Судебная практика и проблемы законодательного регулирования компенсации вреда, причиненного незаконными действиями правоохранительных органов Современное право, № 10, 2001 - Международная Юридическая фирма «Трунов, Айвар и партнеры»
«ТРУНОВ, АЙВАР И ПАРТНЁРЫ»

Международная Юридическая фирма, основана в 2001 году

Судебная практика и проблемы законодательного регулирования компенсации вреда, причиненного незаконными действиями правоохранительных органов Современное право, № 10, 2001

К сожалению, материал недоступен

Трунов И.Л.
Опубликовано: Современное право, № 10, 2001

Аркадьевским районным судом Самарской области 4 мая 1987 г. гражданка Нечаева была осуждена по ч. 1 ст. 170, ст. 175, ч. 1 ст. 96, ч. 2 ст. 156, ч. 2 ст. 156-3 УК РСФСР, с применением ст. 46-1 УК РСФСР к 3 годам лишения свободы с отсрочкой на 2 года. Применена была также ст. 29 УК РСФСР, в соответствии с которой Нечаева лишена на 2 года права занимать должности, связанные с материальными ценностями в торговле и в общественном питании. Судебной коллегией Верховного Суда РСФСР 19 ноября 1991 г. дело в отношении Нечаевой прекращено. 18 февраля 1992 г. Нечаева обратилась в суд с заявлением о возмещении ущерба, причиненного ей в связи с незаконным осуждением. При рассмотрении заявления Нечаевой и решении вопроса о возмещении ущерба Верховный Суд РФ разъяснил, что возмещению подлежат не только ущерб, причиненный потерей заработка и других трудовых доходов в связи с незаконным привлечением к уголовной ответственности (в том числе за время со дня провозглашения оправдательного приговора и до вступления его в законную силу), но и ущерб, причиненный за время, в течение которого гражданин принимал меры к восстановлению его нарушенных трудовых прав[1].
Томским областным судом 9 июня 1992 г. гражданин Матвеев был осужден по ст. 175 УК РСФСР к одному году исправительных работ. Судебной коллегией Верховного Суда РФ 14 февраля 1996 г. приговор Томского областного суда был отменен, а производство по делу прекращено за отсутствием в действиях Матвеева состава преступления. В связи с этим Матвеев обратился в Томский областной суд с заявлением о возмещении ущерба, причиненного ему в результате незаконного заключения под стражу и осуждения. Матвеев являлся собственником малого предприятия и председателем правления акционерного общества, то есть получал прибыль от коммерческой деятельности и вознаграждения за деятельность в акционерном обществе. При решении вопроса о возмещении вреда и исчислении совокупного дохода суд общей юрисдикции указал, что получаемые Матвеевым вознаграждения не могут быть признаны заработной платой, поскольку председатель правления не может считаться рабочим или служащим. Не учтен судом и доход, не полученный Матвеевым от деятельности малого предприятия. Судебная коллегия Верховного Суда РФ отменила решение Томского областного суда и направила дело на новое рассмотрение, указав на необходимость учесть, что возмещению подлежат не только заработная плата, но и другие трудовые доходы, являющиеся основным источником существования, относящиеся к доходам от деятельности, основанной наличном труде. Коллегия ссылалась на Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 23.12.88 г., в котором разъяснено, что требования о возмещении заработка и других трудовых доходов; штрафов, взысканных во исполнение приговоров суда; судебных издержек; сумм, выплаченных юридической консультации за оказание юридической помощи, и иных сумм, выплаченных в связи с незаконными действиями, надлежит рассматривать в порядке, установленном уголовно-процессуальным законодательством[2].
Статья 53 Конституции РФ гласит: "Каждый имеет право на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц". Эта норма, направленная на защиту граждан, пострадавших от незаконных действий органов государственной власти и их должностных лиц, одновременно способствует укреплению законности в органах государственной власти[3].
Расширенный и более конкретизированный принцип такой ответственности сформулирован в статьях 16, 1069, 1070, 1082 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – ГК РФ). Статья 1070 ГК РФ предусматривает ответственность за вред, причиненный незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда. Все нормы Конституции РФ, гражданского законодательства, уголовно-процессуального законодательства соответствуют реалиям сегодняшнего экономического и политического построения нашего общества. Только есть одно маленькое "но", о котором кроме юристов-профессионалов мало кто знает, – число оправдательных актов нашей уголовной юстиции самое маленькое в мире (около 0,4%). Красивую картину декларативных норм, соответствующих международной практике, портит все, что касается условий и порядка возмещения вреда (ущерба). И оказывается, что этот порядок регулируется Указом Президиума Верховного Совета СССР от 18.05.81 г. "О возмещении ущерба, причиненного гражданину незаконными действиями государственных и общественных организаций, а также должностных лиц" (далее – Указ) и утвержденной этим Указом Инструкцией от 02.03.82 г. "О порядке возмещения ущерба, причиненного гражданину незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда" (далее – Инструкция). В Указе определен состав возмещаемого ущерба как заработка, так и других трудовых доходов. При этом в примечаниях к п. 9 Инструкции указано, что к другим трудовым доходам, являющимся основным источником средств к существованию, относятся доходы от деятельности, основанной исключительно на личном труде. Для 1981 г. это актуально, но никак не подразумевает ту формацию, в которой сегодня живет общество, – рыночные отношения, приватизация основных средств производства, грядущее принятие закона, позволяющего собственность на землю.
Нормативные акты, по которым осуществляется сегодня компенсация вреда, нанесенного незаконными актами уголовной юстиции, относятся ко времени социалистического общества, когда средства производства (активы) находились в исключительной собственности государства, а в личном распоряжении гражданина оставался лишь труд, который был основным и единственным источником получения доходов.
На сегодняшний день все изменилось. Частные лица получили возможность владеть, распоряжаться квартирами, зданиями, магазинами, фабриками, заводами и т. п. и, соответственно, извлекать прибыль от владения ими.
На основании механизма, созданного Указом и Инструкцией, реабилитированному лицу после вынесения соответствующего постановления (определения) о прекращении дела или оправдательного приговора должно быть направлено извещение, в котором разъяснено право на возмещение ущерба и соответствующий порядок возмещения ущерба. После этого реабилитированный гражданин вправе в течение 6 месяцев обратиться для определения размера ущерба в соответствующее вышестоящее следственное подразделение или вышестоящую прокуратуру (при прекращении уголовного дела на стадии предварительного следствия) либо в суд, рассматривавший уголовное дело в первой инстанции, при оправдательном приговоре или соответствующем определении (постановлении) кассационной или надзорной инстанции. Эти органы, затребовав необходимые документы, в месячный срок определяют размер ущерба, о чем выносится соответствующее постановление. Копия постановления в течение 3 суток направляется реабилитированному лицу, которое предъявляет полученный документ в орган федерального казначейства. Норма ст. 58-1 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР обязывает следователя, прокурора и суд разъяснить соответствующие права реабилитированному лицу и принять предусмотренные законом меры к возмещению ущерба.
Практика свидетельствует, что в большинстве случаев соответствующие должностные лица не доводят до сведения реабилитированного даже содержание ст. 58-1 УПК РСФСР. А если отдельные добросовестные судьи, следователи или прокуроры и разъясняют пострадавшим от правосудия смысл вышеприведенной статьи УПК РСФСР, то вряд ли могут разъяснить им запутанную процедуру реализации права на возмещение ущерба, содержащуюся в Инструкции, опубликованной с грифом "для служебного пользования". Соблюдение месячного срока определения размера ущерба с истребованием соответствующих документов нереально. Процедура возмещения вреда протекает в рамках Уголовно-процессуального кодекса РСФСР, уже не соответствующего порядку истребования, сбора, представления, оценки доказательств той или иной суммы компенсации ущерба согласно регулируемым ГК РФ нормам.
А между тем Конституция РФ содержит категоричный императив: "Права государства не могут быть выше прав человека, а само оно не свободно от обязанностей перед личностью. Государство существует для человека".
Хотелось бы поднять вопросы, касающиеся правосознания, правотворчества и право реализации с позиции не только того, что есть, но и того, что должно быть и что будет иметь отдаленные последствия. Современное право – социологическое истолкование правовой реальности, воспроизводящее ее объективное состояние, изменение, развитие, совершенствование, – в основном определяется экономической формацией и испытывает прямое воздействие морали, культуры и политики.
Правоохранительные органы упрекали суды в излишнем либерализме в условиях роста преступности. Уровень доказанности дел в судах стал снижаться, число оправдательных приговоров постепенно убывало. Подавляющее большинство судебных приговоров – обвинительные (99,6%). Снижение числа оправдательных приговоров должно было якобы свидетельствовать об улучшении качества предварительного расследования. В западноевропейских странах суды выносят 12-15% оправдательных приговоров. В дореволюционной России доля оправдательных приговоров колебалась от 25 до 40%. Оправдательный приговор – свидетельство независимости и высокого престижа суда, его стремления не идти на поводу у правоохранительных органов и способности защитить интересы граждан. Оправдательные приговоры свидетельствуют о неблагополучии в деятельности следственных органов, о неполноте и необъективности предварительного расследования, допущенных грубых нарушениях при проведении расследования. Оправдательный приговор – гарантия того, что не будет осужден невиновный, и условие того, что следственным органам в конечном счете удастся обнаружить и изобличить подлинного преступника[4]. В перспективе ожидается рост числа оправдательных приговоров до западноевропейских стандартов, что соответственно увеличит количество исков о компенсации вреда, причиненного незаконными действиями правоохранительных органов.
Переход нашей страны к рыночным условиям ведения хозяйства еще не завершился: продолжаются приватизация государственной собственности, активное формирование фондового рынка и инвестиционные процессы с привлечением средств частных граждан; закон о рыночных отношениях и собственности на землю находится в последней стадии законодательного прохождения. В итоге все большее количество граждан получают прибыль от владения собственностью.
Органы дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда в результате незаконных действий, которые впоследствии называют не иначе как судебно-следственной ошибкой (хотя, на наш взгляд, в большинстве случаев ошибкой являются преступления, порожденные безнаказанностью), лишают гражданина возможности пользоваться своим имуществом, чем причиняют ему реальный ущерб.
Например, гражданин на праве собственности имеет квартиру или автотранспортное средство, которое им сдается в аренду и используется для извлечения дохода. Налагая арест на имущество гражданина, последнего лишают возможности получения доходов, что есть причинение ущерба в виде упущенной выгоды.
В корне устаревшее законодательство, к которому делегирует нас ГК РФ, никак не отражает возмещение такого рода ущерба, хотя по сути п. 1 ст. 1070 ГК РФ вред возмещается независимо от вины должностных лиц, в результате незаконных действий которых он причинен, и в полном объеме. Убытки определяются на момент причинения ущерба.
Законодательство, регламентирующее вопросы возмещения вреда, причиненного незаконными действиями правоохранительных органов, не соответствует ст. 34 Конституции РФ, провозглашающей право каждого "на свободное использование своих способностей и имущества для предпринимательской и иной, не запрещенной законом экономической деятельности", и ст. 35 Конституции РФ, устанавливающей право каждого "иметь имущество в собственности, владеть, пользоваться и распоряжаться им как единолично, так и совместно с другими лицами ".
При этом необходимо иметь в виду, что причиненный вред должен быть реальным, а не предполагаемым.
Например, гражданин сдавал в аренду жилое помещение, принадлежащее ему на праве собственности, и получал от этого вида деятельности реальный доход. В результате незаконных действий правоохранительных органов на помещение был наложен арест, при этом лицо было лишено возможности получения доходов (упущенная выгода), то есть ему был причинен реальный ущерб. В том случае, когда гражданин планировал сдавать в аренду нежилое помещение и получать от этого вида деятельности доход, но договор аренды не был заключен и помещение не использовалось, ущерб является предполагаемым и возмещению не подлежит.
Надо также отметить, что законодательство содержит исчерпывающий перечень незаконных действий органов дознания, следствия, прокуратуры и суда, совершение которых дает право гражданину требовать возмещения вреда; вызывает удивление, почему в указанный перечень не вошли: незаконное задержание (ст. 122 УПК РСФСР), незаконный привод обвиняемого (ст. 147 УПК РСФСР), незаконное производство выемки, обыска, наложения ареста на имущество (статьи 167, 168, 175 УПК РСФСР), полное или частичное уничтожение имущества, бывшего объектом экспертного исследования.
Учеными и практиками высказаны мнения по поводу расширения видов ущерба, подлежащего возмещению: возмещать расходы на лечение, профессиональную переподготовку…
Таким образом, мы полагаем, назрела необходимость пересмотра и приведения законодательства в соответствие с Конституцией РФ, международным законодательством, экономическими реалиями сегодняшнего дня, по вопросам возмещения вреда, причиненного как гражданам, так и юридическим лицам (из Постановления Конституционного суда РФ от 24.10.96 г. № 17-П следует, что действие ст. 53 Конституции РФ в полной мере распространяется на юридические лица) от незаконных действий должностных лиц при исполнении ими служебных обязанностей, в том числе от незаконных действий органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда.

[1] Бюллетень ВС РФ. – 1998. – № 5. С. 13.
[2] Бюллетень ВС РФ. – 1998. – № 2. С. 9-10
[3] См.: Комментарий к Конституции РФ. Под ред. Л.А. Окунькова. -М., 1996.С.228.
[4] См.: Петрухин И. Л. Человек и власть. – М., 1999. С. 225-226.