Защита прав граждан в суде присяжных Юрист, 2001, № 12 - Международная Юридическая фирма «Трунов, Айвар и партнеры»
«ТРУНОВ, АЙВАР И ПАРТНЁРЫ»

Международная Юридическая фирма, основана в 2001 году

Защита прав граждан в суде присяжных Юрист, 2001, № 12

К сожалению, материал недоступен

Трунов И.Л., член Межтерриториальной коллегии адвокатов, профессор МГОУ
Опубликовано: Юрист, 2001, № 12. С. 51-52.

В начале 90-х годов российское общество вступило на путь строительства демократического правового государства. Значительные изменения, происшедшие в общественно-политической, социальной, экономической сферах деятельности общества, обусловили необходимость судебной реформы. В качестве одного из важных направлений судебной реформы является признание права обвиняемого на рассмотрение его дела судом с участием присяжных заседателей в случаях, предусмотренных законом. Эта форма с ее четкими процессуальными принципами состязательности, допустимости доказательств, равенства прав сторон потребовала новый подход к уголовному процессу следователей, судей, адвокатов. Закон РСФСР о дополнениях и изменениях от 16.07.1993 г. к Закону РСФСР "О судоустройстве РСФСР", регламентирующий производство в суде присяжных, внес незначительные изменения в порядок работы органов следствия. Шесть статей, определяющих лишь особенности окончания предварительного следствия. Практика показывает, присяжные более склонны к гуманности. В основном высокий процент оправдательных приговоров – результат жестких требований к тем доказательствам, которые могут рассматриваться в суде присяжных. С учетом подсудности суду присяжных категории особо тяжких преступлений ст. 421 УПК приобретает силу правила формальной логики теории доказательств – "чем более тяжкое обвинение, тем сильнее и убедительнее должны быть доказательства". Доказательства – процессуально оформленные, полученные законным образом; сообщения, документы и другие факты, относимые к предмету доказывания, которые правомерно использовать в судопроизводстве для установления фактов, учитываемых при вынесении процессуальных решений, особенно приговоров. Как писал Л.Е. Владимиров в книге "Учение об уголовных доказательствах", вопрос не в том, как подействует доказательство на умы особенные, а в том, какое впечатление произведет на лиц, из которых состоит большинство образованных людей. Закон обязывает председательствующего судью исключать из судебного разбирательства любое доказательство, полученное с нарушением закона (статья 433 УПК РСФСР). Также часть 3 ст. 435 указывает, если по каким-либо причинам исследование доказательства, полученного с нарушением закона, состоялось, председательствующий судья обязан признать доказательство не имеющим юридической силы, а состоявшееся его исследование недействительным. Глубокое знание института допустимости доказательств и тщательное изучение материалов дела – залог успеха работы защиты. В суде присяжных даже рецидивист может выглядеть как человек, случайно оступившийся. Не работает старая поговорка: ранее судимому трудно доказывать свою невиновность. Нет того психологического давления на личность обвиняемого. Различия в тактике и стратегии зависят от целей, преследуемых защитой.
Чем выше качество предварительного следствия и работа прокурора, тем более "оборонительной" будет стратегия защиты. Постараться переквалифицировать обвинение на более легкое, подвергнуть сомнению позицию обвинения, добиться от присяжных рекомендации снисхождения, оставить за собой основания для кассационной жалобы – приносить возражения против представления доказательств, где есть сомнения в законности методов сбора, при недопустимом поведении прокурора и судьи (когда напутственное слово тенденциозно). У адвоката есть возможность убедить присяжных заседателей счесть доказанным факт совершения обвиняемым преступления, и в то же время на третий, главный вопрос ответить "не виновен". Всем известны подобные примеры из юридической классики.
В условиях судопроизводства в составе трех профессиональных судей или судьи и народных заседателей судебное следствие идет на узко профессиональном юридическом языке, где нет места для особого проявления ораторского искусства, как правило, судьи и прокурор не подвержены эмоционально чувственному воздействию. Другое дело "суд равных", "судьи факта", т.е. присяжные заседатели, где, как отмечал П. Сергеич, – судебная речь, литература на лету, и чтобы хорошо говорить – надо знать хорошо предмет, знать язык с его богатством, гибкостью и своеобразием, чтобы не искать слов и оборотов для выражения мысли, и, наконец, надо быть искренним. Между тем одно из главных мест занимает темперамент. Как отмечал Ф. Ницше, наиболее вразумительным в языке является не слово, а тон, сила, модуляция, темп, с которым проговаривается ряд слов. Короче, музыка за словами, страсть за этой музыкой, личность за этой страстью. Говоря конкретнее, возможность манипуляции, т.е. воздействие на неявное знание и способность создавать образы в сознании, влияющие на чувства, мнения, поведение.
Искусство манипуляции в том, чтобы пустить процесс воображения по нужному руслу, и добавление даже простейших художественно-зрительных образов резко снижает порог усилий для восприятия, и так, чтобы не заметно было скрытое воздействие. Основатель психологии масс Постав Лебон в своей книге "Психология народов и масс" в главе о присяжных и уголовных судах отмечал: к величайшему удивлению специалистов, статистика показала, что, каков бы ни был состав присяжных, решения их бывают всегда тождественны. Ум не играет почти никакой роли в решениях совещательного собрания, касающихся общих, а не узко профессиональных вопросов. Суждения, собрания каменщиков и бакалейщиков мало отличаются от суждений ученых и писателей, когда они обсуждают общие вопросы. Присяжные, как и толпа, легко подчиняются влиянию чувств и очень мало – влиянию рассуждения. Имя, состояние, репутация, защита знаменитым адвокатом, и вообще то, что отличает, составляют для обвиняемых очень выгодные условия.
Постановки защитой вопросов, подлежащих разрешению присяжных. Анализ статей УПК по данной теме (in. 435, 449, 450, 455, 456) свидетельствует об их несогласованной двусмысленности в вопросах правил формирования вопросного листа. 13 п. 18 постановления Пленуму Верховного Суда РФ от 20. 12. 1994 г. №9 "О некоторых вопросах применения судами уголовно-процессуальных норм, регламентирующих производство в суде присяжных" разъясняется, что присяжные не должны отвечать на вопросы, сформулированные языком Уголовного кодекса или его официальных толкований, даже если они вполне понятны обычному человеку. В безнадежном деле можно выдержать паузу в надежде, что председательствующий допустит ошибки в вопросном листе, в перспективном деле адвокат должен тщательно готовить собственные вопросы для присяжных, ссылаясь на "голые факты", показывая также присяжным суть позиции защиты. На председательствующего судью законом (ст. 450 УПК РСФСР) возложена обязанность окончательного формирования вопросного листа, и он не вправе отказать – защите в постановке вопроса, влекущего для подсудимого менее строгое наказание. Нарушение этого требования влечет отмену приговора.
В заключение следует отметить, что процесс перемен в деле строгого соблюдения процессуальных норм, совершенством имя принципов состязательности, равенства сторон, объективности идет непрерывно. Результаты за восьмилетнюю деятельность суда присяжных и целом серьезные и положительные, по необходимость совершенствования профессионализма органов следствия, защиты, обвинения, суда все так же остается.