"Опасения, что по новому проекту закона "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской федерации" государство претендует на больший контроль, чем прежде - беспочвенны". Интервью с членом Межтерриториальной Коллегии Адвокатов, п - Международная Юридическая фирма «Трунов, Айвар и партнеры»
«ТРУНОВ, АЙВАР И ПАРТНЁРЫ»

Международная Юридическая фирма, основана в 2001 году

"Опасения, что по новому проекту закона "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской федерации" государство претендует на больший контроль, чем прежде – беспочвенны". Интервью с членом Межтерриториальной Коллегии Адвокатов, п

К сожалению, материал недоступен

Опубликовано: Адвокат, 2001, № 9.
С ЧЛЕНОМ МЕЖТЕРРИТОРИАЛЬНОЙ КОЛЛЕГИИ АДВОКАТОВ ПРОФЕССОРОМ, ПОЧЕТНЫМ АДВОКАТОМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ И.Л. ТРУНОВЫМ БЕСЕДУЕТ НАШ КОРРЕСПОНДЕНТ АЛЛА ШИШКОВА.

Игорь Леонидович, как Вам представляется законодательная реформа российской адвокатуры, о которой так много говориться в последнее время? Что, на Ваш взгляд, вызвало необходимость реформы?
– Направление развития российской адвокатуры изложено в концепции судебной реформы 1991 года, констатировавшей: "Уровень развития адвокатуры – индикатор состояния демократии в обществе, один из признаков защищенности прав человека". Нынешняя правовая база российской адвокатуры устарела и не отражает мировых тенденций развития дел в области правозащиты, не соответствует реалиям сложившегося положения дел в стране. В основе судебной реформы лежит цель защиты прав и интересов людей, а адвокат – процессуальная фигура, непосредственно отстаивающая права граждан в правоохранительных органах и в суде – оказался незащищенным в правовом смысле. 25 мая 2001 года Президент РФ В. Путин внес в Государственную Думу проект нового Федерального закона "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации", призванный, как сказано в пояснительной записке, обеспечить правовое регулирование вопросов деятельности адвокатуры, взаимодействия органов самоуправления адвокатов с государственными органами, должностными лицами и гражданами, гарантировать независимость адвокатуры как профессиональной некоммерческой организации. Целью законопроекта является расширение правовых и организационных возможностей адвокатов по оказанию квалифицированной юридической помощи физическим и юридическим лицам.
Подавляющее большинство адвокатов склонны критиковать этот законопроект. Основную опасность, которую он в себе несет, адвокаты определяют как усиление роли государства, что приведет к потери адвокатурой независимости, прямым результатам чего станет невозможность реального обеспечения конституционного права граждан на квалифицированную юридическую помощь. А как Вы лично оцениваете проект нового Закона?
– В рамках обсуждения проекта средства массовой информации ведут активную дискуссию о роли и месте адвокатуры в жизни общества, о принципах ее организации, о взаимоотношениях с правоохранительными органами и Министерством юстиции. В основном авторы публикаций отмечают недоработки и противоречия проекта закона в предложенном виде. Самый спорный вопрос – это внутренняя структура построения адвокатуры. Ну, и конечно, много говориться об усилении государственного регулирования деятельности адвокатуры. А вот вопросы соответствия закона складывающимся реалиям сегодняшнего дня, международным нормам и формам построения адвокатуры, учета исторических условий развития института адвокатуры в России поднимаются крайне редко и складывается впечатление, что идет борьба не за функциональное улучшение Закона, а за портфели, за возможность распоряжаться финансовыми активами адвокатской корпорации – в то время, как, я полагаю, вести речь о связи проекта нового Закона об адвокатуре и предполагаемых изменениях статуса адвоката, роли адвокатуры, ее организационном устройстве с точки зрения исторических и международных условий развития.
Чтобы объяснить свое отношение к новой концепции адвокатуры, я предлагаю небольшой экскурс, так сказать, в историю вопроса. После кардинальных реформ Александра был достигнут и долгое время поддерживался высокий профессиональный и нравственный уровень адвокатуры. Большую роль сыграли Советы присяжных поверенных, образованные в каждом округе судебных палат. Адвокат (присяжный поверенный) являлся самостоятельной фигурой. В судебных уставах было записано: "Присяжные поверенные состоят при судебных местах для занятия делами по избранию и поручению тяжущихся, обвиняемых и других лиц, в деле участвующих, а также по назначению". До 1917 года российские адвокаты не были зависимы от органов управления адвокатским сообществом и государственных органов. Присяжные поверенные после самостоятельной регистрации в окружных судах практиковали индивидуально, имея возможность нанимать помощников, наделенных определенными процессуальными правами, адвокат общался с клиентом непосредственно, на договорной основе, неся полную личную ответственность. В то время адвокатские объединения создавались лишь для решения общих профессиональных или этических проблем. Такое положение дел породило целую плеяду блистательных адвокатов, оказывающих влияние не только на юридическую жизнь России, но и на политику – это Ф.Н. Плевако, В.Д. Спасович, А.И. Урусов и другие. Современная российская адвокатура сильно отличается от той, изначальной.
Велико отличие нашей адвокатуры и от западной. "Основное положение о роли адвокатов", принятое на VIII конгрессе ООН по предупреждению преступлений в августе 1990 года в Нью-Йорке, гласит: "Адвокатам должно быть предоставлено право формировать самоуправляемые ассоциации для представительства их интересов, постоянной учебы и переподготовки и поддержания их профессионального уровня. Исполнительные органы профессиональных ассоциаций избираются их членами и осуществляют свои функции без внешнего вмешательства. Профессиональные ассоциации должны кооперироваться с Правительством для обеспечения права каждого на равный и эффективный доступ к юридической помощи, чтобы адвокаты были способны без неуместного вмешательства со стороны давать советы и помогать своим клиентам в соответствии с законом и признанными профессиональными стандартами и этическими правилами Профессиональные ассоциации адвокатов играют жизненно важную роль в поддержании стандартов и этических норм, защищают своих членов от преследований, необоснованных ограничений и посягательств". Хотелось бы отметить, что речь идет как раз о профессиональной организации, имеющей представительские функции, а не об административно-бюрократической надстройке над адвокатами. Адвокатура экономически развитых западных стран в основном консультативно-сопровождающая, услугами адвоката постоянно пользуются как коммерческие структуры, так и частные собственники. Участие в судебных делах составляет небольшой процент заработка адвоката, причем их участие примерно в 70% дел финансируется государством. Сравним, кстати, такие цифры: в Москве, например, сегодня в 17 коллегиях состоит около 7000 членов, а в Париже одна коллегия объединяет в пять раз больше адвокатов, в США в каждом штате имеется одна ассоциация адвокатов.
Экономическая, административная, процессуальная свобода отдельного адвоката – это не только основа сильной адвокатуры, но и гарантия успешной защиты прав граждан. Проект нового Федерального закона "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации" концептуально соответствует условиям развития и роли адвокатуры сегодняшнего дня, ее организационное устройство, прописанное в проекте, соответствует историческим традициям и международным формам и нормативам. Основные правовые принципы, нашедшие свое место в проекте Закона, прошли широкое обсуждение и получили поддержку российского сообщества при обсуждении Концепции судебной реформы в Российской Федерации. Принятие одновременно проекта Закона об адвокатуре и нового Уголовно-процессуального кодекса позволяет не только теоретически, но и реально закрепить кардинальные изменения правового статуса и возможностей адвоката. Опасения, что по новому проекту Закона государство претендует на больший контроль, чем прежде, – беспочвенны. Государство, как гарант конституционного права на получение каждым гражданином квалифицированной юридической помощи, не может стоять в стороне от вопросов о том, кто и какого качества юридическую помощь оказывает.
То есть, Вы считаете справедливым контроль государства за общественным институтом, каковым является адвокатура?
– Адвокатура, несомненно, институт гражданского общества с публично правовым статусом, а профессиональная защита по уголовным делам и гражданское представительство – это составные части системы правосудия, и романтические представления о том, что адвокатура может существовать самостоятельно вне государственного контроля – наивны. Уже сегодня, в соответствии с Положением о Министерстве юстиции России, оно осуществляет контроль за соблюдением коллегиями адвокатов законодательства РФ, регулирующего деятельность адвокатуры, и вправе вносить в Президиумы коллегий адвокатов представления о возбуждении дел по дисциплинарной ответственности адвокатов и направлять в коллегии адвокатов предупреждения об устранении нарушений законодательства.
Но, кроме внешнего контроля, государство претендует на "вмешательство во внутренние дела" адвокатской корпорации – это проявляется в тех положениях, которые, например, диктуют только одну возможную форму самоорганизации адвокатов. Изменение формы неизбежно ведет к трансформации содержания деятельности, согласитесь. . .
– На мой взгляд, позиция законодателей, которые настаивают на том, что в одном субъекте федерации существует только одна самоуправляемая профессиональная адвокатская организация – палата – абсолютна верна. На палату возлагается осуществление представительских функций, ответственность за обеспечение надлежащего качества адвокатской деятельности, организацию профессиональной подготовки, а также методическое обеспечение, разработка этических основ адвокатской деятельности, дисциплинарная практика. В Москве сейчас 17 коллегий адвокатов, все они существуют только на отчисления из адвокатских гонораров. Не эффективнее ли содержать одну такую организация вместо семнадцати Президиумов, квалификационных комиссий и прочих бюрократических надстроек?
Сейчас все важнейшие вопросы: правила приема и допуска к адвокатской деятельности (в иных коллегиях вступительный экзамен вообще заменяется вступительным взносом), дисциплинарная практика, организация труда по территориям, методическая помощь и многие другие каждая коллегия решает по своему усмотрению. Реалии сегодняшнего дня требуют унифицировать профессиональные стандарты и этические нормы.
Все вроде правильно, но новый Закон почему-то оставляет ощущение низведения адвоката до уровня обслуживающего персонала, а адвокатская деятельность все-таки в своей основе интеллектуальна, поэтому выглядит очень странным стремление лишить адвокатов возможности самим определять формы самоорганизации, объединения и так далее.
– Напротив, статус и полномочия адвоката существенно поднимаются. Как в проекте Закона "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации", так и в новом УПК Российской Федерации заложен принцип состязательности и равенства сторон не только в суде, но и на стадии предварительного следствия. Статья 82 проекта УПК и ст. 8 проекта Закона об адвокатуре позволяет адвокату собирать доказательства, закрепляют возможность фиксировать с помощью технических средств информацию, содержащуюся в материалах дела.
В главе 3 проекта ("Статус адвоката") Закона об адвокатуре появились серьезные гарантии от незаконного привлечения адвоката к различным видам ответственности. Они вполне сопоставимы с сегодняшними гарантиями в отношении судьи или прокурора.
Кроме того, проект закона четко определяет понятие адвокатской тайны и относит к ней даже сам факт обращения к адвокату и все остальные сведения. Оперативно-розыскным органам запрещено в какой бы то ни было форме принимать участие в работе адвокатских объединений, запрещается прослушивание телефонных и иных переговоров адвоката, обследование помещений, досмотр, изъятие материалов и документов, составляющих досье адвоката. Негласное сотрудничество адвоката с органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, запрещено. Так что я не понимаю, что собственно, так беспокоит моих коллег. Ну, не тот же факт, что статьей 12 проекта поставлен барьер проникновению в адвокатуру людей, имеющих судимость за совершение умышленного преступления ?! Ведь адвокатура – это часть судебной системы. Один из основополагающих правовых принципов – состязательность и равенство сторон, и невозможно себе представить, чтобы судьей или прокурором был в прошлом судимый человек
В целом законопроект можно оценить как перспективный, но требующий доработки с точки зрения единой терминологии, чтобы не было двусмысленностей.
Давайте остановимся на конкретных недоработках законопроекта и несоответствиях, допустим, Конституции или другим действующим нормативным актам.
– Например, не отвечает требованиям Конституции России та часть статьи 19 проекта, которая предусматривает прекращение статуса адвоката в связи с неспособностью более 6 месяцев исполнять своим профессиональные обязанности по состоянию здоровья или иным уважительным причинам. Разработчики почему-то забыли, что больше половины членов адвокатуры составляют женщины. как же быть с отпуском по уходу за новорожденным и с принципами российского законодательства о труде?
Насколько я понимаю, из Ваших выступлений на страницах нашего журнала, Вы считаете недостаточно проработанным вопрос о статусе и полномочиях помощника адвоката?
– В соответствии с проектом Закона адвокат получает возможность осуществлять свою профессиональную деятельность индивидуально, используя помощника, но он не наделен никакими процессуальными правами. Нынешний помощник (по проекту Закона) будет совершенно беспомощным. В дореволюционном уголовном процессе помощник присяжного активно участвовал и приносил огромную реальную пользу. К примеру, помощник присяжного поверенного некто В.И. Ленин был исключен из рядов адвокатуры, так как игнорировал обязанность защищать неимущих, не вырабатывал нормы обязательных выступлений в судах по делам неимущих подсудимых.
Затронутые Вами вопросы по доработке законопроекта об адвокатуре, в сущности, не противоречат его общей концепции и вполне могут быть приняты к рассмотрению при втором чтении. Ваш прогноз относительно прохождения этого Закона в Госдуме этой осенью?
– Государственной Думе нужно вернуться к проекту Закона об адвокатуре и после небольшой доработки как можно быстрее принять его окончательно, ведь адвокатское сообщество уже долгое время существует в правовом вакууме, что значительно отражается на правовом и политическом климате в стране. Для того, чтобы российская адвокатура вновь стала сильной и была способна решать защиты прав граждан, ей сегодня нужен новый Закон и предложенный Президентом законопроект концептуально соответствует этим задачам.
В завершение нашей беседы – вопрос не по существу, но, тем не менее, не праздный. Зная о том, что Вы недавно получили почетное звание, я, во-первых, Вас с ним поздравляю. Во-вторых, хочу уточнить: есть Заслуженные юристы Российской Федерации и заслуженные деятели науки, но звание "Почетный адвокат РФ", которым Вас удостоил Минюст Что это такое?
– Спасибо. Я не единственный почетный адвокат в России. В их числе, между прочим, и С.А. Хейфец, и М.Ю. Барщевский, и П.А. Астахов и даже, не смейтесь, В.В. Жириновский. Если бы не последнее имя, я, пожалуй, отнес бы присуждение этого звания к достигнутым успехам на адвокатском поприще, а так Скорее, повод похвастать в узком кругу, потешить тщеславие. Я больше горжусь тем, что я просто адвокат.