Проблемы судейской кадровой политики - Международная Юридическая фирма «Трунов, Айвар и партнеры»
«ТРУНОВ, АЙВАР И ПАРТНЁРЫ»

Международная Юридическая фирма, основана в 2001 году

Проблемы судейской кадровой политики

К сожалению, материал недоступен

Айвар Л.К. – д.ю.н., профессор,
Почетный адвокат России.

ПРОБЛЕМЫ СУДЕЙСКОЙ КАДРОВОЙ ПОЛИТИКИ

Кадровая политика – один из важнейших элементов эффективной судебной системы. Формирование истинно независимой судебной власти, неукоснительное подчинение закону – это основные принципы реализации конституционных положений, гарантирующих соблюдение прав и законных интересов человека и гражданина.
Ситуация осложняется отсутствием сформированной и четкой кадровой политики, основанной на профессиональном подходе к кадровым выдвижениям и продвижениям. Кадровая политика выстраивается по принципу личной преданности и родственных связях. Существуют семейные династии, в которых члены семьи занимают должности отец – председатель суда, сын – заместитель председателя, другой суд – судьи, и все это в одном регионе.
Статус судьи – это средство обеспечения гарантий эффективности правовой защиты, которое должно обеспечивать ту беспристрастность, которую население вправе ожидать от судов.
Независимость судьи является основополагающим принципом и правом граждан любого государства. Независимость – обязательное условие беспристрастности судьи, которая жизненно важна для доверия к судебной системе.
Судейская независимость является не личной привилегией судьи, а средством защиты публичных интересов, и, прежде всего, интересов правосудия.
К сожалению, сегодня наличествует кризис судебной власти, и это признается публично . Судьи все более не свободны в принимаемых ими решениях. По несколько раз в месяц их собирают на различные совещания, и «учат», как нужно вершить дела. Причем, это не имеет ничего общего с правосудием. Есть установка сверху и ей нужно следовать, и чем ближе к «центру», тем жестче кадровая политика. О том, что за последние 15 лет влияние исполнительной власти в целом, и отдельных чиновников в частности, на судебную систему значительно выросло, подтвердил председатель Высшего арбитражного суда (ВАС) Антон Иванов на семинаре – совещании председателей советов судей субъектов РФ, проходившем 9 июня 2008 г. Последний пример – дело чиновника президентской администрации Валерия Боева, подавшего в суд на теле- и радио- ведущего Владимира Соловьева, который обвинил Боева в том, что он командует Высшим арбитражным судом. После показаний свидетеля – первого зампреда ВАС Елены Валявиной, признавшей факт давления, чиновник отозвал свой иск.
При этом сам А. Иванов не отрицает наличие проблем с кадровым составом. «У нас судьи достаточно часто привлекаются к дисциплинарной ответственности. Если сравнить с любой европейской страной, то эти цифры будут удивительными, – отметил он. – В Италии с 1920-х годов были лишены статуса один или двое судей, у нас – 100 каждый год».
Именно руками правосудия сегодня можно расправиться с конкурентом, «заказать» компаньона, произвести передел собственности. Рейдерство стало нормальным явлением, да и сами рейдеры не скрывают, что для достижения своих целей они используют административный ресурс и в правоохранительных органах и в судах. Что примечательно, существуют расценки (ценники), как за конкретное дело, так и на конкретного судью . Лишение статуса неугодных судей стало нормой. И сделать это не так сложно. В любом судебном деле имеется две стороны, одна из которых, проигравшая, всегда останется недовольной принимаемым решением. Одна, две жалобы, и вот тебе формальное основание для отстранения неприглянувшегося, неугодного судьи, позволяющего себе самостоятельность и беспристрастность в принятии решений.
Судебная система выстроена по вертикали подчинения, что используется как инструмент давления на судей. А на судей, которые не слывут взяточниками, вообще смотрят как на белых ворон. Причем, славу о мздоимстве в судейском сообществе поддерживают на всех уровнях власти, в том числе и судебной.
Общество и граждане все более утрачивают доверие к суду, а суд все больше теряет авторитет судейской власти.
Законодатель также вносит свою «неоценимую» лепту в дискредитацию судебной власти. Принимая законы, которые не работают, и не будут работать, в силу того, что их невозможно применять, законодатель изначально ставить судебную власть в беспомощное перед правонарушителями положение. Приведем лишь один из примеров. Уголовная ответственность за совершение преступления, предусмотренного ст. 157 УК РФ – злостное уклонение родителя от уплаты по решению суда средств на содержание несовершеннолетних детей (т.е. за неуплату алиментов), по сути, не имеет наказания. В России не работают такие институты как обязательные, исправительные работы, и уж тем более арест, которые предусмотрены в виде наказания по названной статье. Исполнение наказания в виде обязательных работ осуществляется совместно органами местного самоуправления, которые определяют виды и объекты обязательных работ, однако они отказываются от участия в исполнении наказания, ссылаясь при этом на отсутствие прямого упоминания в законе «О местном самоуправлении», а также инфраструктуры и штатов, отсутствие у органов местного самоуправления подведомственных предприятий, на которых было бы возможно исполнение обязательных работ. Исправительные работы, в отличие от обязательных, назначаются осужденному, не имеющему основного места работы. На сегодняшний день устроится в фирму однодневку «рога и копыта» и предоставить справку с места работы очень просто. Что касается арестов, то арестных домов вообще нет. Как следствие ни одно из наказаний не работает. И такие нормы не единичны.
Правосудие не может существовать без честного и независимого судейского корпуса. Для обеспечения его непорочности и независимости судья обязан принимать участие в формировании, поддержании высоких норм судейской этики и лично соблюдать эти нормы.
2 декабря 2004 г. VI Всероссийский съезд судей принял Кодекс судейской этики, который налагает на судей обязанности и правила поведения, как в профессиональной, так и во внеслужебной деятельности. Нарушения судьями законов или норм поведения и этики должны становиться предметом рассмотрения квалификационных коллегий судей, которые в соответствии с Федеральным законом «Об органах судейского сообщества в Российской Федерации» вправе применить различные меры дисциплинарного воздействия.
Привлечением судьи к дисциплинарной ответственности также можно манипулировать, что является существенным рычагом влияния и давления на судью.
Так, согласно п. 118 Регламента арбитражных судов Российской Федерации : «При поступлении жалобы на действия судьи… председатель арбитражного суда, исходя из ее содержания, может поручить проверку по ней одному из своих заместителей, председателю судебного состава, руководителю структурного подразделения.
Каждая жалоба на действия судьи должна быть тщательно проверена. При установлении фактов нарушений действующего законодательства, норм и правил судебной этики председатель арбитражного суда принимает меры организационного характера, а при необходимости решает вопрос о внесении в отношении судьи соответствующего представления в квалификационную коллегию судей. Председатель арбитражного суда обязан незамедлительно информировать Высший Арбитражный Суд Российской Федерации о фактах привлечения судей к дисциплинарной ответственности. Ответ по результатам рассмотрения жалобы должен быть мотивированным и подписан председателем или заместителем председателя арбитражного суда либо по их поручению иным должностным лицом в пределах его компетенции».
Таким образом, именно от председателя суда зависит привлечение или непривлечение судьи к дисциплинарной ответственности, что, с точки зрения независимости судей, является недопустимым.
Тот минимум вопросов, о котором сказано выше, заставляет серьезно задуматься о проблемах кадров судебной системы – одной из основных ветвей власти России. Дело не только в том, что суды – от районных до Конституционного – перестали быть независимыми, зачастую принимая решения, явно в интересах и по указанию исполнительной власти, дело в том, что суды, перестали пользоваться авторитетом и доверием граждан.
Задача подготовки судей как не была решена раньше, так не решена, и до настоящего времени, от этого проигрывает общество, государство, страдают рядовые граждане. Существующая система подбора и подготовки судейских кадров требует серьезного реформирования. Давно уже общим местом в рассуждениях о судебной реформе стала констатация нехватки квалифицированных кадров в судебной системе страны. Ныне действующий (небезупречный и с точки зрения коррупции) отбор судей не обеспечивает необходимых предпосылок для назначения на судейские должности квалифицированно подготовленных юристов и, не создает действенных и эффективных механизмов для ограничений принятия в судейское сообщество лиц с низким уровнем профессиональных знаний и моральных качеств.
А могло ли быть по-другому, коль скоро, сама же судебная система создает дополнительные препоны для притока квалифицированных кадров в судейские ряды.
Закон «О статусе судей в РФ» гласит, что судьей может быть гражданин РФ, имеющий высшее юридическое образование и соответствующий требованиям, предъявляемым к кандидату на должность судьи Конституцией РФ, а именно: достигшие 25 лет, имеющие высшее юридическое образование и стаж работы по юридической профессии не менее пяти лет.
Одно из обязательных условий для претендента на должность судьи –стаж работы, требующей обязательное наличие высшего юридического образования, что подразумевает наличие опыта, практики, навыков работы по юридической специальности. Для сравнения, в Эстонии, претенденту на должность судьи, следует предварительно пройти двухлетнюю подготовительную службу в качестве кандидата в судьи. При подготовительной службе кандидат проходит подготовку в Государственном суде, прокуратуре, адвокатуре, местном учреждении государственной исполнительной власти или местного самоуправления. Только после прохождения практики в качестве кандидата на должность судьи, претендент может получить статус судьи, что существенно повышает квалификацию будущего судьи.
В России, к сожалению, искусственно ограничивается доступ к получению статуса судьи. Как не странно, но адвокат выпадает из потенциальных претендентов на получение статуса судьи. Адвокаты, желающие стать судьями, сталкиваются с большими трудностями практического характера, которые делают невозможным для них получение статуса судьи. Приведем в пример Германию, где адвокатура встроена в систему правосудия как «независимый орган правосудия», имеется в виду правосудие в широком смысле слова — правоохранительная деятельность, юстиция. Там же к адвокатской деятельности допускается только тот, кто в соответствии с законом о судоустройстве может быть признан пригодным к исполнению судейских обязанностей. Для адвокатов и судей установлены одинаковые требования к уровню образования.
В России аналогичный подход. Требования, предъявляемые к соискателю на должность судьи и к соискателю на получение статуса адвоката одинаковые, за исключением возрастного ценза. Адвокат – это лицо, которое имеет высшее юридическое образование, полученное в имеющем государственную аккредитацию образовательном учреждении высшего профессионального образования, либо ученую степень по юридической специальности. Для получения статуса адвоката необходимы стаж работы по юридической специальности не менее 2 лет либо стажировка в адвокатском образовании в течение 1 – 2 лет, а также сдача квалификационного экзамена.
Базовые принципы дисциплинарной ответственности для судей и адвокатов практически едины, ограждая их независимый статус и ставя пределы вмешательству, как государства, так и общества, в корпоративную деятельность судейского и адвокатского сообществ. Квалификационные комиссии и советы адвокатских палат выполняют те же функции, что региональные и высшая квалификационные коллегии судей и только они, по ныне действующему законодательству, вправе на основе совокупности критериев, сформулированных в кодексах профессиональной этики, решать вопрос о дисциплинарной ответственности членов своих сообществ. В свою очередь право обжалования в суд дисциплинарных решений квалификационных комиссий принадлежит лишь подвергнутым взысканиям судьям и адвокатам. А в Великобритании прежде, чем стать судьей, нужно поработать адвокатом и это условие является обязательным. Опыт работы адвоката является ценным для будущего судьи.
В России судьи не отличаются независимостью, и, зачастую идут на поводу у стороны обвинения. Суд никак не может отречься от времен, когда сам выступал в роли обвинителя, судьи забывают или игнорируют, что их задача – справедливо и беспристрастно разрешить дело.
Судья не может выступать ни на стороне защиты, ни на стороне обвинения. Это де-юре. А де-факто, многие судьи не могут судить независимо и беспристрастно, они связаны тем обвинением, даже и незаконным, которое предъявляется органами следствия.
Анализируя вопрос, почему адвокат не может стать судьей, обратимся к вопросу, что же происходит в России в этой сфере с кадровой политикой. Бывшие судьи, следователи, прокуроры, успешно сдавшие квалификационный экзамен, получают статус адвоката и занимаются адвокатской деятельностью. Адвокатура не делает исключения для «бывших». Наоборот, абсолютно правильный подход, приоритет юристу, обладающему опытом и знаниями работы, для использования их в области защиты прав и законных интересов граждан и юридических лиц, нуждающихся в квалифицированной юридической помощи.
Как же обстоит дело с адвокатами, желающими стать судьями.
В законе «О статусе судей в РФ» для адвокатов нет прямого запрета занимать должность судьи. Однако, на самом деле, это практически невозможно, если только вы не в числе приближенных к председателю квалификационной коллегии, которая принимает экзамены, да и эти случаи единичны. Еще на стадии сдачи квалификационного экзамена есть масса способов не дать претенденту возможности его выдержать. Хотя, выглядит это как-то странно, адвокат, который успешно сдал квалификационный экзамен в квалификационной комиссии адвокатской палаты субъекта федерации, имеющий опыт работы, не выдерживает судейского квалификационного экзамена. Конечно, такие случаи допустимы, но не повсеместно. Есть случаи провала на экзаменах адвокатов, имеющих ученое звание, внесших значительный вклад в науку.
Статья 33 Федерального Закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» предусматривает, что из 13 членов квалификационной комиссии адвокатской палаты субъекта федерации по членам представительства двое являются судьями; один судья от верховного суда республики, краевого, областного суда, суда города федерального значения, суда автономной области и суда автономного округа, один судья от арбитражного суда субъекта Российской Федерации.
Федеральный Закон от 14.03.2002 № 30-ФЗ «Об органах судейского сообщества в РФ» (статья 11) допускает в качестве членов квалификационных коллегий судей – судей федеральных судов, судей судов субъектов Российской Федерации, представителей общественности, представителей Президента Российской Федерации.
Закон г. Москвы от 15.05.2002 № 22 «О представителях общественности в квалификационной коллегии судей города Москвы» напрямую ограничивает членство адвокатов в квалификационной коллегии судей г. Москвы (извлечение из п. 3 ст. 1: «Представителями общественности в квалификационной коллегии судей не могут быть… – адвокаты»).
Изложенные положения свидетельствуют, что судебное сообщество может вторгаться во внутриведомственные отношения адвокатского сообщества, а вот аналогичное участие адвокатов в рассмотрении вопросов квалификации судей запрещено. Судейское сообщество несправедливо (можно даже сказать репрессивно) относится к адвокатскому сообществу, обвиняя самих же себя в коррупционных связях с адвокатами.
Вспомним недавний законопроект антикоррупционных поправок в закон «О статусе судей», подготовленный Высшим Арбитражным Судом РФ. Служителям Фемиды предлагали декларирование доходов, запрет на профессию для тех, чьи родные и близкие являются адвокатами, а также введение учета неофициальных контактов судей. Предложения ВАС приведут к тому, что должность судьи станет недоступной для любого, чьи близкие родственники — дети, супруг, родители, братья, сестры — включены в реестр адвокатов. Наличие у судьи родственников, пусть даже не обладающих статусом адвоката, но систематически представляющих чьи-то интересы в суде, где он работает, также может стать основанием для отставки судьи. Кандидат на судейскую должность должен будет заполнять специальную анкету, в которой следует указывать сведения «о знакомых претенденту лицах», являющихся адвокатами, либо просто ведущими дела в суде, по крайней мере, если он поддерживает с ними какие-либо отношения в течение пяти лет, а также «иные сведения, позволяющие оценить объективность, справедливость и беспристрастность» служителя Фемиды. По замыслу авторов законопроекта эти меры должны обеспечить прозрачность в деятельности судов и повысить авторитет судебной власти. Законопроект еще не принят, но на практике применяется повсеместно.
Предложение такого законопроекта бесперспективно, абсурдно и противозаконно, тем более, что такими методами не искоренить коррупцию в судейских рядах. Что же делать судье, если, ребенок выбрал профессию юриста и по возрасту судьей еще стать не может, а может стать адвокатом, или судья который любит свою работу, безукоризненно и квалифицированно ее выполняет, или судья связанный семейными узами с адвокатом. Законопроект и сегодняшняя действительность призывают рвать семейные и социальные связи, воспитывать детей в неполных семьях, или увольняться с должности судьи. Тогда кто останется в судейском корпусе, если уже сейчас без купюр озвучивается, что уровень квалификации судей значительно снизился. Старые кадры уходят, а на прибавление новых, способных квалифицированно, законно и беспристрастно отправлять правосудие, недостаточно, да еще и существуют значительные ограничения. В процессе законотворчества разработчикам закона даже не пришло в голову, что запрет на родственные связи с адвокатами вступает в противоречие со статьей 37 Конституции РФ, которая гарантирует каждому право свободно распоряжаться своими способностями к труду, Европейской социальной хартией 1961 г., статьей 38 Конституции РФ, согласно которой материнство и детство, семья находятся под защитой государства.
Вернемся к требованиям, которые предъявляет закон к судье, они сформулированы в статье 3 Федерального закона «О статусе судей в Российской Федерации» от 26.06.1992 г. № 3132-1.
Судья обязан соблюдать Конституцию Российской Федерации и другие законы. Судья должен избегать всего, что могло бы умалить авторитет судебной власти, достоинство судьи или вызвать сомнение в его объективности, справедливости и беспристрастности. Судья не вправе заниматься другой оплачиваемой работой, кроме преподавательской, научной и иной творческой деятельности, входить в состав партий, органов управления, попечительских или наблюдательных советов и др. Судья, пребывающий в отставке и имеющий стаж работы в должности судьи не менее 20 лет либо достигший возраста 55 (для женщин – 50) лет, вправе работать в органах власти, общественных объединениях, в качестве помощника депутата но не вправе занимать должности прокурора, следователя и дознавателя.
12 апреля 2000 г. Президиум Верховного Суда Российской издал постановление о порядке применения Федерального закона «О внесении изменений и дополнений в статью 3 Закона Российской Федерации «О статусе судей в Российской Федерации» от 17 июля 1999 г. № 169-ФЗ», которое давало право судье, пребывающему в отставке, и получающему ежемесячное пожизненное содержание, работать адвокатом.
При чем, в 2005 г. Верховный суд, рассматривая дело об отмене решения квалификационной коллегии судей Республики Тува о прекращении отставки судьи, работающей адвокатом, сам определил, что судья в отставке и находящийся на содержании государства может быть адвокатом, если он достиг пенсионного возраста (55 лет у мужчин и 50 – у женщин) либо проработал судьей не менее 20 лет. Правомерность постановления от 2000 г. в июле прошлого года подтвердил и Конституционный суд.
26 марта 2008 г. Президиум Верховного Суда Российской Федерации, рассмотрел вопрос «О порядке применения п. 4 ст. 3 Закона Российской Федерации «О статусе судей в Российской Федерации» в связи с вопросами, возникающими после принятия Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» от 31 мая 2002 года №63-Ф3, и принял постановление, которым постановление Президиума Верховного Суда Российской Федерации от 12 апреля 2000 г. «О порядке применения Федерального закона «О внесении изменения и дополнения в статью 3 Закона Российской Федерации «О статусе судей в Российской Федерации» от 17 июля 1999 года №169-ФЗ» признал утратившим силу.
Реакция Судебного департамента при Верховном Суде Российской Федерации не заставила себя ждать. Председателям федеральных судов субъектов Российской Федерации, председателям окружных (флотских) военных судов направлены разъясняющие письма об уведомлении под роспись судей, прибывающих в отставке, получающих ежемесячное пожизненное содержание и работающих адвокатами, о том, что им надлежит немедленно прекратить адвокатскую деятельность. В отношении судей, прибывающих в отставке и продолжающих адвокатскую деятельность, предложено поставить в установленном порядке перед квалификационными коллегиями судей вопрос о прекращении им отставки судьи и представлении в органы Судебного департамента информацию о судьях, продолжающих адвокатскую деятельность, для рассмотрения вопроса о прекращении выплат ежемесячного пожизненного содержания, которое (имеется ввиду ежемесячное пожизненное содержание). Вызывает удивление сама форма решение Верховного суда России, который дополняет и разъясняет федеральное законодательство. Насколько обязательны для применения подобного рода решения, свою правовую позицию по данному вопросу высказал Конституционный Суд РФ, в определении от 19 февраля 2004 г. № 103-О, в котором было указал: «…постановление Президиума Верховного Суда Российской Федерации не является по своему назначению и содержанию разъяснением и не подпадает под признак официального и иного толкования» .
Следствие приведенной судейской кадровой политики – дискриминация профессии, обвинительный уклон, большое количество невиновно осужденных, принятие неправовых решений.
Данные факты заботят как юридическое сообщество, так и общество в целом. Так, в связи с принятием постановления Верховного Суда РФ от 26 марта 2008 г. Федеральный союз адвокатов России на проведенном в Москве 5 июня 2008 г. Х съезде, принял решение направить обращение Президенту Российской Федерации, в Комиссию по реформе и совершенствованию правосудия при Президенте Российской Федерации, в Государственную Думу РФ, в Федеральное собрание РФ, в Общественную палату Российской Федерации, в Конституционный Суд РФ, Верховный Суд РФ, Арбитражный Суд РФ и просить устранить нарушение конституционных и гражданских прав адвокатов, ранее работавших судьями и пребывающих в отставке, нарушения в деятельности руководителей судебных органов и органов Судебного департамента при Верховном Суде РФ, действиями которых грубо попираются права граждан, в том числе, на квалифицированные защиту и представительство в государственных, правоохранительных и судебных органах.
Для формирования эффективной кадровой политики судейского сообщества требуется несколько иной, более действенный и продуктивный подход. Не следует искусственно ограничивать доступ к статусу судьи для квалифицированных юристов, Квалификационным комиссиям судей нужно изменить подход к отбору претендентов на должность судьи для притока опытных, квалифицированных кадров, желательно правозащитной направленности, которые способны независимо, беспристрастно и справедливо выполнять долг судьи.
Немаловажный вопрос выявления и «чистки» судейских рядов от нечистоплотных и недобросовестных, неквалифицированных и зависимых судей возможно решить с помощью Судебных департаментов, в функции которых, как раз и входят мероприятия кадрового характера, направленные на создание условий для полного и независимого осуществления правосудия, и в частности определение потребности судов в кадрах; обеспечение работы по отбору и подготовке кандидатов на должности судей; взаимодействие с образовательными учреждениями, осуществляющими подготовку и повышение квалификации судей и работников аппаратов судов; взаимодействие с адвокатурой, правоохранительными и другими государственными органами по вопросам обеспечения деятельности судов.
Следует рассмотреть пробельный на сегодняшний день вопрос проверки фактов изложенных в жалобах и заявлениях в отношении судей. По закону, судьи обладают независимостью, и сбор сведений в отношении них строго запрещен. Но это совершенно не значит, что статус судьи раскрывает двери вседозволенности. Необходимо создание при Судебных департаментах службы собственной безопасности с возложением на нее обязанностей проверять каждый ставший известным факт судейского проступка, и наделения ее полномочиями по выявлению и проверке сведений и обстоятельств непрофессионального, неэтичного, нечестного, противоправного поведения судей и работников аппаратов судов, несовместимого с занимаемой должностью, для чего предоставить департаментам право сбора сведений о профессиональной деятельности судьи, о деловых качествах и поведении в быту и другие сведения, которые могут свидетельствовать о неправильном или недостойном поведении судьи, с правом сбора сведений, опроса свидетелей и очевидцев, истребования документов и материалов, и т.д. Всем известны и не единичны случаи появления судей на рабочем месте в нетрезвом состоянии, проявление расточительности и имущественное состояние, явно несоответствующее доходам судьи, проявление неуважительного поведения в судебных процессах, неэтичные высказывания в адрес участников судопроизводства, совершение иных аморальных поступков, за что Квалификационные комиссии зачастую лишает виновников статуса судьи. В настоящее время выявление и обнародование таких ситуаций, скорее исключение, чем практика, и судейское сообщество старается замалчивать о своих проблемах и недостатках, тем более, что движение по жалобам и заявлениям напрямую зависит от позиции председателя суда, «под которым» работает судья-нарушитель.
Проверки органами собственной безопасности Судебных департаментов России, не затрагивая болезненный вопрос судебной независимости:
– увеличат эффективность работы квалификационных комиссий,
– выявят скрытые факты неправомерного поведения судей, а также факты коррупции в судейском сообществе, что, как следствие, дисциплинирует судей в их действиях и поведении.
Процесс проверки должен документироваться и передаваться в Квалификационные комиссии, а при необходимости, в правоохранительные органы для решения вопроса о привлечении судьи к дисциплинарной или уголовной ответственности.
И еще один немаловажный фактор – это соответствие судьи занимаемой должности в силу его квалификации и юридических знаний. По оперативной статистике о работе судов общей юрисдикции за период 3 месяца 2008 г. отменено вынесенных районными судами приговоров – 761, решений 11.635 . Указанные цифры являются ярким свидетельством недостаточной квалификации и правовой грамотности судей, которые, безусловно, оставляют желать лучшего. Некачественное, непрофессиональное рассмотрение и разрешение дел ведет к многочисленным нарушениям конституционных прав граждан, например, лица, содержащиеся под стражей, вынуждены дополнительное время содержаться в тяжелых условиях следственных изоляторов и т.д. Возвращение дел на новое рассмотрение ведет к многократному удорожанию судебной процедуры, финансируемой из федерального бюджета и к другим не менее важным проблемам.
Неэффективность, зависимость от власти и коррумпированность Российской судебной системы известны далеко за пределами государства российского, что отрицательно сказывается на имидже нашей страны как во внешней политике, так и на пути экономического развития.
Для решения этих и ряда других фундаментальных вопросов, касающихся формирования международно-правовых стандартов в сфере организации и отправления правосудия, в частности правовые основы организации и деятельности судебной системы их адаптации к общепризнанным принципам и нормам международного права требуется реформирование вопроса формирования кадровой политики судебной системы.