Безопасность адвоката - Международная Юридическая фирма «Трунов, Айвар и партнеры»
«ТРУНОВ, АЙВАР И ПАРТНЁРЫ»

Международная Юридическая фирма, основана в 2001 году

Безопасность адвоката

К сожалению, материал недоступен

Убийства адвокатов России, причинение телесных повреждений, к сожалению, не редкость. В центре Москвы преступник на глазах у свидетелей расстрелял адвоката Станислава Юрьевича Маркелова. Вспомним убийства адвокатов М. Я. Евлоева, Е.Б. Замосквичева, С.Р. Жалинова, И.В. Розенберга, К.Б. Деева, Е.В Яцык, И.В. Максимовой, Д.Д. Штейнберга, Д.Ю. Соболева и т.д. Актуален вопрос о создании «Книги памяти» адвокатов, погибших при осуществлении своего профессионального долга.

Реализация принципов правового государства означает, в первую очередь, соблюдение прав и свобод человека и гражданина – высшей ценности государства. Адвокат – это основная, и по статусу, персона, оказывающая квалифицированную юридическую помощь в защите декларируемых прав и свобод. Если врач отвечает за здоровье пациента, то адвокат может повлиять на его дальнейшую жизнь, судьбу, профессию, благосостояние и т.д. К сожалению, наша почетная профессия – адвокат, небезопасна и тяжела и подтверждением этому являются трагические события. Тем не менее, жизнь и безопасность адвоката и членов его семьи реально никак не защищена. Защита безопасности адвоката носит декларативный характер. Хотя Федеральный закон «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» ст. 18 п. 4 гласит: «Адвокат, члены его семьи и их имущество находится под защитой государства. Органы внутренних дел обязаны принимать необходимые меры по обеспечению безопасности адвоката, членов его семьи, сохранности принадлежащего им имущества», тем не менее, не определено, какие конкретные действия должно предпринять государство во исполнение данной нормы, ни кто из должностных лиц должен их осуществлять.

Федеральный закон «О милиции» статья 10 регламентирует обязанности милиции. Пункт 24) «применять меры безопасности, предусмотренные федеральным законом, в отношении судей, народных заседателей, присяжных заседателей, прокуроров, следователей, судебных исполнителей, должностных лиц контролирующих органов и органов внутренних дел, а также их близких; применять предусмотренные федеральным законом меры по охране потерпевших, свидетелей и других лиц, содействующих уголовному судопроизводству, их близких, жизнь, здоровье или имущество которых находятся в опасности». Адвокат отсутствует в круге лиц, в отношении которых в обязанности милиции входит обеспечение мер безопасности. Необходимо внесение поправок в закон «О милиции» и закон «О государственной защите судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов» с конкретизацией защитительных мер безопасности в отношении адвоката: 1) личная охрана, охрана жилища и имущества; 2) разрешение на выдачу оружия, специальных средств индивидуальной защиты и оповещения об опасности; (равные с адвокатом участники судопроизводства судьи, прокуроры, следователи, вооружены адвокат – нет) 3) временное помещение в безопасное место; 4) обеспечение конфиденциальности сведений о защищаемых лицах; 5) перевод на другую работу, изменение места работы или учебы; 6) переселение на другое место жительства; 7) замена документов, изменение внешности и др.

В случае убийства либо причинения телесных повреждений законодательство предусматривает возмещение вреда в соответствии с Федеральным законом «О государственной защите судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов» (ст. 2 п. 7, 13) следующих лиц:
1) судей всех судов общей юрисдикции и арбитражных судов, арбитражные заседатели, присяжные заседатели;
2) прокуроров;
3) следователей;
4) лиц, производящих дознание;
5) лиц, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность;
6) сотрудников федеральных органов внутренних дел,
6.1) сотрудников учреждений и органов уголовно-исполнительной системы;
6.2) военнослужащих внутренних войск Министерства внутренних дел Российской Федерации,
7) сотрудников органов федеральной службы безопасности;
8.1) сотрудников органов по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ;
9) судебных исполнителей;
10) работников контрольных органов Президента РФ;
11) сотрудников федеральных органов государственной охраны;
12) работников таможенных и налоговых органов, федеральных органов государственного контроля, федеральной службы по финансовому мониторингу, Счетной палаты РФ, а также иных категорий государственных и муниципальных служащих по перечню, устанавливаемому Правительством РФ;
13) близких лиц, перечисленных в вышеприведенных пунктах 1 – 12.

В случае гибели названных лиц родственникам погибшего выплачивают сумма в размере, равном 180-кратному размеру среднемесячной заработной платы. В случае гибели сотрудника МВД РФ родственникам выплачивается денежное содержание за период 10 лет. Регламентирована медицинская помощь, реабилитация в случае причинения телесных повреждений или иного вреда. Законодатель не включил в число лиц, подлежащих защите и возмещению вреда жизни и здоровью, адвокатов. Даже больничный лист не оплачивается адвокату. Не за возмещение вреда борется адвокат, получивший телесные повреждения, либо родственники погибшего, а за справедливость, возбуждение уголовного дела или его сносное расследование. Зачастую это не реально в виду участия в противоправных действиях либо действующих, либо бывших сотрудников правоохранительной системы.

Налоги на наследование и дарение Федеральным законом № 78-ФЗ отменены, но граждане обязаны платить государственную пошлину и нотариальные тарифы. При переходе на рыночную оценку стоимости наследственной массы недвижимого имущества в противовес балансовой (инвентаризационной) стоимости, общая сумма выплат в некоторых ситуациях становится больше чем до принятия этого «прогрессивного» закона. В Налоговом кодексе РФ пункт 5 ст.333.38 предусмотрены льготы, в частности от уплаты госпошлины освобождаются физические лица: – с имущества лиц, погибших в связи с выполнением ими государственных или общественных обязанностей либо с выполнением долга гражданина РФ по спасению человеческой жизни, охране государственной собственности и правопорядка, а также имущества лиц, подвергшихся политическим репрессиям. К числу погибших относятся также лица, умершие до истечения одного года вследствие ранения (контузии), заболеваний, полученных в связи с вышеназванными обстоятельствами. Имущество погибшего при исполнении профессионального долга адвоката несправедливо не включено в текст данной статьи.

Конституцией Российской Федерации гарантируется защита прав и свобод человека и гражданина, презюмируется право на получение квалифицированной юридической помощи. Под юридической помощью понимаются все сферы деятельности адвокатов, призванные обеспечивать защиту прав, свобод и охраняемых законом интересов граждан и организаций. Существование адвокатуры вызвано злободневной потребностью общества в целом и интересами отдельного человека, в частности. С развитием рыночных условий, культуры, жизненных отношений, становятся все разнообразней, запутанней и сложнее юридические нормы. Знание правоотношений и их практическое применение затруднительно для большинства граждан. Не обладая специальными знаниями в области права, они не в состоянии сами вести свои дела, необходима помощь специалиста, хорошо знакомого с постановлениями норм материального права и формами судебного и досудебного процессов; появляется потребность в особой категории людей, которые специально занимаются изучением законов и могут оказывать нуждающимся квалифицированную юридическую помощь. Для оказания такой помощи и существует институт адвокатуры.

В 1864г. когда в России вводился институт адвокатуры, составители судебных уставов отмечали: «Если бы законы могли быть настолько ясны и просты, чтобы каждый был в состоянии применять оные; если бы все возникающие в делах вопросы могли быть заранее предвидены и с полной точностью означены в законах, то, конечно, не было бы надобности в установлении особых присяжных поверенных; но такового совершенства законов нельзя найти, почему и учреждение поверенных считается основным началом образования судебной защиты». «Часто жизнь задыхается в мертвых тисках закона. Этому молоху ненасытному и беспощадному приносятся ежеминутно человеческие жертвы. Юристы – консерваторы, особенно ученые-правоведы и судьи. Только адвокатура прикована к жизни, не может оставаться в черствости и догматизме. Адвокатура всегда выступала и выступает против неразумности и устарелости многих законов. Они предают суду эти стоны и слезы, и в этом величайшая историческая заслуга адвокатуры[1]».

Е. В. Васьковский в книге «Организация адвокатуры» (СПб., Типография П.П. Сойкина, 1893г.) сделал определенные выводы о тенденциях развития адвокатуры – «степень развития тоталитарного режима и степень закрытости судебных процедур в государстве обратно пропорциональна степени развития адвокатуры». История знает множество примеров борьбы адвокатуры за независимость. Во Франции адвокатское сообщество не раз вступало с государством в борьбу за свои права и права граждан. Из таких столкновений она выходила не только несломленной, но и победительницей. Еще в 18 веке французские адвокаты устроили забастовку и отказались исполнять свои обязанности в связи с попыткой властей провести реформу адвокатуры, подчинив последнюю государственному ведомству. Солидарность адвокатского сообщества и непоколебимая уверенность в своей правоте, позволила адвокатам отстоять свою независимость. Даже во времена Наполеона I, о неприязни которого к адвокатуре ходят легенды и исторические анекдоты, под давлением различных акций неповиновения адвокатов власть была вынуждена изменить свою жесткую позицию. Исторические примеры принципиальной борьбы с государством за защиту от произвола государственных органов имеет бельгийская, австрийская, немецкая и английская адвокатура.

Адвокатура «независимый орган правосудия». Независимость – основное условие функционирования адвокатуры. Независимость от лиц и органов, в производстве которых находится проводимое им дело, а также от других властных структур и должностных лиц. Вопрос о гарантиях независимости адвоката распространяется на его личную неприкосновенность, способы и средства осуществления профессиональных обязанностей.

Адвокатура – Некоммерческое, самоорганизующееся профессиональное сообщество, опирающееся на закон. Единственным эффективным инструментом адвоката является – закон. Противостояние адвокатуры и представителей власти имело место при любом политическом устройстве, противопоставление прав личности и произвола государственных властей явление неизбежное. Адвокат оппонирует представителям власти. Для этого нужны: и высокий профессионализм, и настойчивость, и смелость, ведь спор с властью в России небезопасен. Не единичны попытки допроса адвоката в качестве свидетеля с целью отстранения от ведения дел (защитник не может быть одновременно свидетелем). Участившиеся случаи несанкционированных судом обысков в помещениях адвокатских структур; незаконные досмотры и обыски адвокатов в СИЗО; откровенное блокирование следственными и судебными органами активной деятельности адвоката в процессе осуществления производства по делам и отправления правосудия. Законодатель «одарил» адвокатуру нормой признающей ее институтом гражданского общества, но гражданского общества в России к сожалению пока нет. Выше названный институт, не может являться таковым только на основании закона, государство может лишь создавать условия для развития при которых в результате активной деятельности общества и его членов появляется гражданское общество. Принятие законов наделяющих те или иные институты «почетным званием» создают только внешнюю видимость существования гражданского общества. Что особенно режет глаз на фоне отсутствия основного демократического элемента, выборности органов адвокатского самоуправления.

Способов давления на адвокатуру наше номенклатурно-бюрократическое государство практикует множество.

Можно привести следующие виды и методы воздействия на адвокатов.

– Со стороны административных органов, суда, правоохранительных органов. Адвокатура, по-прежнему, находится в зависимости от исполнительных органов власти. Основная масса помещений, занимаемых адвокатскими структурами, принадлежит региональным органам исполнительной власти. Арендная плата является существенным рычагом воздействия. Сильная и самостоятельная адвокатура не всегда вписывается в зачастую складывающиеся отношения использования правоохранительной системы и суда как рычага разрешения трудовых конфликтов, недобросовестной конкуренции, политического давления, регулярных переделов и приватизации государственной собственности. Появившееся с конца 90-х годов случаи «крышевания» правоохранительными органами коммерческих структур, повсеместно существующие на сегодняшний день, отстаивающие интересы коммерческих предприятий всеми способами. Построение клановой рыночной системы – муж политик, жена предприниматель, как правило, успешный, любой коммерческий или конкурентный вопрос разрешается с использованием давления на противоположную сторону.

Законодательство, регламентирующее адвокатскую деятельность и адвокатуру не объясняется какие именно действия адвоката следует понимать под поступком, порочащим честь и достоинство адвоката или умаляющим авторитет адвокатуры. Понятия «этика адвоката», «честь», «достоинство» и «авторитет» являются оценочными, философскими понятиями и относятся к сфере морали. Отсутствие однозначности, единства понимания и, соответственно, применения этих категорий приводит к тому, что совершенный адвокатом проступок подлежит анализу и оценке на усмотрение квалификационной комиссии с учетом новых принципов ротации (подбор полностью послушных председателю членов адвокатского самоуправления) на усмотрение Президента палаты субъекта РФ. Попытки невыполнения принципов, на основе которых действует адвокатура (законность, независимость, самоуправление, корпоративность и равноправие), либо пренебрежительное отношение к ним, могут быть основанием дисциплинарного производства. Не установлены критерии в каких случаях адвокату делается замечание, предупреждение либо лишение статуса, не предусмотрен учет тяжести и обстоятельств смягчающих ответственность адвоката, не принимается во внимание характеризующий материал адвокатского образования, в котором работает адвокат. Обобщение практики рассмотрения Квалификационной комиссией и Советом Адвокатской палаты г. Москвы обращений Министерства Юстиции о нарушении адвокатами Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» и Кодекса профессиональной этики адвоката свидетельствует, что больше половины обращений были признаны неосновательными. Они, либо ничем не подтверждались, либо даже опровергались имевшимися фактам. Наличие большого количества обращений, признанных необоснованными, таких, которые были очевидно несостоятельны, изначально не соответствовали объективным фактам, заставляет считать, что тем самым сводят с адвокатами счеты из-за активной, принципиальной позиции.

Несмотря на то, что перечень оснований лишения адвоката статуса является исчерпывающим, попытки расширить до неопределенного круга всех желающих пожаловаться на адвоката предпринимаются. Давление на «неугодных» адвокатов, возможно по указанию, с помощью квалификационной комиссии и Совета адвокатской палаты. При желании активное действие адвоката можно подвести под правовую и (или) морально-этическую составляющую порочащего поступка. Возражения против незаконных действий суда, при желании, могут расцениться как «недостойное поведение», просьбы занесения в протокол возражений «пререкания с судьей» и неуважение к суду. Равная сторона по делу, в условиях состязательности – прокурор и следователь в делах содержащих интересы органов власти либо родственников или приближенных коммерческих структур, обращаются с надуманными жалобами в органы Министерства Юстиции и те зачастую поддерживают их. При осуществлении адвокатской деятельности часто возникает конфликт интересов между личностью и государством. Территориальный орган юстиции — это орган государства. Ни в одной цивилизованной стране адвокатов не обыскивают и не оскорбляют безнаказанно. Работу адвоката должен оценивать клиент — это общепризнанное правило.

– Наличие опасности уголовного преследования адвоката за высказывание им своего мнения порождают своеобразную «атмосферу страха», в которой адвокат защищая интересы клиента находится и параллельно вынужден заботиться о собственной безопасности. Последнее положение делает адвокатскую деятельность менее эффективной. Ст. 18 Закона РФ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре» – гарантии независимости адвоката гласит: пункт 2: «Адвокат не может быть привлечен к какой-либо ответственности (в том числе после приостановления или прекращения статуса адвоката) за выраженное им при осуществлении адвокатской деятельности мнение, если только вступившим в законную силу приговором суда не будет установлена виновность адвоката в преступном действии (бездействии)». В законе изначально заложено противоречие: к какой-либо ответственности адвокат не может быть привлечен, если не приговор суда, вступивший в законную силу, но для того чтобы состоялся приговор необходимо привлечь к ответственности. В статьях уголовного кодекса России регламентирующих ответственность за клевету и оскорбление нет никаких оговорок в отношении адвоката. При желании суда, возможно уголовное преследование адвоката по заявлению, к примеру, о фальсификации доказательств следователем, прокурором, вынесению заведомо неправосудного приговора, привлечении заведомо невиновного к уголовной ответственности и т.д. Статья 298 УК РФ регламентирует ответственность за «клевету в отношении судьи, присяжного заседателя, прокурора, следователя, лица, производящего дознание, судебного пристава, судебного исполнителя». С учетом обвинительного уклона нашей правоохранительной системы и суда (процент оправдательных приговоров 0,46% при мировой практике 15-20%, количество оправдательных приговоров, составлявшее в практике военных трибуналов 1941-1945 гг. 7% от рассмотренных дел) невиновных осуждается до 30%. Заявления о правонарушениях следователей и судей, добросовестного адвоката должны быть повсеместным явлением.

В положении о роли адвокатов, принятом Восьмым конгрессом ООН по предупреждению преступлений в августе 1990г. В разделе о гарантиях деятельности адвокатов говорится: «Правительства должны обеспечить адвокатам: а) возможность исполнить все их профессиональные обязанности без запугивания, препятствий, беспокойства и неуместного вмешательства; с) не подвергаться судебному преследованию или угрозы такового и обвинения административных, экономических санкций за любые действия, осуществляемые в соответствии с признанными профессиональными обязанностями, стандартами и этическими нормами». Для обеспечения этого положения существует несколько правовых принципов, среди которых важное место занимает свобода высказывания своего мнения по делу, свобода высказывания является элементом правового статуса личности, которая закреплена в ст. 29 Конституции РФ. «Никто не может быть принужден к выражению своих мнений и убеждений или отказу от них. Каждый имеет право свободно искать, получать, предавать, производить и распространять информацию любым законным способом». Согласно действующего законодательства позиция адвоката по делу связана с позицией его подзащитного, и ответственность за ее выбор не может возлагаться на адвоката. При исполнении поручения адвокат, в своих действиях, исходит из презумпции достоверности документов и информации, представленных доверителем и не проводит их дополнительной проверки, гласит Кодекс профессиональной этики адвоката (ст. 10). Адвокат в процессе является своеобразным вторым голосом своего клиента. Излагая какие-либо факты, он излагает их не от своего имени, а от имени своего доверителя. Только мысли не обладают юридическим значением – все остальное, включая какое-либо выражение этих мыслей, может представлять собой юридический факт. Законодательство наиболее развитых (в смысле права и правоприменения) государств и международное право выделяет такое положение, как иммунитет адвокатского высказывания. Так, согласно Основному положению о роли адвокатов, адвокат должен обладать уголовным и гражданским иммунитетом от преследований за относящиеся к делу заявления, сделанные в письменной или устной форме при добросовестном исполнении своего долга и осуществлении профессиональных обязанностей в суде, трибунале или другом юридическом или административном органе. Международный документ закрепил за адвокатом иммунитет высказывания вообще, закон об адвокатуре закрепил только один из его элементов – свободу выражения своего мнения. Европейским суд по правам человека указал, что: осуществление права на защиту подразумевает определенную бóльшую свободу адвоката в ходе осуществления своей адвокатской деятельности, нежели у обычных граждан, и в обычных ситуациях. Адвокат, относительно прокурора может позволить себе большее, нежели относительно суда, то есть уважение к суду обязательно для всех сторон, а вот уважение к процессуальному противнику – вопрос культуры и нравственности, а не права – но полемика и осуществление защиты, полемического задора, подразумевают бóльшую возможность.

Применительно к самоцензуре защиты уместно привести прецедент по решению Верховного суда США по делу New York Times v. Sullivan. Верховный суд США установил, что «ошибочные высказывания неизбежны в ходе свободной дискуссии, и им должна быть предоставлена защита с тем, чтобы, не погибла сама свобода выражения мнения, которая «может выжить, лишь располагая определенным свободным пространством».

Законодательством ряда стран предусмотрены гарантии независимости и недопустимости препятствий деятельности адвоката, регламентировано уголовное преследование за вмешательство и создание препятствий деятельности адвоката. К примеру, УК Республики Казахстан ст. 365 «Воспрепятствование законной деятельности адвокатов», ст. 397 УК Украины. Однако в России подобной меры в отношении деятельности адвоката не предусмотрено. Вмешательство, в какой либо форме, и воспрепятствование деятельности суда, прокурора, следователя или лица производящего дознание жестко карается ст.294 УК РФ, а адвоката – нет. Часть 1 ст. 18 ФЗ РФ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре» гласит: «Вмешательство в адвокатскую деятельность, осуществляемую в соответствии с законодательством, либо препятствование этой деятельности каким бы то ни было образом запрещаются». Ответственность за нарушение данной нормы законодательством не установлена, что придает ей декларативный характер, как и декларативна норма защиты адвоката государством.

Исходя из закрепленного в законе принципа независимости адвокатуры, а также принципов самоуправления и корпоративности адвокатского сообщества, необходимо внесение поправок в пробельное законодательство. Великий немецкий ученый юрист Рудольф фон Иеринг в своей работе «Борьба за право» писал: – право существует лишь до тех пор, пока оно защищаемо и отстаивается заинтересованным лицом вплоть до его практической реализации. Очевидно, что если адвокатура не сможет эффективно отстаивать свои интересы, то вряд ли можно всерьез говорить о возможностях правозаступничества по отношению к человеку и гражданину.

Адвокат, д.ю.н., профессор – И.Л. Трунов
________________________________________
[1] Владимиров Л.Е. Пособие по уголовной защите. СПб, 1911. С. 11.