Суд не должен добывать доказательства (К вопросу о конституционности ч. 4 ст. 276 УПК РСФСР) Российская юстиция, 2001, № 9 - Международная Юридическая фирма «Трунов, Айвар и партнеры»
«ТРУНОВ, АЙВАР И ПАРТНЁРЫ»

Международная Юридическая фирма, основана в 2001 году

Суд не должен добывать доказательства (К вопросу о конституционности ч. 4 ст. 276 УПК РСФСР) Российская юстиция, 2001, № 9

К сожалению, материал недоступен

И. ТРУНОВ, кандидат экономических наук, профессор,
Л. ТРУНОВА, кандидат юридических наук, Межтерриториальная коллегия адвокатов, г. Москва
Опубликовано: Российская юстиция, 2001, № 9. С. 56.

Принимая участие в рассмотрении уголовных дел в качестве защиты, мы столкнулись, как нам кажется, с несоответствием одной из уголовно-процессуальных норм Конституции РФ. Она не согласуется с декларируемым в ч. 3 ст. 123 Конституции РФ принципом состязательности и равноправия сторон в судопроизводстве, который закрепляет, прежде всего, строгое разграничение судебной функции разрешения дела и функции обвинения, которые осуществляются разными субъектами. У суда, на основе исследованных в судебном заседании доказательств, формируется мнение об установленных фактах, о подлежащих применению в данном деле нормах права и, соответственно, об осуждении или оправдании лиц, привлеченных к уголовной ответственности.
В УПК РСФСР (ч. 4 ст. 276) суду предоставляется право по собственной инициативе принимать решения (определения, постановления) о вызове новых свидетелей, назначении экспертизы, истребовании документов и других доказательств в случае, если он сочтет это необходимым для устранения неполноты произведенного дознания или предварительного следствия. Таким образом, суд сам инициирует продолжение следственной деятельности по обоснованию обвинения и, по сути, выполняет обвинительную функцию, так как предпринятые им меры, если ни обвинение, ни защита не ходатайствовали об этом, служат только интересам обвинения. Тем самым суд восполняет недоработки именно этой стороны.
Согласно положению ч. 2 ст. 49 Конституции РФ обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность. Функция доказывания его вины возложена на соответствующие органы и должностных лиц. Вызов новых свидетелей, назначение экспертизы, истребование документов и других доказательств по инициативе суда в подобных случаях не являются необходимыми, поскольку при полной или частичной недоказанности вины, а также сомнительности обвинения защита и подсудимый вправе рассчитывать на вынесение оправдательного приговора или на признание последнего виновным в менее тяжком преступлении.
Каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда (ст. 49 Конституции РФ). Как следует из указанного принципа в совокупности с принципом состязательности, закрепленным ч. 3 ст. 123 Конституции РФ, суд вправе устанавливать виновность лица при условии, если ее доказывают органы и лица, осуществляющие уголовное преследование. Если они не сумели это сделать или прокурор и потерпевший отказываются от поддержания обвинения в суде, то суд должен вынести в отношении обвиняемого оправдательный приговор или обвинительный приговор в менее тяжком преступном деянии. Данное правило следует из принципов ст. 118 и ч. 3 ст. 123 Конституции РФ, согласно которым суд, рассматривая уголовные дела, осуществляет исключительно функцию отправления правосудия и не должен подменять органы и лиц, обосновывающих обвинение. При этом суд все неустранимые указанными органами и лицами сомнения в виновности обвиняемого, в силу ч. 3 ст. 49 Конституции РФ, толкует в пользу обвиняемого.
В результате положений, закрепленных ч. 4 ст. 276 УПК, функция поддержания обвинения фактически возлагается на сам суд, который должен обеспечивать выяснение и исследование обосновывающих предъявленное обвинение доказательств. Между тем, как указано в постановлениях Конституционного Суда РФ от 28 ноября 1996 г. по делу о проверке конституционности ст. 418 УПК и от 20 апреля 1999 г. по делу о проверке конституционности положений чч. 1 и 3 ст. 248 и ч. 1 ст. 258 УПК, в состязательном процессе суд обязан обеспечить справедливое и беспристрастное разрешение дела, предоставляя сторонам равные возможности для отстаивания своих позиций, и не может возлагать на себя функцию стороны, представляющей обвинение, так как это нарушает конституционный принцип состязательности и приводит к тому, что сторона, осуществляющая защиту, оказывается в худшем положении.
Часть 4 ст. 276 УПК не согласуется и со ст.ст. 10 и 118 Конституции РФ, которые предусматривают осуществление государственной власти на основе разделения на законодательную, исполнительную и судебную, а также закрепляют недопустимость возложения на судебную власть каких-либо функций, несовместимых с ее исключительными прерогативами по осуществлению правосудия.
Суд при разрешении дела должен руководствоваться поступившими в его адрес обращениями (обвинительное заключение, жалоба потерпевшего, ходатайства сторон). Однако ч. 4 ст. 276 УПК предоставляет суду инициативу содействовать обоснованию обвинения, поскольку вызванные по инициативе суда дополнительные свидетели, истребованные документы, заключения назначенных судом экспертиз и другие доказательства могут носить обвинительный характер. В результате суд фактически начинает решать задачи обвинения, которые возложены на органы уголовного преследования, входящие в систему исполнительной власти. Значит, нарушается конституционный принцип разделения властей.
Данная позиция уже изложена в указанных постановлениях Конституционного Суда РФ. Она, считаем, в полной мере применима к ситуациям, порождаемым ч. 4 ст. 276 УПК. Очевидно, что норма Уголовно-процессуального кодекса, которая дает право суду независимо от участников процесса самостоятельно и инициативно добывать дополнительные доказательства по уголовному делу, должна быть исключена из действующего и, надеемся, не окажется воспроизведена в новом УПК.