«ТРУНОВ, АЙВАР И ПАРТНЁРЫ»

Международная Юридическая фирма

основана в 2001 году

+7(499)158-29-17

+7(499)158-85-81

+7(499)158-65-66

info@trunov.com

Виновный по назначению

Фигурантами уголовных дел о халатности часто оказываются не те, кто должен

На этой неделе в Саратове было возбуждено уголовное дело о халатности по факту крупного пожара, ставшего причиной гибели троих детей. В недобросовестной работе заподозрили местных чиновников, которые, по версии следствия, игнорировали угрозу жизни и здоровья детей: родители злоупотребляли спиртным, а в момент возгорания мать погибших находилась в гостях. Уголовное дело о халатности или выполнении работ, не соответствующих требованиям безопасности, так или иначе следует за любым чрезвычайным происшествием. Однако, по мнению профсоюзных активистов и юристов, зачастую правоохранители лишь «назначают» виновного. «Стрелочником» может оказаться и очевидно невиновный человек, и тот, кто отвечал лишь за один из множества факторов, приведших к катастрофе.



На минувшей неделе страну взбудоражило происшествие в новосибирском детском саду, где дети отравились наркотиком. Напомним, три пятилетние девочки были госпитализированы с признаками острого отравления. Позже выяснилось, что одна из них принесла из дома пакетик с неизвестным веществом, которое оказалось спайсом. Ее отец ранее привлекался к ответственности за незаконный оборот наркотиков.
 

На руководство детсада сначала наложили дисциплинарные взыскания; начальник главного управления образования мэрии Новосибирска Наталья Копаева тогда заявила, что «прямой вины руководства здесь нет». «Никто не ведет речь о закрытии или об увольнении, но и воспитатель, и заведующая детским садом уже наказаны приказом главного управления образования выговором, потому что этот случай был допущен на территории детского сада, – сказала чиновница.
 

Однако когда общественный резонанс вокруг дела начал резко расти, власти переменили свое мнение. Управление образования Новосибирска подготовило приказ, по которому воспитателям запрещается отвлекаться во время прогулок с детьми, в том числе разговаривать по телефону; территории детсадов предписывается осматривать дважды в день, а руководители и сотрудники учреждений обязуются досматривать детей и их шкафчики на наличие запрещенных предметов. На следующий день стало известно, что против воспитателя детсада возбуждено уголовное дело по статье «Халатность».
 

«Мне кажется, у нас поиск стрелочника – национальная традиция. Очень много бывает заинтересованных в поиске ответственного за все подряд. Особенно если происходит что-то очень серьезное, с жертвами, травмами», – говорит «НИ» руководитель правового департамента Конфедерации труда России Олег Бабич. Впрочем, многие дела о халатности или выполнении работ, не отвечающих требованиям безопасности, со временем «спускаются на тормозах». Нередко это происходит, когда становится понятно, что в действиях (или бездействии) обвиняемого состав преступления просматривается с трудом.
 

Так произошло с начальником 242-го учебного центра ВДВ в Омске Олегом Пономаревым. Его признали виновным в обрушении казармы учебного центра, которое в июле унесло жизни 24 человек. Офицеру вменяли превышение должностных полномочий, повлекшее тяжкие последствия (статья 286 УК РФ). По версии следствия, он разрешил расселить солдат в плохо отремонтированную казарму.
 

Пономарев вину признал, однако за него вступились коллеги и сослуживцы. В своей петиции они указывали, что, во-первых, под приказом стоит подпись вовсе не Пономарева, а заместителя командира воинской части. Во-вторых, сам этот приказ был принят по указанию Центрального военного гарнизона. В-третьих, у Пономарева не было ни полномочий, ни необходимых знаний для того, чтобы контролировать качество ремонта; на службе он не отвечал ни за какие хозработы. В-четвертых, прежде чем санкционировать заселение солдат в злополучное здание, он попросил у строителей проверить казарму. Те серьезных недочетов не нашли – обнаружили лишь мелкие дефекты. В поддержку Пономарева был проведен митинг.
 

В начале следствия Пономарев находился в СИЗО, затем был переведен под домашний арест, а в середине сентября – отпущен под подписку о невыезде. Отметим, что в деле, помимо офицера, фигурирует еще один человек – гендиректор ООО «РемЭксСтрой», занимавшейся ремонтом казармы, Александр Дорофеев. Защитники Пономарева требовали также привлечь к ответственности чиновников квартирно-эксплуатационной части по Омску и соответствующего управления по Сибирскому военному округу, которые отвечают за техосмотры зданий, однако пока они в деле не фигурируют.



Похожим образом разворачивались события вокруг обвиняемых в крушении частного самолета французского топ-менеджера Кристофа де Маржери в аэропорту «Внуково» год назад. В деле фигурируют водитель снегоуборочной машины Владимир Мартыненко, выехавший на взлетно-посадочную полосу во время разгона самолета; старший инженер аэродромной службы аэропорта Владимир Леденев, руководитель полетов аэропорта «Внуково» Роман Дунаев, а также два диспетчера – Александр Круглов и Светлана Кривсун. Они обвинялись в нарушении правил безопасности движения и эксплуатации воздушного транспорта (статья 263 УК РФ). «На мой взгляд, внуковская катастрофа – это типичный случай попытки найти стрелочников», – говорит «НИ» Олег Бабич.
 

В начале следствия Мартыненко, Леденева и Круглова поместили под стражу, Дунаеву и Кривсун избрали меру пресечения в виде домашнего ареста. За диспетчеров вступились профсоюзные активисты: Федеральный профсоюз авиадиспетчеров России (ФПАД) провел в их поддержку несколько митингов. Коллеги фигурантов дела считали обвинения необоснованными: по их мнению, кадровая ситуация, перегруженность сотрудников, плохая техническая оснащенность диспетчерских пунктов приводят к тому, что диспетчеры не могут в полной мере контролировать ситуацию на летном поле. В итоге в конце сентября все фигуранты дела о катастрофе во «Внуково» оказались на свободе. Дело продолжают расследовать Межгосударственный авиационный комитет и российский СК.
 

Акции протеста не помогли бывшему директору Михайловского кадетского корпуса в Воронеже Александру Голомедову. Против него возбудили уголовное дело о халатности после того, как вскрылась информация о сексуальном насилии одного воспитанника кадетского корпуса над другим. В сентябре прошлого года несколько десятков воспитанников учреждения и их родителей объявили акцию протеста против увольнения Голомедова: родители арендовали автобус и «похитили» своих чад из кадетского корпуса (сделано это было, впрочем, с согласия самих мальчиков). Таким образом подростки и взрослые выразили свое отношение к преследованию директора корпуса, который, по их мнению, о происходящем в учебном заведении знать не мог. В декабре 2014 года дело о халатности дошло до суда, приговор по нему пока не вынесен.
 

«Не всегда, конечно, обвинения бывают необоснованными. Мы знаем много случаев, когда претензии предъявляются справедливые. Но проблема в том, что правоохранители останавливаются на определенном уровне и не ищут дальше. Не ищут тех, кто отвечает за систему. Одного вроде бы виноватого нашли – так пусть будет виноват за все», – говорит «НИ» Олег Бабич.
 

Так, в конце сентября был оглашен приговор по делу о катастрофе в 2011 году самолета «Як-42» с хоккеистами ярославского «Локомотива» на борту. Единственным обвиняемым в деле был заместитель гендиректора авиакомпании «Як Сервис» по организации летной работы Вадим Тимофеев. Его признали виновным в нарушении правил безопасности движения воздушного транспорта, приговорили к пяти годам колонии-поселения и тут же амнистировали. Официальный представитель СК РФ Владимир Маркин публично заявил, что Тимофеев «закрывал глаза на то, что члены экипажа «Як-42» пропускали занятия по теоретической и практической подготовке», «допускал к полетам пилота, ранее совершавшего ошибки при эксплуатации самолета», а в день катастрофы, «как и всегда, надеялся на авось».
 

Потерпевшие по уголовному делу, родственники погибших хоккеистов, были не столь категоричны: «Мы всегда считали, что этот человек невиновен», – говорила журналистам мать одного из погибших спортсменов Любовь Васюнова. Как заявлял тогда «НИ» их адвокат Игорь Трунов, потерпевшие настаивали на более тщательном расследовании и возможном привлечении к ответственности совсем других лиц: тех, кто отвечал за техническое состояние самолета, его ремонт, качество запчастей и топлива. По словам собеседника «НИ», списывая всю вину на погибших пилотов, следствие «купирует проблему качества обслуживания самолетов».
 

Другой пример ситуации, когда вся вина за катастрофу ложится на «винтик» системы, – авария в столичном метро в июле 2014 года, считает Олег Бабич. Напомним, в гибели 24 человек и ранении еще 188 обвиняются – буквально – стрелочники, ненадлежащим образом зафиксировавшие устройство соединения путей. По делу проходят старший дорожный мастер Валерий Башкатов, замначальника службы ремонта путей Алексей Трофимов, выполнявший надзор за их работой помощник дорожного мастера Юрий Гордов и замглавы «Спецтехреконструкций» Анатолий Круглов. Вчера стало известно, что обвинение закончило представлять доказательства на процессе об аварии. «Сразу вопрос – а что, это нетипично, когда рабочие вместо болта и гайки закрепляют перевод проволочкой? Наверное, это не от хорошей жизни происходит. Виновата система», – говорит Олег Бабич.
 

В некоторых случаях обвинение в ненадлежащем выполнении обязанностей становится средством избавления от неугодного сотрудника. Так, оргсекретарь независимого профсоюза медработников «Действие» Андрей Коновал напомнил «НИ» о случае акушера-гинеколога 180-й столичной поликлиники Екатерины Чацкой, активистки и участницы забастовок. В июне она пожаловалась на недоступность УЗИ для своих пациенток: электронная система записи позволяет назначить им прием как минимум на две недели вперед; при этом скорее всего срок ожидания будет еще дольше, что для пациенток с беременностью и определенными патологиями женской репродуктивной системы может быть критично. В своей жалобе г-жа Чацкая указала, что ей приходится направлять пациенток на платное обследование, хотя они вполне имеют право пройти УЗИ бесплатно. В ответ Росздравнадзор чуть не составил на Чацкую административный протокол за неинформирование о возможности бесплатной медуслуги (статья 6.30 КоАП). «Таких историй в здравоохранении – море, когда проблемы, созданные чиновниками и системой, перекладываются на врачей», – говорит «НИ» Андрей Коновал.

http://www.newizv.ru/accidents/2015-10-15/228973-vinovnyj-po-naznacheniju.html



Фотоархив

Все