Смягчение меры пресечения Домашний адвокат, 2000. № 20 - Международная Юридическая фирма «Трунов, Айвар и партнеры»
«ТРУНОВ, АЙВАР И ПАРТНЁРЫ»

Международная Юридическая фирма, основана в 2001 году

Смягчение меры пресечения Домашний адвокат, 2000. № 20

Людмила ТРУНОВА, адвокат,
Игорь ТРУНОВ, кандидат экономических наук, профессор МГОУ, адвокат
Опубликовано: Домашний адвокат, 2000. № 20 (209). С. 11.

Среди мер пресечения, применение которых к обвиняемому или подозреваемому предусмотрено уголовно-процессуальным законодательством, заключение под стражу – самая суровая. Как показывает судебная практика, эта мера не всегда применяется обоснованно, причем не только органами дознания, но и судами.
Гр-н У. был привлечен к уголовной ответственности за совершение преступления, предусмотренного ч.2 ст.213УКРФ, -хулиганство. Органами предварительного следствия в отношении У. была избрана такая мера пресечения, как подписка о невыезде. Эта же мера была оставлена и при предании его суду. Инкриминируемые следствием деяния были совершены У. в маленьком подмосковном городке, сам же обвиняемый постоянно проживал и работал в Первопрестольной. То ли по вине следователя, то ли по недоразумению в обвинительном заключении адрес и номер домашнего телефона У. указали неверно, хотя в протоколе допроса все было отражено правильно.
Эта оплошность сыграла роковую роль. В какой-то момент суд, отчаявшийся посылать У. повестки, несмотря на то, что в деле нет подтверждения об их вручении, обязывает органы милиции осуществить привод подсудимого, а получив от них формальную отписку, принимает решение объявить розыск У. и изменить ему меру пресечения с подписки о невыезде на содержание под стражей. Так что когда У. через несколько дней сам пришел в суд для выяснения своей судьбы, его тут же арестовали.
Законен ли этот арест? Да. Обоснован ли он? Конечно, нет.
До июля 1998 г. лицам, необоснованно, как и У., содержащимся под стражей, пришлось бы смириться и ожидать, когда суды все-таки рассмотрят их дела. Ситуация изменилась в связи с принятием Конституционным Судом РФ Постановления от 2 июля 1998 г.
Постановление признало п.п. 2 и 3 ч. 1 ст.331 УПК РСФСР и ч.1 ст.464 УПК РСФСР в той мере, в какой они исключают до вынесения приговора возможность обжалования и пересмотра в кассационном порядке определений (постановлений) суда первой инстанции о применении или избрании меры пресечения, о помещении лица в медицинское учреждение для проведения стационарной судеб-но-психиатрической экспертизы, а также об отложении разбирательства, о приостановлении уголовного дела или о роспуске коллегии присяжных заседателей и связанном с этим возобновлении подготовки к рассмотрению дела, не соответствующими Конституции РФ (ст.21 ч.1, ст.22 ч.1, ст.45 ч.2 и ст.46 ч.ч.1 и 2), поскольку указанные решения затрагивают конституционные права и свободы граждан и, в частности, сопряжены с фактическим продлением срока содержания под стражей.
Заинтересованное лицо (лицо, содержащееся под стражей, его защитник или законный представитель) вправе обратиться в суд с жалобой на применение к обвиняемому или подозреваемому в совершении преступления такой меры пресечения, как содержание под стражей, или на продление применения этой меры.
Разрешая жалобу, суд обязан выяснить как законность, так и обоснованность избранной органом дознания, следователем или прокурором меры пресечения с учетом процессуально закрепленных в деле фактов, которые бы свидетельствовали о том, что лицо, заключенное под стражу, в случае если к нему не будет применен арест, может нарушить свои обязанности перед правосудием – воспрепятствовать установлению истины по делу, скрыться от предварительного следствия или суда и др. (ч.1 ст.89 УПК РСФСР).
Воспользовавшись предоставленной Постановлением КС РФ возможностью, мы подали жалобу на постановление судьи об избрании в отношении У. меры пресечения в виде заключения под стражу . Однако жалоба так и не была рассмотрена по существу, поскольку суд, организовав явку свидетелей, рассмотрел дело и применил в отношении нашего подзащитного наказание, не связанное с лишением свободы. У. был освобожден из-под стражи в зале суда, и жалоба вроде бы утратила свою актуальность. Перед нами встал выбор: отозвать жалобу или все-таки доказывать нарушение конституционных прав и свобод У.?
Как правило, люди, освободившись из мест заключения, перестают бороться за восстановление своих нарушенных прав. Такая позиция объясняется прежде всего чувством страха перед "системой", которое привито нам еще во времена репрессий. Однако позиция эта неправильная, за свои права надо бороться. Государство взяло на себя обязанность защиты прав и свобод каждого гражданина и возмещения ему вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействиями) органов государственной власти или их должностных лиц (ст.ст.46,53 Конституции РФ). Поэтому мы намерены добиваться рассмотрения жалобы в кассационном порядке и признания необоснованным применение в отношении У. меры пресечения в виде содержания под стражей, а как следствие – возмещения ущерба, причиненного нашему подзащитному.
К сожалению, как показывает статистика, обжалования меры пресечения на судебной стадии носят единичный характер. Объясняется это, в частности, заинтересованностью и подсудимых, и защиты в скорейшем рассмотрении дела по существу. Однако немалую роль в таком "непротивлении злу" играет и отсутствие доверия к судебной власти. К тому же и позиция некоторых судей не способствует применению данной нормы права.
Так, нами в защиту интересов другого нашего подзащитного – Н. была подана частная жалоба на отказ суда удовлетворить ходатайство об изменении избранной судом при назначении дела к слушанию меры пресечения в виде содержания под стражей на подписку о невыезде. Суд первой инстанции в течение месяца не направлял жалобу и материалы в кассационную инстанцию. Он сделал это лишь после того, как мы обратились с жалобой на имя председателя суда о необходимости соблюдения процессуальных сроков.
В силу ст.ЗЗО УПК РСФСР дело, по которому поданы жалоба или протест на приговор, должно быть направлено в кассационную инстанцию по истечении срока, установленного для кассационного обжалования и опротестования. А п.6 Пленума Верховного Суда РФ от 24 августа 1993 г. № 7 (в ред. от 25 октября 1996 г.) требует немедленного направления уголовного дела в кассационную инстанцию по истечении срока, установленного ст.ЗЗО УПК.
Кассационная инстанция посчитала доводы нашей жалобы вескими и отменила избранную в отношении Н. меру пресечения в виде содержания под стражей, применив к нему подписку о невыезде. Приговор в отношении Н. также не был связан с лишением свободы.
"Как бы ни были хороши правила деятельности, они могут потерять свою силу и значение в неопытных, грубых или недобросовестных руках" (А.Ф.Кони). Постановление КС РФ от 2 июля 1998 г. дает возможность исправлять судебные ошибки, не вмешиваясь в отправление правосудия и не нарушая независимости судей. И этой возможностью нужно пользоваться.