Этика юриста - Международная Юридическая фирма «Трунов, Айвар и партнеры»
«ТРУНОВ, АЙВАР И ПАРТНЁРЫ»

Международная Юридическая фирма, основана в 2001 году

Этика юриста

К сожалению, материал недоступен

Профессор д.ю.н. Трунов И.Л.

Этика юриста

Человек является высшей ценность, соблюдение его прав и свобод основная профессиональная цель юристов. Известен тезис Р. Иеринга о том, что цель есть творец права, деятельность субъекта обусловливается не просто сочетанием внешних обстоятельств, но и конкретной целью, которую он ставит перед собой с учетом этих условий, определенный эффект в качестве результата достижения цели создать такую теорию права, которая могла бы стать методологической основой как профессиональной юриспруденции, так и правосознания российского общества в целом.
В условиях падения уровня нравственности уголовная политика России находится на стадии кризиса в обществе растет доля судимых лиц, рост преступности при инфляции уголовного правотворчества и возрастающих расходах общества, наличие избыточных негативных последствий действия уголовного закона в сфере демографических процессов. Как показывает опыт ложным является путь достижения безопасности путем усиления репрессии уголовно-правовое законное насилие, как физическое, так и психическое, избыточное по интенсивности и целям вызывает применение незаконного насилия в ответ. В России образовался слой населения с повышенной агрессивностью, отчужденный от общества фактическим доказательством этого является большой рецидив преступлений. Уголовное право ошибочно мало уделяет внимание философско-нравственным категориям. Современная уголовная политика должна активно и реально совершенствоваться, по направлению к уголовному праву социального взаимодействия, затрагивая интересы всех социальных групп и каждого человека. Инструмент этот сложен и опасен. Его реализация требует затраты огромных социальных средств, включая подготовку и оплату высоконравственных специалистов.
Право и мораль – важнейшие элементы человеческой культуры, всегда выступающие в тесном взаимодействии. Изучение моральных аспектов необходимо каждому юристу. Без возрождения здоровой нравственности вернуться к нормальным человеческим отношениям и правопорядку будет невозможно.
Актуально сегодня формирование единого правового пространства СНГ и Европы при развитом гражданском обществе, создание стабильного и эффективного, сбалансированного по вертикальным и горизонтальным внутренним связям законодательства, которое способно обеспечить гармоничное развитие и взаимодействие стран СНГ и Европы. В состав статической стороны единого правового пространства СНГ и Европы юридическая мораль включается в качестве ее “стержня”, несущей конструкции.
Проблема морали, нравственного выбора интересовала лучшие умы человечества – Аристотеля, Фому Аквинского, Цицерона, Гегеля, Гоббса, Канта, Макиавелли, Мандевиля, Монтень, Ницше, Руссо, Соловьева, Спенсера, Шопенгауэра и многих других. За каждым из них большой вклад направленный на понимание содержания высших ценностей и долженствования.
Накопленный опыт может и должен служить опорой при выработке норм поведения юриста. Недооценка роли морально-этического аспекта для успешного осуществления профессиональной деятельности – серьезная ошибка при подготовке специалистов.
Этика, обобщая срез человеческого опыта, разные стороны которого обозначаются словами «ответственность», «достоинство», «долг», «совесть», «справедливость» и т.д. дает представление о том что «хорошо», а что «плохо», какое поведение является правильным и свидетельствует о безукоризненном моральном облике, каковы границы личной свободы в пределах организационной и нормативной упорядоченности общества, где право возникло на основе представлений общества о справедливости, о добре и зле, о правом и неправом.
«Моральные требования могут совпадать или не совпадать установления других видов. При этом мораль регулирует поведение людей в рамках имеющихся установлений, но относительно того, что этими установлениями не покрывается. В отличие от ряда инструментов социальной дисциплины, которые обеспечивают противостояние человека как члена сообщества природным стихиям, мораль призвана обеспечить самостоятельность человека как духовного существа (личности) по отношению к его собственным величиям, спонтанным реакциям и внешнему групповому и общественному давлению. Посредством морали произвольность трансформируется в свободу. Соответственно по своей внутренней логике мораль обращена к тем, кто считает себя свободным.
Термин «Этика» (греч. «ήθος») был придуман и введен Аристотелем (384-322 до Р.Х.) для обозначения особого класса человеческих качеств совокупности «свойств характера», темперамента человека, определяемых термином «этические добродетели», как особой предметной области знания и выделения самого этого знания как особой Науки. В IV в. до н.э. этическая наука получает свое имя, которое носит до сих пор. Этимологически «этика» («ήθος») происходит от «ήθη» (этэ) – слова, изначально обозначающего место совместного проживания – дом, логово, гнездо и т.д. Позже оно приобрело значение устойчивой природы какого-либо явления, обычай, нрав, темперамент, человеческий характер. Лексически «ήθος» – образованное из существительного «ήθη» прилагательное, и одновременно, образованное из него существительное. Как: обычай – обычный – обычность.
Аристотель дал развернутое, полное и известное в истории описание моральной личности: “нравственно прекрасный человек – это тот, кому присущи блага, прекрасные сами по себе, и кто осуществляет в своих поступках эти (нравственно) прекрасные блага ради них самих. Прекрасны же добродетели и дела, производимые добродетелью” .
На основе латинского «mos» (во множественном числе – mores), обозначавшего ровно тоже, что и греческое «ήθη», три века спустя Цицерон (106-43 до Р.Х.) сконструировал термин moralis (моральный). Он использовал его для обозначения особого направления в философии – «моральной философии» – области знания аналогичной той, которую Аристотель называл «Этикой». А спустя еще шесть столетий в латинском языке сложился термин «moralitas» (мораль) – прямой аналог греческого «ήθος»( этика).
Оба эти слова (и латинское – мораль, и греческое – этика) вошли во все новоевропейские языки, несмотря на то, что в каждом из них есть собственные слова, обозначающие ту же самую реальность, которая обобщается в терминах «мораль» и «этика». В русском языке это «нравственность», существительное, образовавшееся по той же схеме – нрав, нравственный, нравственность. Изначально это были разные слова, но один термин, обозначающий одну сущность. В наши дни, под этикой обычно подразумевают область знания, науку, а под моралью или нравственностью – изучаемый ею предмет. Хотя, в общекультурной лексике все три слова по-прежнему употребляются как взаимозаменяемые.
Образующие перечисленные термины корни «ήθη», «mos» и «нрав» определяют реальность, вообще говоря, зависящую от сложившейся системы ценностей, приоритетов в той или иной социальной группе. В природе не существует набора правил, которые работали одинаково эффективно для каждого на этой планете, поскольку то, что мы можем назвать неправильно с моральной точки зрения применительно к одной культуре, может быть вполне приемлемо в другой. Для некоторых из нас нормы этики определяются религиозными законами. Для других – основу моральных устоев заложили в школе или родители. То, что соответствует обычаям, нравам социальной группы, может вступать в противоречие с традициями другой. Одновременно, анализ динамики нравственных позиций выявляет не только их видоизменяемость во времени в рамках одного и того же социума, но, иногда, и полную трансформацию, когда понятия нравственного и безнравственного попросту менялись местами.
И дело тут не только в уровне “цивилизованности” разных социальных групп.
Примером может служить отношение к кровной мести («vendetta»). Убийство, в основе которого лежит негласный закон – «кровь за кровь», не найдет широкого понимания у народов, населяющих в наше время северные районы Европы. Одновременно в некоторых южных ее областях, например, на Корсике или в отдельных этнических группах населяющих Кавказ, такое убийство не только простительно, но и обязательно. Там правило «кровь за кровь» по прежнему действенно.
В качестве других примеров, можно назвать отношение к ритуальным убийствам (жертвоприношениям), вивисекции, законам гостеприимства, отдельным научным изысканиям и многое другое.
У некоторых северных народов считается нормальным положить гостя в постель к жене – норма совершенно неприемлемая, для христианских народов.
Идея объективности этики получила отражение, прежде всего, в социально-договорной концепции морали Гоббса. Мораль для Гоббса – это не продукт общества и государства, а их предпосылка, условие, основание. Моральные законы наряду с юридическими являются силой, соединяющей людей и умеряющей их агрессивно-эгоистические наклонности. Поскольку природа человека согласно Гоббсу изначально эгоистична, зла, поэтому мораль всегда остается внешней силой, ущемляющей свободу индивидов .
Корневой основой русского термина «нравственность» служит понятие «нравы», т.е. сложившаяся система жизненных ценностей и приоритетов, уклад жизни, стереотипы поведения и, следовательно, ясно указаны истоки, определяемых им поведенческих законов. Таким образом, оказывается, что понятие «нравственно» и терминологически и по сути – субъективно, т.е. подразумевает наличие коллективного субъекта (сложившегося социума), по отношению к которому оно применимо.
Латинское «moralitas» (мораль) созвучно латинскому же «mora» (сдерживание, замедление, задержка) и потому может трактоваться как система положений ограничивающих, «безграничность свободы воли». Т.е. «мораль», а вместе с ней и возвышенная до нее «нравственность», отражает больше чем совокупность подлежащих обобщению обычаев и нравов. Мораль не просто, то, что есть, но еще и то, что должно быть. Мораль, терминологически, и по сути, оказывается мерой господства человека над своими страстями, показателем его способности отвечать за содеянное.
Предметом этики служат не просто обычаи и нравы, а нечто большее – система добродетелей, нравственных идеалов, служащих мотивацией поведения человека в тех или иных обстоятельствах.
В истории этики известны два основополагающих набора добродетелей. Это четыре этические добродетели древней Эллады («афинской этики») – умеренность, мужество, мудрость и справедливость, и три теологические (богословские) добродетели христианства – вера, надежда и милосердие, т.е. любовь.
Фома Аквинский, разделяя в человеческой душе «разум» и «склонность», так же устанавливал два вида добродетелей: интеллектуальные (мудрость, наука, искусство) и моральные (благоразумие, справедливость, умеренность, стойкость). Под добродетелями он понимал «привычки», способствующие самосовершенствованию человека.
Известный христианский мыслитель, философ и публицист Владимир Сергеевич Соловьев (1853—1900) положил в фундамент своей этической системы три качества (добродетели) человека – стыд, жалость и благоговение. Он полагал, что в стыде отражается отношение человека к низшему, к материальной природе, как таковой, жалость определяет его отношение ко всему живому, ему самому подобному, а благоговение – к Высшему, к Богу .
Бенджамин Франклин (1706 – 1790) – выдающийся американский государственный и политический деятель, ученый юрист, дипломат, один из авторов Декларации независимости США 1776 года, задавался вопросом «что могут сделать законы в политике без морали?» и полагал тремя главными добродетелями трудолюбие, верность принятым на себя обязательствам и бережливость.
К ним он добавлял еще:
– воздержанность в еде и питье;
– немногословность;
– склонность к порядку;
– решительность при исполнении принятых планов;
– искренность и честность;
– справедливость;
– умеренность в страстях и желаниях;
– чистота и опрятность (в одежде, жилище);
– спокойствие, т.е. способность не волноваться по пустякам;
– целомудрие;
– скромность.
Добродетель есть сила творить Добро. Она покоится на исполнении Долга. Добродетель есть общественная, когда устремлена к Отечеству, к государству и обществу. Она есть частная, когда совершается без корысти и тщеславия в пользу отдельных людей. Она есть домашняя исполняемая в обязанностях, в семейных отношениях. Добродетель, во всей широте этого понятия, не отступает перед жертвами, ни перед самой смертью, если надлежит исполнить свой Долг.
Люби ближнего. Не делай зла. Твори добро. О людских речах не беспокойся. Твори добро из любви к добру. Сохраняй всегда душу твою в чистоте. Почитай добрых, жалей слабых, избегай злых, ненависти же ни к кому не питай. Не льсти. Внимай непрестанно гласу совести. Избегай споров, отвращай оскорбление, будь осторожен в рассуждении. Будь доволен всегда, всюду, всем. Справедливости людей радуйся, неправде отвечай гневом, сам же свои страдания неси без жалобы. Не будь скор в суждении о ближнем, не порицай, еще реже восхваляй.
Названные добродетели не являются безусловными, а обретают свое значение в зависимости от предмета приложения.
Так умеренность добродетельна, когда относится к удовлетворению страстей или чему-то постыдному, но нельзя быть умеренным в поисках Истины или Служении Высокому.
Мудрость, понимаемая как способность наилучшим образом достигать поставленные цели, является добродетелью только, если достойны сами цели.
Даже Вера может считаться добродетелью, только если она не направлена на недостойное (например, суеверия) либо проявляется не через радость, а через страх или трепетный ужас.
Т.е. ни одна из приведенных добродетелей не является нравственно достойной сама по себе, а только внутри той общей системы нравственных ценностей, в которую они включены .
В реальном опыте моральных рассуждений и в истории Этики представлены три точки зрения, две из которых ложны просто в силу своей односторонности. Одна из них отрицает всеобщность нравственных принципов, пологая, что мораль у каждой социальной группы своя. Другая, диаметрально противоположная первой, истолковывает мораль, как выражение космического закона, божественной воли. Но есть и третья точка зрения, основанная на размышлении, на попытке логически непротиворечивым способом избежать крайностей и дать, нравственную установку, делающую возможными взаимоотношения людей во всем их многообразии. Это, так называемое «Золотое правило» – фундаментальное правило нравственности, чаще всего отождествляемое с самой нравственностью и почитаемое как Закон: «Поступай с другими так, как хотел бы, что бы поступали с тобой» и «Не делай другому того, что не хотел бы, что бы делали тебе».
Оно возникло в середине первого тысячелетия до новой эры, в эпоху, названную известным немецким философом Карлом Ясперсом (1883–1969) «осевым временем», когда в различных регионах параллельно возникли мощные духовные движения. В Китае они были связаны, прежде всего, с деятельностью Конфуция и Лао-цзы, в Индии – мыслителей создавших «Упанишад» и Будды, в Иране – Заратустры, в Палестине – пророков Илии, Исайи, Иеремии и др., в Греции – философов (Пифагора, Парменида, Гераклита, Сократа, Платона и др.) и трагиков (Софокла, Эсхила, Еврепида, Агафона и др.). Несмотря на локальное своеобразие этих процессов, это было по существу единое духовное движение, имеющее значение для всего человечества и сформировавшее те нравственные приоритеты и тот тип человека, который существует поныне.
В поразительно схожих формулировках «Золотое правило» присутствует в мировых этических учениях. В развернутом виде представлено оно и в Нагорной проповеди Иисуса Христа: «И как хотите, чтобы с вами поступали люди, так и вы поступайте с ними» (Лука, 6:31). По Канту, суть автономии личности как субъекта гражданского общества ” всеобщий правовой закон гласит: поступай внешне так, чтобы свободное проявление твоего произволения было совместимо со свободой каждого, сообразной со всеобщим законом…” “Поступай только согласно такой максиме, руководствуясь которой ты в то же время можешь пожелать, чтобы она стала всеобщим законом” .
Правовое государство и гражданское общество не может функционировать без активных свободных граждан. Юридически грамотный, культурный, политически активный человек, основывающий свое поведения на морали и праве, неудобен для манипулирования. Юристы люди “Свободной профессии”. Этот термин сохранился со времен средневековья. “Свободная профессия” значит – особое значение профессиональной этики и повышенную степень личной ответственности. Именно такие личности, такие граждане будут способствовать построению правового Российского государства с высокой степенью экономической эффективности.
Юристы не решают сложные проблемы в два этапа, вначале устанавливая, где заканчивается действие ограничений, налагаемых нормативными актами, а затем откладывая книги в сторону, дабы дальше действовать самостоятельно по внутреннему убеждению. Иными словами, на практике не возможно разделить правовые и нравственных установки, их реализуют одновременно. Каково нравственное состояние общества – таков и правопорядок. В известной мере верно и обратное утверждение: Каков правопорядок – таково нравственное состояние общества. Право говорит человеку – ты должен, мораль – я так хочу, право без существенного нравственного фундамента рассматривается в качестве принудительной силы, господствующей над сопротивляющимся индивидом. Правопорядок в обществе создается именно нравственностью. Соединение морали и права проявляется в том, что мораль придает «священный» характер праву, а право повсеместно распространяет и закрепляет моральные начала, идеалы. Беря лучшее из прошлого и обращаясь в настоящее и будущее. Познание права как духовного начала, правящего людьми воздействуя на их разум посредством рациональных норм. При таких условиях верно высказывание Сократа “Я думал, что нежелание поступать несправедливо есть достаточное доказательство справедливости. Если ты с этим не согласен, посмотри, может быть, тебе больше понравится вот что: я говорю, что законно, то справедливо” .