«ТРУНОВ, АЙВАР И ПАРТНЁРЫ»

Международная Юридическая фирма

основана в 2001 году

+7(499)158-29-17

+7(499)158-85-81

+7(499)158-65-66

info@trunov.com

Врачи и юристы назвали неоправданно жестким тюремное заключение для гематолога Мисюриной

Тюремное заключение для врача-гематолога Елены Мисюриной, признанной виновной в смерти пациента, является слишком суровым приговором.

Квалификация действий врача, делавшего рутинную диагностику, как предумышленных создает негативный прецедент и ставит под угрозу жизни пациентов, поскольку впредь врачи будут испытывать страх перед принятием решений в экстренных ситуациях, считают опрошенные ТАСС юристы и медицинские работники.

Эксперты высказали опасения, что такая практика судебных решений может закрепиться в законодательстве.

Мера ответственности

"Нигде в мире медиков не привлекают к уголовной ответственности за врачебные ошибки, из года в год количество этих ошибок остается примерно на одном уровне. Если их сажать за решетку, от этого пострадают, в первую очередь, пациенты", - считает президент межрегиональной общественной организации "Лига защиты врачей" Семен Гальперин. По его словам, в экстренных ситуациях, аналогичных той, в которой оказалась Мисюрина, у врача всегда есть выбор, какие манипуляции провести, чтобы спасти жизнь пациента, однако, "выбирая тактику лечения, он не может все предусмотреть".

"Даже действие лекарств, как вы знаете, описано статистически, и они могут иметь побочные эффекты. Если врач будет обо всем этом думать, он не станет рисковать, пациенты будут умирать", - отметил эксперт.

Завотделением эндоваскулярной хирургии ГКБ№52, где работала Мисюрина, Александр Ванюков добавил, что взаимодействие врача с пациентом всегда учитывает риск и подразумевает "некую договоренность о совместном процессе". "Пациент доверяет своему врачу и руководствуется его рекомендациями. Врач же сообщает пациенту о рисках, и они должны вместе решить, идут ли они на эти риски. <...> Нет абсолютно безопасных медицинских процедур", - пояснил он.

При этом Ванюков подчеркнул, что не настаивает на полной неподсудности врачей. Наоборот, в медицинском сообществе есть запросы на формирование законодательной базы, которая бы разграничила понятия "осложнение", "врачебная ошибка" и "халатность", чтобы меры наказания по каждому из них были понятны "и не сводились к одной статье", высказал позицию эксперт.

Согласен с ним директор НИИ организации здравоохранения и медицинского менеджмента, член общественного совета при Минздраве РФ Давид Мелик-Гусейнов. По его словам, изменения требует не только действующее законодательство, но и подход самих врачей к своей работе. Необходимо повышение уровня ответственности медиков, которого можно добиться с помощью прогрессивных методов: саморегулирования и страхования, считает он. "Допустил ошибку врач - профессиональное сообщество его наказало, отозвало диплом, сертификат, лицензию, а страховая компания выплатила за эту ошибку пациенту или его родственникам какую-то компенсацию", - привел эксперт пример механизма повышения ответственности врачей.

Суд не учел всех обстоятельств и применил неоправданно жесткую статью

Почетный адвокат России, академик Российской академии естественных наук (РАЕН), доктор юридических наук Людмила Айвар считает, что в деле Мисюриной суд неверно применил нормы права. Гематолог осуждена по статье 238 УК РФ "Оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности", что предполагает умышленные действия. "В таком случае мы должны понимать, что Елена Мисюрина умышленно, делая медицинскую процедуру, совершила такие манипуляции, которые привели к смерти человека. Здравый смысл, логика и уголовный закон говорят о том, что это не так, и она должна была быть привлечена по 109-й статье уголовного кодекса "Причинение смерти по неосторожности", где другая, более щадящая, мера пресечения", - считает юрист.

Помощник президента "Лиги защиты врачей" по связям с общественностью, врач-эндокринолог Ольга Демичева добавила, что поступивший к Мисюриной пациент был "тяжелым больным с хроническим онкогематологическим заболеванием".

"При таком заболевании, как известно любому клиницисту, пациенты не только покрыты наружными и внутренними гематомами, но и достаточно часто случаются спонтанные и сложные кровотечения. Не исключена ситуация, что у пациента началось то самое спонтанное кровотечение, которое запустилось и без трепанобиопсии (манипуляция, которую проводила врач Мисюрина - прим. ТАСС). И эта клиническая ситуация судом не рассматривалась", - сказала она.

Вопрос процессуальных норм

Айвар также считает, что при разборе дела были нарушены процессуальные нормы: не была проведена судмедэкспертиза, суд принимал решение на основании протокола вскрытия, проведенного в частной клинике, не имевшей лицензии на такую экспертизу. Патологоанатомические службы в принципе должны выйти из системы здравоохранения, чтобы давать объективную оценку при установлении причин смерти человека, убеждена юрист.

Генпрокуратура уже указывала на нарушения, допущенные в ходе следствия. По мнению ведомства, собранные и исследованные доказательства не позволяют сделать однозначный вывод о доказанности вины гематолога. Поэтому прокуратура Юго-Западного административного округа Москвы 31 января 2017 г. попросила суд отменить приговор врачу- гематологу Мисюриной, освободить ее из-под стражи и вернуть уголовное дело в надзорное ведомство.

Официальный представитель Следственного комитета РФ Светлана Петренко отвергла обвинения в нарушениях процессуальных норм. Она указала на тот факт, что прокуратура внесла апелляционное представление на приговор, попросив отменить состоявшееся судебное решение по причине нарушений, допущенных в ходе следствия, только после того, как дело приобрело широкий общественный резонанс.



Подробнее на ТАСС:
http://tass.ru/proisshestviya/4926793

 



Фотоархив

Все