопустимо и П. имеет право на получение своей доли из имущества общества без начисления процентов. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда РФ признала этот вывод неправильным.
Согласно учредительному договору общества, при выходе из него участника ему выплачивается стоимость части имущества общества, пропорциональная его доле в уставном капитале. Истица в 1994 г. вышла из состава учредителей общества, однако стоимость причитающейся доли в имуществе до 1997 г. ей выплачена не была.
Вновь обратимся к статье В. Савельева, который констатирует сложность определения момента возникновения денежного обязательства, наступающего вследствие причинения вреда. С его точки зрения, возникновение денежного обязательства необходимо связывать с предъявлением потерпевшей стороной требований о возмещении убытков в денежной форме.
К этому мнению стоит прислушаться. Фактическое появление денежного обязательства необходимо устанавливать не с момента вступления решения суда в законную силу, а с момента предъявления требования, будь то претензия, предъявленная непосредственно должнику, либо требование, направленное прямо в суд. Придя к выводу о необходимости удовлетворения требований истца, суд делает вывод и об их законности; само же требование возникает намного раньше, нежели момент вынесения судом решения.
Однако п. 23 Постановления № 13/14 указывает, что вступление решения суда в законную силу – это момент возникновения денежного обязательства. Как верно подчеркивает В. Савельев, с данным положением можно согласиться только в случае, когда суд своим решением устанавливает новую обязанность, подлежащую возмещению в денежном выражении, а не уже существующую.
Денежные средства могут быть представлены не только банкнотами, но и товарами, услугами, соответственно, ненадлежащее исполнение любого гражданско-правового обязательства должно повлечь экономические санкции, в том числе и связанные со взысканием процентов за неправомерное пользование чужими денежными средствами.
Приведем еще пример. С. обратился в суд с иском к ЗАО "А-С" о компенсации материального вреда, причиненного в результате исполнения договора по оказанию услуг. По вине ответчика в процессе осуществления работы было утрачено принадлежащее истцу имущество. Решением суда иск был удовлетворен: взыскана сумма компенсации материального вреда. С момента предъявления требования до момента вынесения решения суда минуло 17 месяцев. Решение суда было исполнено службой судебных приставов еще через 2,5 месяца.
Возникает главный вопрос: имеет ли право истец на взыскание процентов за пользование (здесь – утрату) его денежными средствами (имуществом)?
Поскольку период, за который начисляются проценты, определяется с момента наступления обязательства и заканчивается днем уплаты суммы долга, истец имеет право на взыскание. Срок пользования его денежными средствами составил 19,5 месяца, и именно за этот период должны быть начислены проценты. Для расчета их за один день просрочки существует формула: денежная сумма, на которую начисляются проценты (сумма основного долга), умножается на учетную ставку банковского процента, делится на 100 и на количество дней в году (принято 360).

[1] Российская юстиция. 1999. № 7.