Защитительное заключение как один из элементов завершения предварительного расследования в свете судебной реформы Право и политика, 2001. № 12 - Международная Юридическая фирма «Трунов, Айвар и партнеры»
«ТРУНОВ, АЙВАР И ПАРТНЁРЫ»

Международная Юридическая фирма, основана в 2001 году

Защитительное заключение как один из элементов завершения предварительного расследования в свете судебной реформы Право и политика, 2001. № 12

К сожалению, материал недоступен

И. Л. Трунов
Опубликовано: Право и политика, 2001. № 12. С. 47-50.
"История свободы – это история процессуальных гарантий"[1].

Монтескье полагал, что правила уголовного судопроизводства, интересуют род людской больше всего на свете. Реалии сегодняшнего дня отчасти подтверждают это высказывание: после войн и революционных переворотов уголовный процесс – острейшее орудие политической борьбы. Россия вступает в период истории, в котором основой жизни общества и государства становится право, что является одной из самых существенных черт нашей действительности.
Категорический императив, звучащий в Конституции, – права государства не могут быть выше прав человека, а само оно не свободно от обязанностей перед личностью. Государство существует для человека.
Правосудие в Российской Федерации осуществляется только судом (ч. 1 ст. 118 Конституции России), а судопроизводство – на основе состязательности и равноправия сторон (ч. 3 ст. 123). При этом суд не выполняет функций ни защиты, ни обвинения, а выступает как орган правосудия[2]. Применительно к уголовному процессу состязательность состоит в споре, полемике сторон обвинения и защиты, что и способствует установлению истины по делу. Функции обвинения и защиты разделены между собой, отделены от судебной деятельности и выполняются сторонами, пользующимися равными процессуальными правами, для отстаивания своих интересов, а суд занимает руководящее положение в процессе, сохраняя объективность и беспристрастность, создает необходимые условия для всестороннего, полного и объективного исследования обстоятельств дела и разрешает само это дело (выносит по делу приговор)[3]. Уголовный процесс, построенный на основе состязательности, содержит необходимые гарантии установления истины по делу; предупреждает односторонний характер расследования обстоятельств дела; усиливает доверие участников процесса к суду. В силу этого законодательное закрепление принципа состязательности в уголовном процессе России и его четкая регламентация имеют важное практическое значение.
Конституционный Суд РФ, состоящий из лучших юристов-профессионалов, находясь в тесных рамках правового поля, восполняет пробелы и устраняет несоответствия норм права Конституции РФ, что расценивается некоторыми учеными-юристами как не свойственная Конституционному Суду правотворческая деятельность. Вопрос о том, являются ли постановления Конституционного Суда Российской Федерации источниками уголовно-процессуального права, в настоящее время дискутируется. Практика Конституционного Суда РФ позволяет отметить его позитивный вклад, ориентирующий практиков на прямое применение Конституции РФ.
Среди таких решений представляется верной и очень важной для сегодняшнего дня позиция Конституционного Суда по проблеме состязательности в уголовном процессе. Реформаторские по своей сути для уголовного процесса постановления от 28 октября 1996 г. (по делу о проверке конституционности ст. 418 УПК РСФСР); 20 апреля 1999 г. (п. 1 и 3 ч. 1 ст. 232, ч. 4 ст. 248 и ч. 1 ст. 258 УПК РСФСР); от 14 января 2000 г. (полномочия суда по возбуждению уголовного дела); от 14 февраля 2000 г. (ч. 3, 4 и 5 ст. 377 УПК РСФСР)[4]. Конституционный Суд последовательно расширял принятый Концепцией судебной реформы в Российской Федерации принцип состязательности в уголовном процессе. Наконец, в Постановлении №2-П от 14 февраля 2000 г. (по делу о проверке конституционности ч. 3, 4, 5, ст. 377 УПК РСФСР) Конституционный Суд сделал вывод: Принципы состязательности и равноправия сторон распространяются на все стадии уголовного судопроизводства… Это означает, что на разных стадиях уголовного процесса, в том числе в надзорной инстанции, прокурор и обвиняемый (осужденный, оправданный) должны обладать соответственно равными процессуальными правами[5]. "Очевидно, что участие граждан в уголовном процессе – крупномасштабное социальное явление"[6]. В принятом во втором чтении проекте Уголовно-процессуального кодекса РФ содержится новшество, закладывающее принцип состязательности с самого начала расследования уголовных дел. Статья проекта 82 (ч. 3) "Собирание доказательств" гласит: "Защитник, допущенный в установленном настоящим Кодексом порядке к участию в деле, вправе собирать и представлять предметы, документы и сведения, необходимые для оказания юридической помощи, в том числе опрашивать частных лиц, а также запрашивать справки, характеристики, и иные документы из различных организаций, их объединений, которые обязаны в установленном порядке выдавать эти документы или их копии; запрашивать с согласия подзащитного мнение специалистов для разъяснения возникающих в связи с оказанием юридической помощи вопросов, требующих специальных познаний".
Предварительное расследование завершается составлением важного процессуального документа – обвинительного заключения, излагающего и обосновывающего окончательное решение обвинения о формулировке обвинения привлекаемых к уголовной ответственности и необходимости направления дела в суд. Обвинительное заключение как итоговый документ предварительного расследования определяет пределы судебного разбирательства, дает общее направление деятельности государственного обвинителя в суде[7].
Для адвоката, выполняющего свой профессиональный долг, осуществление защиты по уголовным делам есть цель и смысл его участия в состязательном процессе, где обвинению, вооруженному юридическими знаниями и опытом, должна противостоять такая же защита[8]. По нашему мнению, необходимо в новый Уголовно-процессуальный кодекс ввести норму о наделении защитников правом и обязанностью составлять защитительное заключение и представлять его в суд с обязательной процедурой вручения заинтересованным сторонам и публичного оглашения в начале судебного следствия, имеющее справочное значение для суда наравне и в порядке, предусмотренным для обвинительного заключения. Защитительное заключение позволяло бы выработать систематизированную позицию защитника, обосновывало бы соответствие выводов фактическим материалам дела, подтвержденным собранными, помимо стороны обвинения, собственными доказательствами, полученными в соответствии со ст. 82 проекта УПК РФ, осуществляя официальную защиту по делу. Защитительное заключение должно обладать рядом обязательных правовых свойств, таких, как обоснованность, мотивированность, четкость, последовательность, логичность, краткость, конкретность, определенность. Вопрос об использовании доказательств в предполагаемом защитительном заключении имеет важное теоретическое и практическое значение.
Защитительное заключение должно состоять из вводной, описательной, характеризующей подзащитного, резолютивной частей, а также приложения.
Во вводной части адвокат указывает фамилию, имя, отчество подзащитного, в отношении которого составляется защитительное заключение, с указанием уголовного закона (статья, часть, пункт) по которому, по мнению защиты, следует квалифицировать деяние.
Описательная часть начинается с наименования документа и номера уголовного дела, по которому он составлен. Мы считаем, что в описательной части заключения после изложения фактов, послуживших основанием для возбуждения уголовного дела, и изложения установленных или не установленных обстоятельств, описывающих сущность дела, должны быть четко очерчены доказательства, подтверждающие позицию (версию), занятую защитой.
В первую очередь анализируются и приводятся доказательства, собранные обвинением, показания потерпевшего, свидетелей, данные протоколов осмотра места происшествия, обыска, выемки, заключений экспертов, и только после них приводятся доказательства, собранные защитой.
Информация о характеристике личности подзащитного: участие в боевых действиях по защите Родины, наличие государственных наград, почетных званий, ранений, сведения о состоянии здоровья, место работы и характеристики с места работы или причины не занятости трудом, преклонный возраст, наличие на иждивении несовершеннолетних, престарелых и нетрудоспособных, добровольный отказ от доведения преступления до конца и другие обстоятельства, имеющие существенное значение для вынесения справедливого решения по делу и смягчающие ответственность личности, эти сведения включены в самостоятельную часть защитительного заключения.
Фактические данные – синоним информации, содержащейся в протоколах следственных действий. При этом не вся информация, зафиксированная в протоколе следственного действия или в документе, используется для доказывания в защитительном заключении, а только та ее часть, оперируя которой, адвокат обосновывает свои утверждения. Заключения эксперта также не приводятся в полном объеме – используются только его выводы. Систему доводов и аргументов, обосновывающих установление фактических обстоятельств и всех правовых выводов, со ссылкой на тома и листы материалов уголовного дела с приложением собранных в соответствии с Уголовно-процессуальным кодексом собственных материалов и доказательств и ходатайства о вызове дополнительных свидетелей и приобщении к материалам дела доказательств, собранных защитой. Высказывается аргументированное мнение по поводу избранной меры пресечения.
Резолютивная часть с конкретными предложениями защиты по делу должна соответствовать ее содержанию. По сути, она представляет собой краткое описание, основанное на фактических обстоятельствах, версии защиты по данному делу применительно к диспозиции соответствующей статьи Особенной части Уголовного кодекса и неразрывно связанную с этим квалификацию преступления, если таковое, по мнению защиты, имело место. Она содержит также исследования характеризующего обвиняемого материала, прилагаемого к защитительному заключению, имеющего существенное значение для справедливого разрешения уголовного дела. Защитительное заключение завершается подписью защитника (адвоката), указанием даты и места его составления.
К защитительному заключению адвокат прилагает список материалов, собранных защитой, ходатайство о приобщении которых к материалам дела содержится в описательной части заключения, документы, характеризующие личность обвиняемого и список лиц, подлежащих, как полагает защита, вызову в судебное заседание для установления истины по делу. Данные о вызываемых свидетелях располагаются в такой последовательности, которая соответствует описательной части защитительного заключения.
Адвокат составляет защитительное заключение после ознакомления с утвержденным прокурором обвинительным заключением.
Возможное усложнение процессуальной формы не должно рассматриваться как препятствие к установлению истины по делу. Прав был Монтескье, говоря о значении процессуальной формы, он отмечал: "Формализма оказывается слишком много для стороны, действующей не добросовестно, потому что ее стесняет, и наоборот, его слишком мало для честного человека, которого он защищает; его сложность, а также порождаемая им медленность и издержки представляются ценой, которой каждый покупает свою свободу и обеспечивает свое добро"[9].
Позиция защиты в ходе судебного разбирательства может быть изменена, защитник на суде процессуально самостоятелен и оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, руководствуясь законом, своим правосознанием; он не связан с позицией, занятой в защитительном заключении.
Защитительное заключение снимет с обвинения не свойственные ему функции, например сбор доказательств, смягчающих ответственность обвиняемого. Разработчики нового Уголовно-процессуального кодекса с трибуны государственного Парламента России заявили: "Прокурор отвечает за качество уголовного обвинения и преследования за уголовное преступление. Следователь отвечает за качество расследования, да, он остается на стороне обвинения, мы это не отрицаем, это так и записали"[10]. Защитительное заключение существенно облегчит суду анализ уголовного дела, обеспечит реальную состязательность сторон, равенство их прав получит конкретное процессуальное воплощение. Помимо предоставления прав составление защитительного заключения дисциплинировало бы защитников, помогало бы им тщательнее изучать материалы дела и вырабатывать четкую позицию.
Проблемы эффективности предварительного расследования всегда были в центре внимания ученых и практиков. Авторы Концепции судебной реформы пишут: "Уже на первом этапе реформы судебный контроль заменит прокурорский надзор за расследованием, при этом за прокурором сохраняется функция процессуального руководства следствием. Постоянно суд будет все в более полном объеме выполнять функции рассмотрения и разрешения всех вопросов, которые обвинение и защита будут перед ним ставить при проведении расследования"[10].
На стадии решения вопроса о назначении судебного разбирательства и подготовительных действий к заседанию гл. 33 проекта УПК РФ наличие защитительного заключения придало судебному процессу реальную состязательность, облегчило суду всесторонне проанализировать вопросы, подлежащие выяснению по поступившему в суд делу. В случаях проведения обязательного предварительного слушания с участием сторон (ст. 270 проекта УПК, РФ) и решая вопрос о допустимости доказательств, о разрешении ходатайств (в том числе вопрос о мере пресечения в отношении лица, обвиняемого по делу, возвращения дела для производства дополнительного расследования и т.д.), заявлений, решение вопроса об истребовании или приобщении других доказательств, суд имел бы аргументированную полную картину с указанием на материалы дела или приложением необходимых документов, что существенно облегчило бы принятие решения, позволило бы оценить значение этих материалов для дела и соответственно удовлетворения или отказа в ходатайстве.
Обеспечение права на защиту и приведение процессуальных норм, регулирующих это обеспечение в соответствии с принципами международного права, закрепленными в Конституции, заявленными в Концепции судебной реформы России, а также лучшими историческими традициями российского дореволюционного права, имеют значительный потенциал для совершенствования и могут быть реализованы в ходе проведения судебной реформы.

[1] Wiliams G. One Man’s Freedom. N.Y. 1962. P. 145.
[2] Комментарий к Конституции Российской Федерации / Под ред. Л.А. Окунькова. М., 1996. С. 535.
[3] См.: Алексеев Н.С., Даев В.Г., Кокорев Л.Д. Очерк развития науки советского уголовного процесса. Воронеж, 1980. С. 40.
[4] Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР с приложениями / Сост. Н.М. Кипнис. М., 2000. С. 300, 425, 447, 458.
[5] Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР с приложениями. С.462.
[6] Петрухин И.Л. Указ. соч. С. 87.
[7] Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу РСФСР / Под ред. В.И. Радченко. М., 2000. С. 365.
[8] Познышев С.В. Элементарный учебник русского уголовного процесса. М., 1913. С. 77.
[9] Цит. по: Случевский Вл, Учебник русского уголовного процесса. СПб., 1913. С. 297.
[10] Выступление Е.Б. Мизулиной на парламентских слушаниях по УПК РФ 16 апреля 2001 г.
[11] Концепция судебной реформы в Российской Федерации / Сост. С.А. Пашин, М., 1992. С. 67.